Для сдачи ЕГЭ и ГИА персональные данные не нужны

Для сдачи ЕГЭ и ГИА персональные данные не нужны 09.06.2017

Для сдачи ЕГЭ и ГИА персональные данные не нужны


avatar МРС.jpg


---------------------------------------------------

Министру образования и науки

Российской Федерации

Д. В. Ливанову

Россия, 125993, Москва,

улица Тверская, дом 11, ГСП-3

E-mail: info@mon.gov.ru

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 426 «25» марта 2015 г.


Уважаемый Дмитрий Викторович!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

Суть обращения сводится к следующему. Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных. Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее - ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Но данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу.

В связи с обращением родителей и нечёткостью и однозначностью формулировок указанного разъяснения, просим Вас дать дополнительные разъяснения по следующим вопросу:

1. Каков порядок допуска и участия в государственной итоговой аттестации и едином государственном экзамене, при отсутствии согласия на обработку персональных данных?

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин


МОД_МРС_ ¦426 ОТВЕТ. Минобрнауки РФ. ГИА и ЕГЭ. - 0001.jpg


МОД_МРС_ ¦426 ОТВЕТ. Минобрнауки РФ. ГИА и ЕГЭ. - 0002.jpg


avatar МРС.jpg

Генеральному

Прокурору

Российской Федерации

Ю. Я. Чайке

125993, ГСП-3, Россия, Москва

ул. Б. Дмитровка, 15а.

Интернет - приемная:

http://genproc.gov.ru/contacts/ipriem/send/

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 440 «27» апреля 2015 г.

ЖАЛОБА

Уважаемый Юрий Яковлевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

Суть обращения сводится к следующему. Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных. Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки Российской Федерации с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

13 апреля 2015 года в наш адрес было направлено письмо, подписанное заместителем директора Департамента управления программами и конкурсных процедур Минобрнауки России О.А.Лесиной, содержащее ответы на ряд поставленных нами вопросов.

Из сути ответа следует, что участники ГИА и ЕГЭ, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных, будут допущены до указанных процедур, однако, далее в письме указывается, что результаты ГИА таких обучающихся будут отсутствовать в ФИС и РИС, что повлечет за собой ограничение их прав в части поступления на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата и программам специалитета.

Таким образом, позиция Минобрнауки России сводится к тому, что в настоящее время существует дискриминация по признаку дачи/не дачи согласия на обработку персональных данных. Такая позиция не может быть признана законной, и возможность получения высшего образования не может ставиться в зависимость от внесения каких-либо сведений в ФИС и РИС.

Важнейшей функцией Российской Федерации как социального государства является обеспечение права каждого на образование, в том числе высшего, общедоступность и бесплатность которого в государственных или муниципальных образовательных учреждениях гарантируется (статья 43, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации) на основе конституционного принципа юридического равенства.

Закрепляя право на образование и в качестве одного из его элементов - право на общедоступное и бесплатное образование в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, Конституция Российской Федерации непосредственно определяет и систему гарантирования этого права, предполагающую в том числе, что государство и муниципальные образования - исходя из конституционного требования общедоступности образования независимо от места жительства - обязаны сохранять равный доступ для всех желающих получить такое образование.

Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (принята Генеральной конференцией ЮНЕСКО 14 декабря 1960 года) и статья 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах доступность образования определяют как равные для всех права и возможности его получения, что предполагает не только экономическую доступность (в частности, установление бесплатного начального образования), но и физическую доступность, под которой названные акты понимают безопасную физическую досягаемость образования либо посредством посещения учебного заведения, находящегося на разумном географическом удалении, либо путем получения доступа к современным технологиям.

Применительно к конституционному праву на общедоступное и бесплатное образование в системной связи с конституционным принципом равенства это означает, что каждый имеет равную с другими, не зависящую от социального происхождения, места жительства, а также иных обстоятельств, возможность развития личности, а равенство возможностей при получении образования предполагает равный доступ в существующие государственные или муниципальные образовательные учреждения.

В соответствии с ч.1 статьи 55 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", Прием на обучение в организацию, осуществляющую образовательную деятельность, проводится на принципах равных условий приема для всех поступающих.

Согласно ч.8 статьи 55 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", порядок приема на обучение по образовательным программам каждого уровня образования устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования. Во исполнение данного положения закона Минобрнауки России 09 января 2013 года был издан Приказ №3 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры на 2014/15 учебный год". Раздел V данного Приказа называется «Прием документов, необходимых для поступления» и не содержит положений, ограничивающих права поступающих, сведения о которых отсутствуют в ФИС и РИС.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 10, 21 ФЗ «О прокуратуре РФ», прошу:

1. Провести проверку по изложенным выше обстоятельствам и принять меры прокурорского реагирования, направленные на недопущение нарушения прав граждан, отказавшихся дать согласие на обработку персональных данных при сдаче ГИА и ЕГЭ, на получение высшего образования.

2. Признать незаконной позицию Минобрнауки России о том, что отсутствие в ФИС и РИС сведений о сдаче ГИА и ЕГЭ, может повлечь за собой ограничение прав граждан в части поступления на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата и программам специалитета.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин



МОД_МРС_ №440 ОТВЕТ 1. Генпрокурору РФ. Дело по ГИА и ЕГЭ..jpg


МОД_МРС_ №440 ОТВЕТ 2. Генпрокурору РФ. Дело по ГИА и ЕГЭ..jpg


МОД_МРС_ ¦440 ОТВЕТ 3. Генпрокурору РФ. Дело по ГИА и ЕГЭ. - 0001.jpg


МОД_МРС_ ¦440 ОТВЕТ 3. Генпрокурору РФ. Дело по ГИА и ЕГЭ. - 0002.jpg


МОД_МРС_ №440 ОТВЕТ 4. Генпрокурору РФ. Дело по ГИА и ЕГЭ..jpg


LogoМежрегиональное.png


Генеральному

Прокурору

Российской Федерации

Ю. Я. Чайке

125993, ГСП-3, Россия, Москва

ул. Б. Дмитровка, 15а.

Интернет - приемная:

http://genproc.gov.ru/contacts/ipriem/send/


Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 455 «03» июля 2015 г.

________________________________________________-

ЖАЛОБА

Уважаемый Юрий Яковлевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

Суть обращения сводится к следующему. Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных. Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки Российской Федерации с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

13 апреля 2015 года в наш адрес было направлено письмо, подписанное заместителем директора Департамента управления программами и конкурсных процедур Минобрнауки России О.А.Лесиной, содержащее ответы на ряд поставленных нами вопросов.

Из сути ответа следует, что участники ГИА и ЕГЭ, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных, будут допущены до указанных процедур, однако, далее в письме указывается, что результаты ГИА таких обучающихся будут отсутствовать в ФИС и РИС, что повлечет за собой ограничение их прав в части поступления на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата и программам специалитета.

Таким образом, позиция Минобрнауки России сводится к тому, что в настоящее время существует дискриминация по признаку дачи/не дачи согласия на обработку персональных данных. Такая позиция не может быть признана законной, и возможность получения высшего образования не может ставиться в зависимость от внесения каких-либо сведений в ФИС и РИС.

Важнейшей функцией Российской Федерации как социального государства является обеспечение права каждого на образование, в том числе высшего, общедоступность и бесплатность которого в государственных или муниципальных образовательных учреждениях гарантируется (статья 43, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации) на основе конституционного принципа юридического равенства.

Закрепляя право на образование и в качестве одного из его элементов - право на общедоступное и бесплатное образование в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, Конституция Российской Федерации непосредственно определяет и систему гарантирования этого права, предполагающую в том числе, что государство и муниципальные образования - исходя из конституционного требования общедоступности образования независимо от места жительства - обязаны сохранять равный доступ для всех желающих получить такое образование.

Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (принята Генеральной конференцией ЮНЕСКО 14 декабря 1960 года) и статья 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах доступность образования определяют как равные для всех права и возможности его получения, что предполагает не только экономическую доступность (в частности, установление бесплатного начального образования), но и физическую доступность, под которой названные акты понимают безопасную физическую досягаемость образования либо посредством посещения учебного заведения, находящегося на разумном географическом удалении, либо путем получения доступа к современным технологиям.

Применительно к конституционному праву на общедоступное и бесплатное образование в системной связи с конституционным принципом равенства это означает, что каждый имеет равную с другими, не зависящую от социального происхождения, места жительства, а также иных обстоятельств, возможность развития личности, а равенство возможностей при получении образования предполагает равный доступ в существующие государственные или муниципальные образовательные учреждения.

В соответствии с ч.1 статьи 55 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", Прием на обучение в организацию, осуществляющую образовательную деятельность, проводится на принципах равных условий приема для всех поступающих.

Согласно ч.8 статьи 55 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", порядок приема на обучение по образовательным программам каждого уровня образования устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования. Во исполнение данного положения закона Минобрнауки России 09 января 2013 года был издан Приказ №3 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры на 2014/15 учебный год". Раздел V данного Приказа называется «Прием документов, необходимых для поступления» и не содержит положений, ограничивающих права поступающих, сведения о которых отсутствуют в ФИС и РИС.

Указанные обстоятельства были изложены нами в жалобе на Ваше имя. Учитывая, что из ответа явно вытекает, что Рособрнадзор не только не в состоянии защитить права граждан, но и не скрывая подтверждает факт наличия дискриминации в сфере образования. Указанный орган не в состоянии устранить нарушения прав граждан и совершенно не обращает внимание на противоречие сделанных выводов Конституции Российской Федерации и закону "Об образовании в Российской Федерации". Именно в связи с указанными обстоятельствами мы просили провести проверку всех обстоятельств органами прокуратуры без пересылки нашей жалобы в иные органы.

Подчинённый Вам сотрудник (М.В.Зайцева) письмом от 05.05.2015г. сообщила нам, что вновь принято решение о перенаправлении нашей жалобы в Минобрнауки России. Оттуда 25.05.2015г. наша жалоба была перенаправлена в Рособрнадзор.

19 июня 2015 году в наш адрес из Рообрнадзора был направлен ответ. Как мы и предполагали, ответ получился немотивированным, путанным и юридически необоснованным. Более того, ряд поставленных в жалобе вопросов оставлен без рассмотрения.

Прежде всего, обращаем внимание, что в своей жалобе мы ставили вопрос не только относительно производства ГИА, но и относительно ЕГЭ. Из ответа же видно, что вопрос относительно возможности проведения и участия в ЕГЭ без предоставления персональных данных, а также вопросы о возможности выдачи результатов ЕГЭ в бумажном виде и последующем поступлении в вуз, оставлены без ответа. Поэтому в этой части проведённая проверка уже должна быть признана неполной.

Далее автор ответа, рассуждая о процедуре ГИА, указывает, что отказ выпускников, проходящих ГИА, от обработки персональных данных влечёт за собой невозможность исполнения вузом требований Порядка приема об осуществлении проверки, предусмотренной пунктом 76 указанного порядка. Речь в данном случае идёт о Приказ Минобрнауки России от 28.07.2014 N 839 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры на 2015/16 учебный год" (Зарегистрировано в Минюсте России 25.08.2014 N 33799) (далее Порядок приёма). Из самого названия нормативного акта видно, что он регламентирует вопросы, касающиеся поступления в образовательные организации, осуществляющие обучение по образовательным программам высшего образования (далее вузы). Поэтому ссылка на данный нормативный акт, когда речь идёт о ГИА, выглядит некорректной.

Автор ответа явно пытается ввести нас в заблуждение, поскольку приведённый нормативный даже не упоминает ГИА, а поступление в вуз возможно только после и по результатам прохождения ЕГЭ. Относительно же ЕГЭ сотрудник Рособрнадзора в ответе ничего не указывает.

Следующий момент, на который необходимо обратить внимание, это неправильная трактовка указанного Порядка приёма. Ссылаясь на пункт 76 Порядка приёма, автор ответа делает вывод, что проверка подлинности поданных документов (видимо, автором имеется в виду подлинность ЕГЭ) может быть осуществлена только путём обращения в соответствующие государственные информационные системы (далее ГИС). А поскольку туда данные могут быть внесены только при наличии разрешения на обработку персональных данных, то их отсутствие делает невозможным внесение данных о ЕГЭ в ГИС, проверку их подлинности, что, в свою очередь препятствует исполнению вузом требований Порядка приёма и как следствие – невозможность приёма выпускника в вуз. Но такой вывод не основан на той норме, на которую ссылается и.о. начальника управления А.У. Асаева.

Если внимательно прочитать пункт 76 Порядка приёма, то очевидно, что проверка подлинности может быть осуществлена и путём обращения в государственные (муниципальные) органы и организации, что свидетельствует о том, что отсутствие данных о ЕГЭ в ГИС не препятствует проверке подлинности их результатов. Нам понятно, что чиновникам проще вместо направления запроса куда-то, провести проверку путём нажатия нескольких кнопок на клавиатуре компьютера, но это никоим образом не может и не должно нарушать права граждан.

Иное понимание и толкование указанного пункта Порядка приёма ведёт к дискриминации граждан, нарушении их прав, установленных ст. 43 Конституции Российской Федерации и ФЗ "Об образовании в Российской Федерации". Ведь как следует из ответа, предлагаемая трактовка затрудняет выпускникам доступ к высшему образованию, поскольку им перед поступлением в вуз предлагается окончить поучиться в образовательной организации среднего профессионального образования.

Таким образом, проведённая проверка является неполной, а принятое по её результатам решение – незаконным и необоснованным, что влечёт необходимость проведения новой углублённой проверки всех наших доводов.

При проведении новой проверки необходимо проанализировать и высказать суждения по следующим затронутым в нашем обращении и последующей жалобе вопросам:

1. Предусмотрена ли действующим законодательством выдача результатов ЕГЭ в бумажном виде.

2. Где хранятся подлинники заполненных в ходе выполнения ЕГЭ бланков.

3. Где хранятся протоколы о результатах рассмотрения и оценки результатов ЕГЭ на бумажных носителях (протоколы ГЭК и пр.).

Ответы на указанные вопросы со всей очевидностью подтвердят, что проверка подлинности результатов ЕГЭ возможна на основании ответа, полученного из Государственной экзаменационной комиссии субъекта Российской Федерации или из Рособрнадзора, осуществлявшего проверку результатов ЕГЭ.

Приведённые обстоятельства со всей очевидностью свидетельствуют о том, что отсутствие согласия на обработку персональных данных не должно и не может повлечь ограничение прав граждан на поступление после окончания 11 классов в образовательную организацию, осуществляющую обучение по образовательным программам высшего образования – программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 10, 21 ФЗ «О прокуратуре РФ», прошу:

1. Провести проверку по изложенным выше обстоятельствам и принять меры прокурорского реагирования, направленные на недопущение нарушения прав граждан, отказавшихся дать согласие на обработку персональных данных при сдаче ГИА и ЕГЭ, на получение высшего образования.

2. Признать незаконной позицию Минобрнауки России о том, что отсутствие в ФИС и РИС сведений о сдаче ГИА и ЕГЭ, может повлечь за собой ограничение прав граждан в части поступления на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата и программам специалитета.

3. Признать незаконной позицию Рособрнадзора о том, что отсутствие согласия на обработку персональных данных, влечёт невозможность поступления сразу после окончания 11 классов в образовательную организацию, осуществляющую обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры.

4. Признать незаконным и нарушающим права граждан понимание Минобрнауки России и Рособрнадзором действующего законодательства, как препятствующего выдаче результатов ГИА и ЕГЭ в письменном виде.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

Приложение Ответ 01-52-1242/10-1367 от 19.06.2015

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин



МОД_МРС_ №455 ОТВЕТ 1. Генпрокурору РФ. Дело по ГИА и ЕГЭ..jpg

МОД_МРС_ №455 ОТВЕТ 2. Генпрокурору РФ. Дело по ГИА и ЕГЭ. - 0001.jpg


МОД_МРС_ №455 ОТВЕТ 2. Генпрокурору РФ. Дело по ГИА и ЕГЭ. - 0002.jpg


avatar МРС.jpg

____________________________________________

Генеральному

Прокурору

Российской Федерации

Ю. Я. Чайке

125993, ГСП-3, Россия, Москва

ул. Б. Дмитровка, 15а.

Интернет - приемная:

http://genproc.gov.ru/contacts/ipriem/send/

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 476 «30» октября 2015 г.


ЖАЛОБА

Уважаемый Юрий Яковлевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

В очередной раз вынуждены к Вам обратиться с жалобой, поскольку все предыдущие обращения не содержат в себе ответов на поставленные нами вопросы.

Вся предыдущая переписка свелась к тому, что заинтересованные ведомства, в которые вы пересылаете наши жалобы, не обращая внимание на наши доводы о нарушении прав граждан, описывают саму процедуру производства государственной аттестации.

Мы в очередной раз просим не пересылать нашу жалобу(!!!), а рассмотреть её в Вашем ведомстве, поскольку её пересылка в учреждения, действия и решения которых обжалуются, не соответствует требованиям закона.

Суть всех наших предыдущих обращений сводится к следующему.

Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных.

Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки Российской Федерации с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

13 апреля 2015 года в наш адрес было направлено письмо, подписанное заместителем директора Департамента управления программами и конкурсных процедур Минобрнауки России О.А.Лесиной, содержащее ответы на ряд поставленных нами вопросов.

Из сути ответа следует, что участники ГИА и ЕГЭ, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных, будут допущены до указанных процедур, однако, далее в письме указывается, что результаты ГИА таких обучающихся будут отсутствовать в ФИС и РИС, что повлечет за собой ограничение их прав в части поступления на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата и программам специалитета.

Таким образом, позиция Минобрнауки России сводится к тому, что в настоящее время существует дискриминация по признаку дачи/не дачи согласия на обработку персональных данных(!).

Такая позиция не может быть признана законной(!!!), и возможность получения высшего образования не может ставиться в зависимость от внесения каких-либо сведений в ФИС и РИС.

Важнейшей функцией Российской Федерации как социального государства является обеспечение права каждого на образование, в том числе высшего, общедоступность и бесплатность которого в государственных или муниципальных образовательных учреждениях гарантируется (статья 43, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации) на основе конституционного принципа юридического равенства.

Закрепляя право на образование и в качестве одного из его элементов - право на общедоступное и бесплатное образование в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, Конституция Российской Федерации непосредственно определяет и систему гарантирования этого права, предполагающую в том числе, что государство и муниципальные образования - исходя из конституционного требования общедоступности образования независимо от места жительства - обязаны сохранять равный доступ для всех желающих получить такое образование.

Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (принята Генеральной конференцией ЮНЕСКО 14 декабря 1960 года) и статья 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах доступность образования определяют как равные для всех права и возможности его получения, что предполагает не только экономическую доступность (в частности, установление бесплатного начального образования), но и физическую доступность(!), под которой названные акты понимают безопасную физическую досягаемость образования либо посредством посещения учебного заведения, находящегося на разумном географическом удалении, либо путем получения доступа к современным технологиям.

Применительно к конституционному праву на общедоступное и бесплатное образование в системной связи с конституционным принципом равенства это означает, что каждый имеет равную с другими, не зависящую от социального происхождения, места жительства, а также иных обстоятельств(!), возможность развития личности, а равенство возможностей(!!!) при получении образования предполагает равный доступ в существующие государственные или муниципальные образовательные учреждения.

В соответствии с ч.1 статьи 55 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", Прием на обучение в организацию, осуществляющую образовательную деятельность, проводится на принципах равных условий приема для всех поступающих.

Согласно ч.8 статьи 55 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", порядок приема на обучение по образовательным программам каждого уровня образования устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования. Во исполнение данного положения закона Минобрнауки России 09 января 2013 года был издан Приказ №3 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры на 2014/15 учебный год". Раздел V данного Приказа называется «Прием документов, необходимых для поступления» и не содержит положений(!!!), ограничивающих права поступающих, сведения о которых отсутствуют в ФИС и РИС.

Указанные обстоятельства были изложены нами в жалобе на Ваше имя. Учитывая, что из ответа явно вытекает, что Рособрнадзор не только не в состоянии защитить права граждан(!), но и не скрывая подтверждает факт наличия дискриминации(!!!) в сфере образования. Указанный орган не в состоянии устранить нарушения прав граждан и совершенно не обращает внимание на противоречие(!!!) сделанных выводов Конституции Российской Федерации и закону "Об образовании в Российской Федерации". Именно в связи с указанными обстоятельствами мы просили провести проверку всех обстоятельств органами прокуратуры без пересылки нашей жалобы в иные органы.

Подчинённый Вам сотрудник (М.В.Зайцева) письмом от 05.05.2015г. сообщила нам, что вновь принято решение о перенаправлении нашей жалобы в Минобрнауки России. Оттуда 25.05.2015г. наша жалоба была перенаправлена в Рособрнадзор.

19 июня 2015 году в наш адрес из Рообрнадзора был направлен ответ. Как мы и предполагали, ответ получился немотивированным, путанным и юридически необоснованным. Более того, ряд поставленных в жалобе вопросов оставлен без рассмотрения.

Обжаловав последний опять в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, мы вновь получили ответ не от надзорного органа, а из Минобрнауки России, действия которого, по сути, и обжалуются. Причём в наш адрес был направлен не ответ по сути рассмотрения доводов нашей жалобы, а лишь некое разъяснение. Получается, что последний ответ из Минобрнауки России от 27.08.2015г. не является ответом на нашу жалобу, не содержит какой-либо реакции на просьбу о признании незаконными(!!!) ранее состоявшихся решений.

Нашу озабоченность вызвала та ситуация, что отказ от дачи согласия на обработку персональных данных (что является предусмотренным законом правом) лишает выпускников права на поступление в высшее учебное заведение.

Из последнего же ответа лишь следует, что выдача результатов ЕГЭ в бумажном виде в настоящее время не предусмотрена. Но указанное положение никоим образом не может рассматриваться в качестве ограничивающего права на поступление в вуз.

Обжалуя предыдущий ответ Рособрнадзора России мы указывали, что автор ответа, рассуждая о процедуре ГИА, указывает, что отказ выпускников проходящих ГИА, от обработки персональных данных влечёт за собой невозможность исполнения вузом требований Порядка приема об осуществлении проверки, предусмотренной пунктом 76 указанного порядка. Речь в данном случае идёт о Приказе Минобрнауки России от 28.07.2014 N 839 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры на 2015/16 учебный год" (Зарегистрировано в Минюсте России 25.08.2014 N 33799) (далее Порядок приёма). Из самого названия нормативного акта видно, что он регламентирует вопросы, касающиеся поступления в образовательные организации, осуществляющие обучение по образовательным программам высшего образования (далее вузы). Поэтому ссылка на данный нормативный акт, когда речь идёт о ГИА, выглядит некорректной(!).

Автор ответа явно пытается ввести нас в заблуждение, поскольку приведённый нормативный акт даже не упоминает ГИА, а поступление в вуз возможно только после и по результатам прохождения ЕГЭ. Относительно же ЕГЭ сотрудник Рособрнадзора в ответе ничего не указывает.

Следующий момент, на который необходимо обратить внимание, это неправильная трактовка указанного Порядка приёма. Ссылаясь на пункт 76 Порядка приёма, автор ответа делает вывод, что проверка подлинности поданных документов (видимо, автором имеется в виду подлинность ЕГЭ) может быть осуществлена только путём обращения в соответствующие государственные информационные системы (далее ГИС). А поскольку туда данные могут быть внесены только при наличии разрешения на обработку персональных данных, то их отсутствие делает невозможным внесение данных о ЕГЭ в ГИС, проверку их подлинности, что, в свою очередь препятствует исполнению вузом требований Порядка приёма и как следствие – невозможность приёма выпускника в вуз. Но такой вывод не основан на той норме, на которую ссылается и.о. начальника управления А.У. Асаева.

Если внимательно прочитать пункт 76 Порядка приёма, то очевидно, что проверка подлинности может быть осуществлена и путём обращения в государственные (муниципальные) органы и организации, что свидетельствует о том, что отсутствие данных о ЕГЭ в ГИС не препятствует(!!!) проверке подлинности их результатов. Нам понятно, что чиновникам проще вместо направления запроса куда-то, провести проверку путём нажатия нескольких кнопок на клавиатуре компьютера, но это никоим образом не может и не должно нарушать(!!!) права граждан.

Иное понимание и толкование указанного пункта Порядка приёма ведёт к дискриминации граждан(!!!), нарушении их прав, установленных ст. 43 Конституции Российской Федерации и ФЗ "Об образовании в Российской Федерации". Ведь как следует из ответа, предлагаемая трактовка затрудняет выпускникам доступ к высшему образованию, поскольку им перед поступлением в вуз предлагается окончить образовательную организацию среднего профессионального образования.

Приведённые обстоятельства со всей очевидностью свидетельствуют о том, что отсутствие согласия на обработку персональных данных не должно и не может повлечь ограничение прав граждан на поступление, после окончания 11 классов, в образовательную организацию, осуществляющую обучение по образовательным программам высшего образования – программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры. Нельзя перекладывать на плечи выпускников (да и законом это не предусмотрено) обязанность по подтверждению достоверности о том, что они сдали ЕГЭ, ведь если у вуза есть сомнения в этом, то как мы указали выше существует механизм проверки указанной информации.

Кроме всего ранее сказанного, является неправильным принятое решение о том, что выдача результатов ЕГЭ в бумажном виде более не нужна(!!!). У школьников и родителей всегда должна существовать альтернатива: получить сведения в электронном или бумажном виде.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 10, 21 ФЗ «О прокуратуре РФ»,

ПРОШУ :

1. Провести проверку по изложенным выше обстоятельствам и принять меры прокурорского реагирования, направленные на недопущение нарушения прав граждан, отказавшихся дать согласие на обработку персональных данных при сдаче ГИА и ЕГЭ, на получение высшего образования.

2. Признать незаконной позицию Минобрнауки России о том, что отсутствие в ФИС и РИС сведений о сдаче ГИА и ЕГЭ, может повлечь за собой ограничение прав граждан в части поступления на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата и программам специалитета.

3. Признать незаконной позицию Рособрнадзора о том, что отсутствие согласия на обработку персональных данных, влечёт невозможность поступления сразу после окончания 11 классов в образовательную организацию, осуществляющую обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры.

4. Признать необходимым, внести в существующий Порядок проведения государственной аттестации положение об обязательности выдачи результатов ГИА и ЕГЭ в письменном виде.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

Приложение:

1. Ответ 01-52-1242/10-1367 от 19.06.2015;

2. Ответ Минобрнауки России от 27.08.2015г.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин


МОД_МРС_ ¦476 ОТВЕТ 1. Генпрокурору РФ о дискриминации в ЕГЭ и ГИА..jpg

МОД_МРС_ ¦476 ОТВЕТ 2. Генпрокурору РФ о дискриминации в ЕГЭ и ГИА. - 0001.jpg


МОД_МРС_ ¦476 ОТВЕТ 2. Генпрокурору РФ о дискриминации в ЕГЭ и ГИА. - 0002.jpg

avatar МРС.jpg

----------------------------------------------

Президенту

Российской Федерации

В. В. Путину

103132, Москва,

ул. Ильинка, 23, подъезд 11

Интернет-приемная:

http://обращения.президент.рф


Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 510 «19» февраля 2016 г.



Уважаемый Владимир Владимирович!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

В очередной раз вынуждены к Вам обратиться с жалобой, поскольку все предыдущие обращения не содержат в себе ответов на поставленные нами вопросы.

Вся предыдущая переписка свелась к тому, что заинтересованные ведомства, в которые вы пересылаете наши жалобы, не обращая внимание на наши доводы о нарушении прав граждан, описывают саму процедуру производства государственной аттестации.

Мы в очередной раз просим не пересылать нашу жалобу(!!!), а рассмотреть её в Вашем ведомстве, поскольку её пересылка в учреждения, действия и решения которых обжалуются, не соответствует требованиям закона.

Суть всех наших предыдущих обращений сводится к следующему.

Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных.

Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки Российской Федерации с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

13 апреля 2015 года в наш адрес было направлено письмо, подписанное заместителем директора Департамента управления программами и конкурсных процедур Минобрнауки России О.А.Лесиной, содержащее ответы на ряд поставленных нами вопросов.

Из сути ответа следует, что участники ГИА и ЕГЭ, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных, будут допущены до указанных процедур, однако, далее в письме указывается, что результаты ГИА таких обучающихся будут отсутствовать в ФИС и РИС, что повлечет за собой ограничение их прав в части поступления на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата и программам специалитета.

Таким образом, позиция Минобрнауки России сводится к тому, что в настоящее время существует дискриминация по признаку дачи/не дачи согласия на обработку персональных данных(!).

30 декабря 2015 года в направленном в наш адрес ответе О.А.Лесина вновь подтвердила, что отсутствие данных о результатах ГИА, в том числе в форме ЕГЭ, в информационных системах не позволяет образовательной организации в полной мере осуществлять свои полномочия в части приема граждан на обучение по программам бакалавриата и специалитета. При этом автор ответа подчеркнула, что Порядок приема, а также Правила формирования и ведения информационных систем, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2013 г. № 755, являются нормативными правовыми актами, изданными в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», который, в свою очередь, издан в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Такая позиция и обосновывающие её нормативные правовые акты не могут быть признаны законными(!!!), и возможность получения высшего образования не может ставиться в зависимость от внесения каких-либо сведений в ФИС и РИС.

Важнейшей функцией Российской Федерации как социального государства является обеспечение права каждого на образование, в том числе высшего, общедоступность и бесплатность которого в государственных или муниципальных образовательных учреждениях гарантируется (статья 43, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации) на основе конституционного принципа юридического равенства.

Закрепляя право на образование и в качестве одного из его элементов - право на общедоступное и бесплатное образование в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, Конституция Российской Федерации непосредственно определяет и систему гарантирования этого права, предполагающую в том числе, что государство и муниципальные образования - исходя из конституционного требования общедоступности образования независимо от места жительства - обязаны сохранять равный доступ для всех желающих получить такое образование.

Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (принята Генеральной конференцией ЮНЕСКО 14 декабря 1960 года) и статья 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах доступность образования определяют как равные для всех права и возможности его получения, что предполагает не только экономическую доступность (в частности, установление бесплатного начального образования), но и физическую доступность(!), под которой названные акты понимают безопасную физическую досягаемость образования либо посредством посещения учебного заведения, находящегося на разумном географическом удалении, либо путем получения доступа к современным технологиям.

Применительно к конституционному праву на общедоступное и бесплатное образование в системной связи с конституционным принципом равенства это означает, что каждый имеет равную с другими, не зависящую от социального происхождения, места жительства, а также иных обстоятельств(!), возможность развития личности, а равенство возможностей(!!!) при получении образования предполагает равный доступ в существующие государственные или муниципальные образовательные учреждения.

В соответствии с ч.1 статьи 55 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", прием на обучение в организацию, осуществляющую образовательную деятельность, проводится на принципах равных условий приема для всех поступающих.

Согласно ч.8 статьи 55 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", порядок приема на обучение по образовательным программам каждого уровня образования устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования. Во исполнение данного положения закона Минобрнауки России 28 июля 2014 года был издан Приказ N 839 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры на 2015/16 учебный год". Раздел V I данного Приказа называется «Прием документов, необходимых для поступления» и не содержит положений(!!!), ограничивающих права поступающих, сведения о которых отсутствуют в ФИС и РИС.

Указанные обстоятельства были изложены нами в жалобе на имя Генерального прокурора Российской Федерации, который устранился от её рассмотрения и перенаправил её в Минобрнауки России, откуда были получены указанные выше ответы. Из ответов явно вытекает, что ни Минобрнауки России, ни Рособрнадзор не только не в состоянии защитить права граждан(!), но и не скрывая подтверждают факт наличия дискриминации(!!!) в сфере образования. Указанные органы не в состоянии устранить нарушения прав граждан и совершенно не обращают внимание на указанные нами противоречие(!!!) между положениями Конституции Российской Федерации и нормативными правовыми актами принятыми Правительством Российской Федерации. Именно в связи с указанными обстоятельствами мы просили провести проверку всех обстоятельств.

19 июня 2015 году нами был получен ответ из Рообрнадзора (который также рассмотрел наше обращение, перенаправленное из Генеральной прокуратуры Российской Федерации). Как мы и предполагали, ответ получился немотивированным, путанным и юридически необоснованным. Более того, ряд поставленных в жалобе вопросов оставлен без рассмотрения.

Обжаловав последний опять в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, мы вновь получили ответ не от надзорного органа, а из Минобрнауки России, действия которого, по сути, и обжалуются. Причём в наш адрес был направлен не ответ по сути рассмотрения доводов нашей жалобы, а лишь некое разъяснение. Получается, что последний ответ из Минобрнауки России от 27.08.2015г. не является ответом на нашу жалобу, не содержит какой-либо реакции на просьбу о признании незаконными(!!!) ранее состоявшихся решений.

Нашу озабоченность вызвала та ситуация, что отказ от дачи согласия на обработку персональных данных (что является предусмотренным законом правом) лишает выпускников права на поступление в высшее учебное заведение.

Из последнего же ответа лишь следует, что выдача результатов ЕГЭ в бумажном виде в настоящее время не предусмотрена. Но указанное положение никоим образом не может рассматриваться в качестве ограничивающего права на поступление в вуз.

Обжалуя предыдущий ответ Рособрнадзора России мы указывали, что автор ответа, рассуждая о процедуре ГИА, указывает, что отказ выпускников проходящих ГИА, от обработки персональных данных влечёт за собой невозможность исполнения вузом требований Порядка приема об осуществлении проверки, предусмотренной пунктом 76 указанного порядка. Речь в данном случае идёт о Приказе Минобрнауки России от 28.07.2014 N 839 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры на 2015/16 учебный год" (Зарегистрировано в Минюсте России 25.08.2014 N 33799) (далее Порядок приёма).

Ссылаясь на пункт 76 Порядка приёма, автор ответа делает вывод, что проверка подлинности поданных документов (видимо, автором имеется в виду подлинность ЕГЭ) может быть осуществлена только путём обращения в соответствующие государственные информационные системы (далее ГИС). А поскольку туда данные могут быть внесены только при наличии разрешения на обработку персональных данных, то их отсутствие делает невозможным внесение данных о ЕГЭ в ГИС, проверку их подлинности, что, в свою очередь препятствует исполнению вузом требований Порядка приёма и как следствие – невозможность приёма выпускника в вуз. Но такой вывод не основан на той норме, на которую ссылается и.о. начальника управления А.У. Асаева.

Если внимательно прочитать пункт 76 Порядка приёма, то очевидно, что проверка подлинности может быть осуществлена и путём обращения в государственные (муниципальные) органы и организации, что свидетельствует о том, что отсутствие данных о ЕГЭ в ГИС не препятствует(!!!) проверке подлинности их результатов. Нам понятно, что чиновникам проще вместо направления запроса куда-то, провести проверку путём нажатия нескольких кнопок на клавиатуре компьютера, но это никоим образом не может и не должно нарушать(!!!) права граждан.

Иное понимание и толкование указанного пункта Порядка приёма ведёт к дискриминации граждан(!!!), нарушении их прав, установленных ст. 43 Конституции Российской Федерации и ФЗ "Об образовании в Российской Федерации". Ведь как следует из ответа, предлагаемая трактовка затрудняет выпускникам доступ к высшему образованию, поскольку им перед поступлением в вуз предлагается окончить образовательную организацию среднего профессионального образования.

Приведённые обстоятельства со всей очевидностью свидетельствуют о том, что отсутствие согласия на обработку персональных данных не должно и не может повлечь ограничение прав граждан на поступление, после окончания 11 классов, в образовательную организацию, осуществляющую обучение по образовательным программам высшего образования – программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры. Нельзя перекладывать на плечи выпускников (да и законом это не предусмотрено) обязанность по подтверждению достоверности о том, что они сдали ЕГЭ, ведь если у вуза есть сомнения в этом, то как мы указали выше, существует механизм проверки указанной информации.

Кроме всего ранее сказанного, является неправильным принятое решение о том, что выдача результатов ЕГЭ в бумажном виде более не нужна(!!!). У школьников и родителей всегда должна существовать альтернатива: получить сведения в электронном или бумажном виде.

Владимир Владимирович, на основании вышеизложенного, просим Вас дать поручение Правительству Российской Федерации усовершенствовать законодательство в указанной сфере. Необходимо законодательно предусмотреть возможность получения выпускниками сведений о сдаче ЕГЭ на бумажном носителе, а в Порядке приема на обучение по образовательным программам высшего образования необходимо предусмотреть возможность осуществления проверки сведений о сдаче ЕГЭ не только путём обращения в информационные системы (ГИС и РИС), но и путём ознакомления с подлинником бумажного документа, содержащим указанные сведения.

Приложение:

1. Ответ 01-52-1242/10-1367 от 19.06.2015;

2. Ответ Минобрнауки России от 27.08.2015г.

3. Ответ Минобрнауки России от 30.12.2015г.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин


МОД_МРС_ ¦510 ОТВЕТ 1. Президенту РФ о дискриминации в ЕГЭ и ГИА..jpg

МОД_МРС_ ¦513 ОТВЕТ 1. Председателю правительства РФ о дискриминации в ЕГЭ и ГИА..jpg


avatar МРС.jpg


Председателю

Правительства

Российской Федерации

Д.А.Медведеву

103274, Москва,

Краснопресненская наб., д.2, стр. 2

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 513 «09» марта 2016 г.

----------------------------------------

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

В очередной раз вынуждены к Вам обратиться с жалобой, поскольку все предыдущие обращения не содержат в себе ответов на поставленные нами вопросы.

Вся предыдущая переписка свелась к тому, что заинтересованные ведомства, в которые вы пересылаете наши жалобы, не обращая внимание на наши доводы о нарушении прав граждан, описывают саму процедуру производства государственной аттестации.

Мы в очередной раз просим не пересылать нашу жалобу(!!!), а рассмотреть её в Вашем ведомстве, поскольку её пересылка в учреждения, действия и решения которых обжалуются, не соответствует требованиям закона.

Суть всех наших предыдущих обращений сводится к следующему.

Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных.

Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки Российской Федерации с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

13 апреля 2015 года в наш адрес было направлено письмо, подписанное заместителем директора Департамента управления программами и конкурсных процедур Минобрнауки России О.А.Лесиной, содержащее ответы на ряд поставленных нами вопросов.

Из сути ответа следует, что участники ГИА и ЕГЭ, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных, будут допущены до указанных процедур, однако, далее в письме указывается, что результаты ГИА таких обучающихся будут отсутствовать в ФИС и РИС, что повлечет за собой ограничение их прав в части поступления на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата и программам специалитета.

Таким образом, позиция Минобрнауки России сводится к тому, что в настоящее время существует дискриминация по признаку дачи/не дачи согласия на обработку персональных данных(!).

30 декабря 2015 года в направленном в наш адрес ответе О.А.Лесина вновь подтвердила, что отсутствие данных о результатах ГИА, в том числе в форме ЕГЭ, в информационных системах не позволяет образовательной организации в полной мере осуществлять свои полномочия в части приема граждан на обучение по программам бакалавриата и специалитета. При этом автор ответа подчеркнула, что Порядок приема, а также Правила формирования и ведения информационных систем, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 31 августа 2013 г. № 755, являются нормативными правовыми актами, изданными в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», который, в свою очередь, издан в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Такая позиция и обосновывающие её нормативные правовые акты не могут быть признаны законными(!!!), и возможность получения высшего образования не может ставиться в зависимость от внесения каких-либо сведений в ФИС и РИС.

Важнейшей функцией Российской Федерации как социального государства является обеспечение права каждого на образование, в том числе высшего, общедоступность и бесплатность которого в государственных или муниципальных образовательных учреждениях гарантируется (статья 43, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации) на основе конституционного принципа юридического равенства.

Закрепляя право на образование и в качестве одного из его элементов - право на общедоступное и бесплатное образование в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, Конституция Российской Федерации непосредственно определяет и систему гарантирования этого права, предполагающую в том числе, что государство и муниципальные образования - исходя из конституционного требования общедоступности образования независимо от места жительства - обязаны сохранять равный доступ для всех желающих получить такое образование.

Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (принята Генеральной конференцией ЮНЕСКО 14 декабря 1960 года) и статья 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах доступность образования определяют как равные для всех права и возможности его получения, что предполагает не только экономическую доступность (в частности, установление бесплатного начального образования), но и физическую доступность(!), под которой названные акты понимают безопасную физическую досягаемость образования либо посредством посещения учебного заведения, находящегося на разумном географическом удалении, либо путем получения доступа к современным технологиям.

Применительно к конституционному праву на общедоступное и бесплатное образование в системной связи с конституционным принципом равенства это означает, что каждый имеет равную с другими, не зависящую от социального происхождения, места жительства, а также иных обстоятельств(!), возможность развития личности, а равенство возможностей(!!!) при получении образования предполагает равный доступ в существующие государственные или муниципальные образовательные учреждения.

В соответствии с ч.1 статьи 55 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", прием на обучение в организацию, осуществляющую образовательную деятельность, проводится на принципах равных условий приема для всех поступающих.

Согласно ч.8 статьи 55 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", порядок приема на обучение по образовательным программам каждого уровня образования устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования. Во исполнение данного положения закона Минобрнауки России 28 июля 2014 года был издан Приказ N 839 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры на 2015/16 учебный год". Раздел V I данного Приказа называется «Прием документов, необходимых для поступления» и не содержит положений(!!!), ограничивающих права поступающих, сведения о которых отсутствуют в ФИС и РИС.

Указанные обстоятельства были изложены нами в жалобе на имя Генерального прокурора Российской Федерации, который устранился от её рассмотрения и перенаправил её в Минобрнауки России, откуда были получены указанные выше ответы. Из ответов явно вытекает, что ни Минобрнауки России, ни Рособрнадзор не только не в состоянии защитить права граждан(!), но и не скрывая подтверждают факт наличия дискриминации(!!!) в сфере образования. Указанные органы не в состоянии устранить нарушения прав граждан и совершенно не обращает внимание на указанные нами противоречие(!!!) между положениями Конституции Российской Федерации и нормативными правовыми актами принятыми Правительством Российской Федерации. Именно в связи с указанными обстоятельствами мы просили провести проверку всех обстоятельств.

19 июня 2015 году нами был получен ответ из Рообрнадзора (который также рассмотрел наше обращение, перенаправленное из Генеральной прокуратуры Российской Федерации). Как мы и предполагали, ответ получился немотивированным, путанным и юридически необоснованным. Более того, ряд поставленных в жалобе вопросов оставлен без рассмотрения.

Обжаловав последний опять в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, мы вновь получили ответ не от надзорного органа, а из Минобрнауки России, действия которого, по сути, и обжалуются. Причём в наш адрес был направлен не ответ по сути рассмотрения доводов нашей жалобы, а лишь некое разъяснение. Получается, что последний ответ из Минобрнауки России от 27.08.2015г. не является ответом на нашу жалобу, не содержит какой-либо реакции на просьбу о признании незаконными(!!!) ранее состоявшихся решений.

Нашу озабоченность вызвала та ситуация, что отказ от дачи согласия на обработку персональных данных (что является предусмотренным законом правом) лишает выпускников права на поступление в высшее учебное заведение.

Из последнего же ответа лишь следует, что выдача результатов ЕГЭ в бумажном виде в настоящее время не предусмотрена. Но указанное положение никоим образом не может рассматриваться в качестве ограничивающего права на поступление в вуз.

Обжалуя предыдущий ответ Рособрнадзора России мы указывали, что автор ответа, рассуждая о процедуре ГИА, указывает, что отказ выпускников проходящих ГИА, от обработки персональных данных влечёт за собой невозможность исполнения вузом требований Порядка приема об осуществлении проверки, предусмотренной пунктом 76 указанного порядка. Речь в данном случае идёт о Приказе Минобрнауки России от 28.07.2014 N 839 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры на 2015/16 учебный год" (Зарегистрировано в Минюсте России 25.08.2014 N 33799) (далее Порядок приёма).

Ссылаясь на пункт 76 Порядка приёма, автор ответа делает вывод, что проверка подлинности поданных документов (видимо, автором имеется в виду подлинность ЕГЭ) может быть осуществлена только путём обращения в соответствующие государственные информационные системы (далее ГИС). А поскольку туда данные могут быть внесены только при наличии разрешения на обработку персональных данных, то их отсутствие делает невозможным внесение данных о ЕГЭ в ГИС, проверку их подлинности, что, в свою очередь препятствует исполнению вузом требований Порядка приёма и как следствие – невозможность приёма выпускника в вуз. Но такой вывод не основан на той норме, на которую ссылается и.о. начальника управления А.У. Асаева.

Если внимательно прочитать пункт 76 Порядка приёма, то очевидно, что проверка подлинности может быть осуществлена и путём обращения в государственные (муниципальные) органы и организации, что свидетельствует о том, что отсутствие данных о ЕГЭ в ГИС не препятствует(!!!) проверке подлинности их результатов. Нам понятно, что чиновникам проще вместо направления запроса куда-то, провести проверку путём нажатия нескольких кнопок на клавиатуре компьютера, но это никоим образом не может и не должно нарушать(!!!) права граждан.

Иное понимание и толкование указанного пункта Порядка приёма ведёт к дискриминации граждан(!!!), нарушении их прав, установленных ст. 43 Конституции Российской Федерации и ФЗ "Об образовании в Российской Федерации". Ведь как следует из ответа, предлагаемая трактовка затрудняет выпускникам доступ к высшему образованию, поскольку им перед поступлением в вуз предлагается окончить образовательную организацию среднего профессионального образования.

Приведённые обстоятельства со всей очевидностью свидетельствуют о том, что отсутствие согласия на обработку персональных данных не должно и не может повлечь ограничение прав граждан на поступление, после окончания 11 классов, в образовательную организацию, осуществляющую обучение по образовательным программам высшего образования – программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры. Нельзя перекладывать на плечи выпускников (да и законом это не предусмотрено) обязанность по подтверждению достоверности о том, что они сдали ЕГЭ, ведь если у вуза есть сомнения в этом, то как мы указали выше существует механизм проверки указанной информации.

Кроме всего ранее сказанного, является неправильным принятое решение о том, что выдача результатов ЕГЭ в бумажном виде более не нужна(!!!). У школьников и родителей всегда должна существовать альтернатива: получить сведения в электронном или бумажном виде.

На основании вышеизложенного, просим Вас, Дмитрий Анатольевич, дать поручение министру образования и науки усовершенствовать законодательство в указанной сфере.

Необходимо законодательно предусмотреть возможность получения выпускниками сведений о сдаче ЕГЭ на бумажном носителе, а в Порядке приема на обучение по образовательным программам высшего образования необходимо предусмотреть возможность осуществления проверки сведений о сдаче ЕГЭ не только путём обращения в информационные системы (ГИС и РИС), но и путём ознакомления с подлинником бумажного документа, содержащим указанные сведения.

Приложение:

1. Ответ 01-52-1242/10-1367 от 19.06.2015;

2. Ответ Минобрнауки России от 27.08.2015г.

3. Ответ Минобрнауки России от 30.12.2015г.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин



avatar МРС.jpg


Руководителю

Федеральной службы по надзору

в сфере образования и науки

Кравцову С.С.

127994. г. Москва, ГСП-4,

ул. Садовая-Сухаревская, д.16, К-51,

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 518

«01» апреля 2016 г.

------------------------------------------------

Уважаемый Сергей Сергеевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 24 Конституции Российской Федерации, статьёй 27 Федерального закона N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», статьёй 3 Федерального закона от 21.07.2014 N 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами Российской Федерации.

Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных.

Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА. Отсутствие в ФИС и РИС сведений о сдаче ЕГЭ повлечёт невозможным поступление в вуз.

19 февраля 2016 года мы обратились на имя Президента Российской Федерации с жалобой по данной теме.

17 марта 2016 года после изучения изложенных выше доводов, запроса информации в Министерстве образования и науки Российской Федерации из Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций за подписью консультанта Д.Максимова в наш адрес был направлен ответ.

Как следует из указанного ответа, в Минобрнауки России была запрошена информация по данному вопросу. Приведённая позиция Минобрнауки России является неоднозначной. Министерство образования и науки Российской Федерации в своём ответе ссылается на позицию Рособрнадзора, указывая, что по данному вопросу указанной службой было дано разъяснение в письме №02-91 от 17 марта 2015 года. В последнем абзаце содержится цитата из ответа Рособрнадзора Министерству образования и науки Российской Федерации: «Для осуществления проверки достоверности сведений о результатах ЕГЭ лиц, отказавшихся дать согласие на обработку персональных данных, Рособрнадзор выражает готовность в предоставлении данной информации по письменному обращению образовательной организации». Но ведь указанное письмо №02-91 как раз и содержит позицию Рособрнадзора о том, что результаты ГИА таких обучающихся, отказывающихся дать согласие на обработку персональных данных, будут отсутствовать в ФИС и РИС, что повлечет за собой ограничение их прав в части поступления на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата и программам специалитета. Поэтому добрая воля Рособрнадзора в индивидуальном порядке решать возникшие проблемы (позиция, которая изложена в частном письме в адрес Минобрнауки России и нигде официально неопубликованная) противоречит ранее данным официальным и опубликованным разъяснениям. Более того, из ответа следует, что указанная информация будет предоставлена по письменному обращению образовательной организации, однако реальных рычагов потребовать от образовательной организации направления подобного запроса, действующее законодательство не предусматривает. И наоборот действующее законодательства и официальные разъяснения Рособрнадзора ориентируют, что проверка сведений о ЕГЭ (пункт 75) осуществляется путём проверки сведений в ФИС и РИС и даже не намекают на иные формы проверки.

В связи с изложенными обстоятельствами с целью устранения правовой неопределённостью в данном вопросе, а также учитывая приведённую в ответе из Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций, просим Вас дать официальные разъяснения по данному вопросу, содержащие ответы на следующие вопросы:

1. Является ли отсутствие согласия на обработку персональных данных при сдаче ГИА в форме ЕГЭ препятствием для поступления на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата и программам специалитета?

2. Является ли отсутствие согласия на обработку персональных данных при сдаче ГИА в форме ЕГЭ, отсутствие сведений в ФИС и РИС препятствием для проверки достоверности сведений, указанных в заявлении о приеме (сведений о результатах сдачи ЕГЭ), и подлинности поданных документов?

3. На основании какого нормативного акта и в каком порядке абитуриент (законные представители) вправе требовать от образовательной организации направления запроса в Рособрнадзор (иные государственные (муниципальные) органы и организации) с целью проверки достоверности сведений, указанных в заявлении о приеме, и подлинности поданных документов? В какой срок указанная информация должна быть предоставлена?

4. В течение какого срока после сдачи ГИА в форме ЕГЭ может быть предоставлена информация о сдаче и результатах ГИА и ЕГЭ по запросу образовательной организации в Рособрнадзор (иные государственные (муниципальные) органы и организации)?

5. Может ли поступающий (его законные представители) самостоятельно направить в Рособрнадзор (иные государственные (муниципальные) органы и организации) запрос с целью получения подтверждения информации о сдаче им ЕГЭ и его результатах? В какой срок ответ на указанный запрос должен быть направлен заявителю? Является ответ на указанный запрос достаточным для подтверждения сведений о сдаче ЕГЭ и обязаны ли образовательные организации учесть сведения, в нём содержащиеся и не проводить в данной части дополнительных проверок?

6. Какие иные государственные (муниципальные) органы и организации могут предоставить сведения о факте и результатах сдаче ГИА и ЕГЭ?

Приложение:

1. Ответ Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций от 17.03.2016г.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

Консультант-эксперт

Общественной палаты

Свердловской области

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин


МОД_МРС_ №519 ОТВЕТ 2. Президенту РФ о дискриминации в ЕГЭ и ГИА. Жалоба на ответ из аппарата. - 0001.jpg

МОД_МРС_ №519 ОТВЕТ 2. Президенту РФ о дискриминации в ЕГЭ и ГИА. Жалоба на ответ из аппарата. - 0002.jpg

МОД_МРС_ №519 ОТВЕТ 2. Президенту РФ о дискриминации в ЕГЭ и ГИА. Жалоба на ответ из аппарата. - 0003.jpg

МОД_МРС_ №519 ОТВЕТ 3. Президенту РФ о дискриминации в ЕГЭ и ГИА. Жалоба на ответ из аппарата. - 0001.jpg

МОД_МРС_ №519 ОТВЕТ 3. Президенту РФ о дискриминации в ЕГЭ и ГИА. Жалоба на ответ из аппарата. - 0002.jpg

avatar МРС.jpg

Министру связи и массовых

коммуникаций Российской Федерации

Н.А.Никифорову

125375, г. Москва, ул. Тверская, д. 7

Электронная почта: office@minsvyaz.ru

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 533 «03» июня 2015 г.

Уважаемый Николай Анатольевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

Суть обращения сводится к следующему. Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных. Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки Российской Федерации с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

По данному вопросу нами было направлено обращение на имя Президента Российской Федерации. В этом обращении мы поставили вопрос о том, что в связи с невнятными формулировками в действующем в данной сфере законодательстве, возникает правовая неопределённость, позволяющая отказывать гражданам в приёме их в ВУЗы, если при сдаче ЕГЭ в школе они отказались дать согласие на обработку персональных данных. В этом же обращении на имя Президента Российской Федерации нами было сформулировано предложение по исправлению сложившейся ситуации и мы просили законодательно предусмотреть возможность получения выпускниками сведений о сдаче ЕГЭ на бумажном носителе, а в Порядке приема на обучение по образовательным программам высшего образования необходимо предусмотреть возможность осуществления проверки сведений о сдаче ЕГЭ не только путём обращения в информационные системы (ГИС и РИС), но и путём ознакомления с подлинником бумажного документа, содержащим указанные сведения.

27 апреля 2016 года в наш адрес был направлен ответ из Администрации Президента Российской Федерации, из которого следует, что соответствующие предложения по изменению законодательства направлены в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, а так же в Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, ответственное за выработку и реализацию Государственной Политики и нормативно-правового регулирования в сфере обработки персональных данных.

В связи с изложенными обстоятельствами, просим Вас сообщить нам в какие сроки и какие меры, направленные на исполнение указанных выше предложений по изменению законодательства, поступивших из Администрации Президента Российской Федерации, будут предприняты Министерством связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Ответ из Администрации Президента Российской Федерации от 27.04.2015г.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

Консультант-эксперт

Общественной палаты

Свердловской области

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин



МОД_МРС_ №533 ОТВЕТ. Министру связи. Дело по ГИА и ЕГЭ. О совершенствовании законодательства..jpg

avatar МРС.jpg

-------------------------------------------

Генеральному

Прокурору

Российской Федерации

Ю. Я. Чайке

125993, ГСП-3, Россия, Москва

ул. Б. Дмитровка, 15а.

Интернет - приемная:

http://genproc.gov.ru/contacts/ipriem/send/

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 534 «03» июня 2015 г.

Уважаемый Юрий Яковлевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

Суть обращения сводится к следующему. Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных. Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки Российской Федерации с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

27 апреля 2016 года мы уже обращались в Ваш адрес по данному вопросу.

Кроме обращения в Ваш адрес, нами было направлено обращение на имя Президента Российской Федерации. В этом обращении мы поставили вопрос о том, что в связи с невнятными формулировками в действующем в данной сфере законодательстве, возникает правовая неопределённость, позволяющая отказывать гражданам в приёме их в ВУЗы, если при сдаче ЕГЭ в школе они отказались дать согласие на обработку персональных данных. В этом же обращении на имя Президента Российской Федерации нами было сформулировано предложение по исправлению сложившейся ситуации и мы просили законодательно предусмотреть возможность получения выпускниками сведений о сдаче ЕГЭ на бумажном носителе, а в Порядке приема на обучение по образовательным программам высшего образования необходимо предусмотреть возможность осуществления проверки сведений о сдаче ЕГЭ не только путём обращения в информационные системы (ГИС и РИС), но и путём ознакомления с подлинником бумажного документа, содержащим указанные сведения.

27 апреля 2016 года в наш адрес был направлен ответ из Администрации Президента Российской Федерации, из которого следует, что соответствующие предложения по изменению законодательства направлены в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, а так же в Министерство связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, ответственное за выработку и реализацию Государственной Политики и нормативно-правового регулирования в сфере обработки персональных данных.

В связи с изложенными обстоятельствами, просим Вас сообщить нам в какие сроки и какие меры, направленные на исполнение указанных выше предложений по изменению законодательства, поступивших из Администрации Президента Российской Федерации, будут предприняты Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Ответ из Администрации Президента Российской Федерации от 27.04.2015г.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

Консультант-эксперт

Общественной палаты

Свердловской области

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин




МОД_МРС_ №534 ОТВЕТ 1. ГП РФ Дело по ГИА и ЕГЭ..jpg




avatar МРС.jpg


Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001


Исх. № 557 «22» ноября 2016 г.

-----------------------


Генеральному

Прокурору

Российской Федерации


Ю. Я. Чайке



125993, ГСП-3, Россия, Москва

ул. Б. Дмитровка, 15а.


Интернет - приемная:

http://genproc.gov.ru/contacts/ipriem/send/

Уважаемый Юрий Яковлевич!


В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

Суть обращения сводится к следующему. Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных. Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки РФ с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

27 апреля 2016 года мы уже обращались в Ваш адрес по данному вопросу.

Кроме обращения в Ваш адрес, нами было направлено обращение на имя Президента Российской Федерации. В этом обращении мы поставили вопрос о том, что в связи с невнятными формулировками в действующем в данной сфере законодательстве, возникает правовая неопределённость, позволяющая отказывать гражданам в приёме их в ВУЗы, если при сдаче ЕГЭ в школе они отказались дать согласие на обработку персональных данных. В этом же обращении на имя Президента Российской Федерации нами было сформулировано предложение по исправлению сложившейся ситуации, и мы просили законодательно предусмотреть возможность получения выпускниками сведений о сдаче ЕГЭ на бумажном носителе, а в Порядке приема на обучение по образовательным программам высшего образования необходимо предусмотреть возможность осуществления проверки сведений о сдаче ЕГЭ не только путём обращения в информационные системы (ГИС и РИС), но и путём ознакомления с подлинником бумажного документа, содержащим указанные сведения.

27 апреля 2016 года в наш адрес был направлен ответ из Администрации Президента Российской Федерации, из которого следует, что соответствующие предложения по изменению законодательства направлены в Генпрокуратуру РФ, а так же в Минкомсвязи РФ, ответственное за выработку и реализацию Государственной Политики и нормативно-правового регулирования в сфере обработки персональных данных.


В целях ускорения процесса исправления сложившейся ситуации, 03 июня 2016 года мы обратились к Вам с письмом, в котором просили Вас сообщить нам в какие сроки и какие меры, направленные на исполнение указанных выше предложений по изменению законодательства, поступивших из Администрации Президента Российской Федерации, будут предприняты Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

08 июля 2016 года в наш адрес был направлен ответ №72/2-616-2013-Он36787-16, подписанный зам. нач. упр. по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Главупр по надзору за исполнением федерального законодательства Генпрокуратуры РФ М.В.Зайцевой, в котором автором ответа указано, что Генпрокуратурой РФ в ходе осуществления надзорной деятельности в Министерство образования и науки Российской Федерации направлена информация по поводу рассмотрения вопроса о нормативном регулировании ситуации, связанной с получением высшего образования лицами, отказывающимися дать согласие на обработку персональных данных. Данный вопрос находится на контроле Генеральной прокуратуры Российской Федерации.


В связи с изложенными обстоятельствами, учитывая, что указанный вопрос находится на контроле Генеральной прокуратуры Российской Федерации, просим Вас запросить в Министерстве образования и науки Российской Федерации и сообщить нам информацию относительно конкретных мер, предпринятых Минобрнауки Росии по нормативному регулированию ситуации, связанной с получением высшего образования лицами, отказывающимися дать согласие на обработку персональных данных.


Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.


ПРИЛОЖЕНИЕ: Ответ из Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 08.07.2016 г.


Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»


Консультант-эксперт

Общественной палаты

Свердловской области








Г. С. Авдюшин




МОД_МРС_ №557 ОТВЕТ. ГП РФ Дело по ГИА и ЕГЭ. Запрос по письму №534.doc - 0001.jpg


МОД_МРС_ №557 ОТВЕТ. ГП РФ Дело по ГИА и ЕГЭ. Запрос по письму №534.doc - 0002.jpg


МОД_МРС_ №557 ОТВЕТ. ГП РФ Дело по ГИА и ЕГЭ. Запрос по письму №534.doc - 0003.jpg


МОД_МРС_ №557 ОТВЕТ. ГП РФ Дело по ГИА и ЕГЭ. Запрос по письму №534.doc - 0004.jpg


МОД_МРС_ №557 ОТВЕТ. ГП РФ Дело по ГИА и ЕГЭ. Запрос по письму №534.doc - 0005.jpg


МОД_МРС_ №557 ОТВЕТ. ГП РФ Дело по ГИА и ЕГЭ. Запрос по письму №534.doc - 0006.jpg


МОД_МРС_ №557 ОТВЕТ. ГП РФ Дело по ГИА и ЕГЭ. Запрос по письму №534.doc - 0007.jpg


LogoМежрегиональное.png

Генеральному

Прокурору

Российской Федерации

Ю. Я. Чайке

125993, ГСП-3, Россия, Москва

ул. Б. Дмитровка, 15а.

Интернет - приемная:

http://genproc.gov.ru/contacts/ipriem/send/

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 569 «17» января 2017 г.

___________________________________

Уважаемый Юрий Яковлевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

Суть обращения сводится к следующему. Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных. Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки РФ с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

27 апреля 2016 года мы уже обращались в Ваш адрес по данному вопросу.

Кроме обращения в Ваш адрес, нами было направлено обращение на имя Президента Российской Федерации. В этом обращении мы поставили вопрос о том, что в связи с невнятными формулировками в действующем в данной сфере законодательстве, возникает правовая неопределённость, позволяющая отказывать гражданам в приёме их в ВУЗы, если при сдаче ЕГЭ в школе они отказались дать согласие на обработку персональных данных. В этом же обращении на имя Президента Российской Федерации нами было сформулировано предложение по исправлению сложившейся ситуации, и мы просили законодательно предусмотреть возможность получения выпускниками сведений о сдаче ЕГЭ на бумажном носителе, а в Порядке приема на обучение по образовательным программам высшего образования необходимо предусмотреть возможность осуществления проверки сведений о сдаче ЕГЭ не только путём обращения в информационные системы (ГИС и РИС), но и путём ознакомления с подлинником бумажного документа, содержащим указанные сведения.

27 апреля 2016 года в наш адрес был направлен ответ из Администрации Президента Российской Федерации, из которого следует, что соответствующие предложения по изменению законодательства направлены в Генпрокуратуру РФ, а так же в Минкомсвязи РФ, ответственное за выработку и реализацию Государственной Политики и нормативно-правового регулирования в сфере обработки персональных данных.

В целях ускорения процесса исправления сложившейся ситуации, 03 июня 2016 года мы обратились к Вам с письмом, в котором просили Вас сообщить нам в какие сроки и какие меры, направленные на исполнение указанных выше предложений по изменению законодательства, поступивших из Администрации Президента Российской Федерации, будут предприняты Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

08 июля 2016 года в наш адрес был направлен ответ №72/2-616-2013-Он36787-16, подписанный зам. нач. упр. по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Главупр по надзору за исполнением федерального законодательства Генпрокуратуры РФ М.В.Зайцевой, в котором автором ответа указано, что Генпрокуратурой РФ в ходе осуществления надзорной деятельности в Министерство образования и науки Российской Федерации направлена информация по поводу рассмотрения вопроса о нормативном регулировании ситуации, связанной с получением высшего образования лицами, отказывающимися дать согласие на обработку персональных данных. Данный вопрос находится на контроле Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

В связи с изложенными обстоятельствами, учитывая, что указанный вопрос находится на контроле Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 22 ноября 2016 года мы обратились к Вам с письмом, в котором просили Вас запросить в Министерстве образования и науки Российской Федерации и сообщить нам информацию относительно конкретных мер, предпринятых Минобрнауки Росии по нормативному регулированию ситуации, связанной с получением высшего образования лицами, отказывающимися дать согласие на обработку персональных данных.

В нарушение установленных порядка и сроков рассмотрения обращений, наше обращение рассмотрено, по всей видимости, не было(!), во всяком случае, ответ по результатам его рассмотрения нам до сих пор не направлен.

В связи с изложенными обстоятельствами и наличием признаков нарушения действующего законодательства со стороны сотрудников Генеральной прокуратуры, просим Вас провести проверку всех приведённых доводов и при наличии оснований – привлечь виновных сотрудников к ответственности за нарушения сроков и порядка рассмотрения обращений. Кроме этого просим Вас направить в наш адрес информацию по существу первичного нашего обращения.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Ответ из Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 08.07.2016 г.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

Консультант-эксперт

Общественной палаты

Свердловской области

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин





LogoМежрегиональное.png

Министру образования и науки

Российской Федерации

Васильевой О. Ю.

125993, Москва

улица Тверская, дом 11

ГСП-3

Электронная почта Минобрнауки России:

info@mon.gov.ru

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 575 «20» февраля 2017 г.

__________________________________________

Уважаемая Ольга Юрьевна!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

Суть обращения сводится к следующему. Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных. Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки РФ с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

Кроме этого соответствующая информация была направлена нами в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, где ситуация была взята на контроль.

19 января 2017 года в наш адрес была направлена информация из Департамента управления программами и конкурсных процедур Министерства Образования и науки Российской Федерации (исх.№03-ПГ-МОН-55860) с приложением переписки между Минобрнауки России и Рособрнадзора.

Из указанного ответа следует, что никаких препятствий для прохождения ГИА обучающихся, отказавшихся предоставить свои персональные данные нет.

Также действующее законодательство не препятствует образовательным организациям высшего образования самостоятельно осуществлять проверку достоверности представленных сведений о сдаче и результатах ЕГЭ.

Из представленных писем видно, что Рособрандзором во избежание конфликтных ситуаций письмом от 19 марта 2016 года №02-96 предложено Минобрнауки России согласовать текст разъясняющего письма в адрес руководителей образовательных организаций высшего образования. Однако, в полученном нами ответе исх. №03-ПГ-МОН-55860 от 19 января 2017 года не содержится какой-либо информации о том, было ли согласовано предложенное Рособрнадзором письмо и направлено ли оно руководителям образовательных организаций высшего образования.

В связи с изложенными обстоятельствами, во исполнение поручения родителей и защиты их прав и законных интересов, просим Вас сообщить следующую информацию:

· было ли согласовано и направлено руководителям образовательных организаций высшего образования предложенное письмом от 19 марта 2016 года №02-96 Рособрнадзором письмо в адрес руководителей образовательных организаций высшего образования, если нет, то когда будет согласовано и направлено?

ПРИЛОЖЕНИЕ:

1) письмо Минобрануки России от 19.01.2017;

2) письмо Рособрнадзора от 11.01.2017;

3) письмо Рособрнадзора №02-96 от 09.03.2016;

4) проект письма руководителям образовательных организаций высшего образования.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

Консультант-эксперт

Общественной палаты

Свердловской области

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин




МОД_МРС_ №575 ОТВЕТ. Запрос в Минобрнауки по ГИА и ЕГЭ..jpg


avatar МРС.jpg

Генеральному

Прокурору

Российской Федерации

Ю. Я. Чайке

125993, ГСП-3, Россия, Москва

ул. Б. Дмитровка, 15а.

Интернет - приемная:

http://genproc.gov.ru/contacts/ipriem/send/

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 584 «03» апреля 2017 г.

------------------------------------

Уважаемый Юрий Яковлевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

Суть обращения сводится к следующему. Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных. Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки РФ с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

27 апреля 2016 года мы уже обращались в Ваш адрес по данному вопросу.

Кроме обращения в Ваш адрес, нами было направлено обращение на имя Президента Российской Федерации. В этом обращении мы поставили вопрос о том, что в связи с невнятными формулировками в действующем в данной сфере законодательстве, возникает правовая неопределённость, позволяющая отказывать гражданам в приёме их в ВУЗы, если при сдаче ЕГЭ в школе они отказались дать согласие на обработку персональных данных. В этом же обращении на имя Президента Российской Федерации нами было сформулировано предложение по исправлению сложившейся ситуации, и мы просили законодательно предусмотреть возможность получения выпускниками сведений о сдаче ЕГЭ на бумажном носителе, а в Порядке приема на обучение по образовательным программам высшего образования необходимо предусмотреть возможность осуществления проверки сведений о сдаче ЕГЭ не только путём обращения в информационные системы (ГИС и РИС), но и путём ознакомления с подлинником бумажного документа, содержащим указанные сведения.

27 апреля 2016 года в наш адрес был направлен ответ из Администрации Президента Российской Федерации, из которого следует, что соответствующие предложения по изменению законодательства направлены в Генпрокуратуру РФ, а так же в Минкомсвязи РФ, ответственное за выработку и реализацию Государственной Политики и нормативно-правового регулирования в сфере обработки персональных данных.

В целях ускорения процесса исправления сложившейся ситуации, 03 июня 2016 года мы обратились к Вам с письмом, в котором просили Вас сообщить нам в какие сроки и какие меры, направленные на исполнение указанных выше предложений по изменению законодательства, поступивших из Администрации Президента Российской Федерации, будут предприняты Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

08 июля 2016 года в наш адрес был направлен ответ №72/2-616-2013-Он36787-16, подписанный зам. нач. упр. по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Главупр по надзору за исполнением федерального законодательства Генпрокуратуры РФ М.В.Зайцевой, в котором автором ответа указано, что Генпрокуратурой РФ в ходе осуществления надзорной деятельности в Министерство образования и науки Российской Федерации направлена информация по поводу рассмотрения вопроса о нормативном регулировании ситуации, связанной с получением высшего образования лицами, отказывающимися дать согласие на обработку персональных данных. Данный вопрос находится на контроле Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

В связи с изложенными обстоятельствами, учитывая, что указанный вопрос находится на контроле Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 22 ноября 2016 года мы обратились в Ваш адрес с письмом,в котором попросили запросить в Министерстве образования и науки Российской Федерации и сообщить нам информацию относительно конкретных мер, предпринятых Минобрнауки Росии по нормативному регулированию ситуации, связанной с получением высшего образования лицами, отказывающимися дать согласие на обработку персональных данных.

19 января 2017 года в наш адрес было направлено письмо из Департамента управления конкурсных программ и процедур Минобрнауки России, к которому была приложена вся переписка по данному вопросу с Рособрнадзором.

Из представленных писем видно, что Рособрандзором во избежание конфликтных ситуаций письмом от 19 марта 2016 года №02-96 предложено Минобрнауки России согласовать текст разъясняющего письма в адрес руководителей образовательных организаций высшего образования. Однако, в полученном нами ответе исх. №03-ПГ-МОН-55860 от 19 января 2017 года не содержится какой-либо информации о том, было ли согласовано предложенное Рособрнадзором письмо и направлено ли оно руководителям образовательных организаций высшего образования.

В предоставлении дополнительной информации по данному вопросу Минобрнауки России и Рособрнадзором нам было отказано. Таким образом, вопрос остался до конца не разрешённым.

В связи с изложенными обстоятельствами, во исполнение поручения родителей и защиты их прав и законных интересов, а также учитывая, что данный вопрос находится на контроле в Генеральной прокуратуре Российской Федерации, просим Вас обязать ответственные министерства и ведомства сообщить следующую информацию:

· было ли согласовано и направлено руководителям образовательных организаций высшего образования предложенное письмом от 19 марта 2016 года №02-96 Рособрнадзором письмо в адрес руководителей образовательных организаций высшего образования, если нет, то когда будет согласовано и направлено?

ПРИЛОЖЕНИЕ:

1) письмо Минобрануки России от 19.01.2017;

2) письмо Рособрнадзора от 11.01.2017;

3) письмо Рособрнадзора №02-96 от 09.03.2016;

4) проект письма руководителям образовательных организаций высшего образования.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

Консультант-эксперт

Общественной палаты

Свердловской области

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин



avatar МРС.jpg

 

Генеральному

Прокурору

Российской Федерации

 

Ю. Я. Чайке

 

 

125993, ГСП-3, Россия, Москва

ул. Б. Дмитровка, 15а.

 

Интернет - приемная:

http://genproc.gov.ru/contacts/ipriem/send/

 

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

 

Исх. № 597 «09» июня 2017 г.

 















Уважаемый Юрий Яковлевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание», с просьбой о помощи обратились представители родительской общественности.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

 Суть обращения сводится к следующему. Во многих регионах Российской Федерации имеется огромное количество родителей, которые считают совершенно неправильным увязывать участие их детей в тех или иных процедурах с обязательным отобранием у них или их детей согласия на обработку персональных данных. Родители законно считают, что отказ в предоставлении согласия на обработку персональных данных не может служить препятствием в предоставлении тех или иных услуг. Иное понимание проблемы может повлечь ситуацию, когда будут иметь место случаи дискриминации детей в зависимости от  выбранной позиции по вопросу предоставления согласия на обработку персональных данных.

В связи с тем, что случаи отказа родителей и детей от дачи согласия на обработку персональных данных нередки, Министерство образования и науки Российской Федерации 04 марта 2015 года издало письмо N 03-155, в котором содержатся разъяснения о порядке действий, в случае отсутствия согласия на обработку персональных данных, совершеннолетними участниками государственной итоговой аттестации (далее – ГИА) или родителями (законными представителями) несовершеннолетних участников ГИА.

Из указанных разъяснений следует, что без согласия субъекта персональных данных или его представителя (в случае, если речь идет о несовершеннолетнем гражданине), внесение сведений в ФИС и РИС запрещено. Вместе с тем сведения, внесенные в ФИС и РИС, позволяют должным образом, с соблюдением всех предусмотренных законодательством процедур осуществить подготовку и провести ГИА.

Поскольку данные разъяснения не являются исчерпывающими и на их основании невозможно сделать однозначный вывод о том, будут ли допускаться к ГИА те участники, которые отказались дать согласие на обработку персональных данных или вообще не высказали своего волеизъявления по данному вопросу, мы обратились в Министерство образования и науки РФ с просьбой дать разъяснения по данному вопросу.

 

27 апреля 2016 года мы уже обращались в Ваш адрес по данному вопросу.

Кроме обращения в Ваш адрес, нами было направлено обращение на имя Президента Российской Федерации. В этом обращении мы поставили вопрос о том, что в связи с невнятными формулировками в действующем в данной сфере законодательстве, возникает правовая неопределённость, позволяющая отказывать гражданам в приёме их в ВУЗы, если при сдаче ЕГЭ в школе они отказались дать согласие на обработку персональных данных. В этом же обращении на имя Президента Российской Федерации нами было сформулировано предложение по исправлению сложившейся ситуации, и мы просили законодательно предусмотреть возможность получения выпускниками сведений о сдаче ЕГЭ на бумажном носителе, а в Порядке приема на обучение по образовательным программам высшего образования необходимо предусмотреть возможность осуществления проверки сведений о сдаче ЕГЭ не только путём обращения в информационные системы (ГИС и РИС), но и путём ознакомления с подлинником бумажного документа, содержащим указанные сведения.

 

27 апреля 2016 года в наш адрес был направлен ответ из Администрации Президента Российской Федерации, из которого следует, что соответствующие предложения по изменению законодательства направлены в Генпрокуратуру РФ, а так же в Минкомсвязи РФ, ответственное за выработку и реализацию Государственной Политики и нормативно-правового регулирования в сфере обработки персональных данных.

 

В целях ускорения процесса исправления сложившейся ситуации, 03 июня 2016 года мы обратились к Вам с письмом, в котором просили Вас сообщить нам в какие сроки и какие меры, направленные на исполнение указанных выше предложений по изменению законодательства, поступивших из Администрации Президента Российской Федерации, будут предприняты Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

 

08 июля 2016 года в наш адрес был направлен ответ №72/2-616-2013-Он36787-16, подписанный зам. нач. упр. по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Главупр по надзору за исполнением федерального законодательства Генпрокуратуры РФ М.В.Зайцевой, в котором автором ответа указано, что Генпрокуратурой РФ в ходе осуществления надзорной деятельности в Министерство образования и науки Российской Федерации направлена информация по поводу рассмотрения вопроса о нормативном регулировании ситуации, связанной с получением высшего образования лицами, отказывающимися дать согласие на обработку персональных данных. Данный вопрос находится на контроле Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

 

В связи с изложенными обстоятельствами, учитывая, что указанный вопрос находится на контроле Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 22 ноября 2016 года мы обратились в Ваш адрес с письмом, в котором попросили запросить в Министерстве образования и науки Российской Федерации и сообщить нам информацию относительно конкретных мер, предпринятых Минобрнауки России по нормативному регулированию ситуации, связанной с получением высшего образования лицами, отказывающимися дать согласие на обработку персональных данных.

 

19 января 2017 года в наш адрес было направлено письмо из Департамента управления конкурсных программ и процедур Минобрнауки России, к которому была приложена вся переписка по данному вопросу с Рособрнадзором.

 

Из представленных писем видно, что Рособрандзором во избежание конфликтных ситуаций письмом от 19 марта 2016 года №02-96 предложено Минобрнауки России согласовать текст разъясняющего письма в адрес руководителей образовательных организаций высшего образования.

Однако, в полученном нами ответе исх. №03-ПГ-МОН-55860 от 19 января 2017 года не содержится какой-либо информации о том, было ли согласовано предложенное Рособрнадзором письмо и направлено ли оно руководителям образовательных организаций высшего образования.

В предоставлении дополнительной информации по данному вопросу Минобрнауки России и Рособрнадзором нам было отказано. Таким образом, вопрос остался до конца не разрешённым.

 

30 марта 2017 года в письме из Рособрандзора № Ав-3082/10-663, нам вновь была сообщена информация с разъяснением п.75 Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования - программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры, утвержденного приказом Минобрнауки России от 14.10.2015 № 1147 (зарегистрирован Минюстом России 30.10.2015, регистрационный № 39572). Ни одного слова по сути нашей просьбы (сообщить о согласовании письма) не содержалось.

 

03 апреля 2017 года мы вновь обратились в Ваш адрес с просьбой обязать заинтересованные ведомства сообщить нам интересующую информацию.

По состоянию на сегодняшний день никакого ответа ни от Вас, ни из иных источников нами получено не было.

Действующее законодательство предусматривает, что срок рассмотрения обращений и направления ответов на них составляет 30 суток.

Таким образом, в действиях должностных лиц ответственных ведомств, а также Генпрокуратуры РФ, имеются признаки нарушения действующего законодательства и виновные подлежат привлечению к дисциплинарной ответственности, а также к администратиной ответственности по ст.5.59 КоАП РФ.

 

            В связи с изложенными обстоятельствами, во исполнение поручения родителей и защиты их прав и законных интересов, а также учитывая, что данный вопрос находится на контроле в Генеральной прокуратуре Российской Федерации, просим Вас обязать ответственные министерства и ведомства сообщить следующую информацию:

 

·        было ли согласовано и направлено руководителям образовательных организаций высшего образования предложенное письмом от 19 марта 2016 года №02-96  Рособрнадзором письмо в адрес руководителей образовательных организаций высшего образования, если нет, то когда будет согласовано и направлено?

·        в связи с наличием признаков нарушения сроков рассмотрения наших предыдущих обращений и жалоб, просим привлечь виновных должностных лиц Генпрокуратуры РФ к дисциплинарной ответственности, а должностных лиц иных заинтересованных ведомств – к административной ответственности по ст.5.59 КоАП РФ.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ:

1) письмо Минобрануки России от 19.01.2017;

2) письмо Рособрнадзора от 11.01.2017;

3) письмо Рособрнадзора №02-96 от 09.03.2016;

4) проект письма руководителям образовательных организаций высшего образования.

5) ответ Рособрнадзора от 30.03.2017г № Ав-3082/10-663.

 

 

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

 

Консультант-эксперт

Общественной палаты

Свердловской области

 

 

ПодписьГ.jpg

 

 

 

 

Г. С. Авдюшин

 














Возврат к списку


#WORK_AREA#