От первого лица: как ЕГЭ вредит образованию

08.09.2015

От первого лица: как ЕГЭ вредит образованию

23сент01.jpg Фото: primamedia.ru

Наш портал не раз поднимал тему качества образования в современной России. Писали про ЕГЭ: «Экзаменационные требования — это не просто формальная проверка знаний в конце обучения, они задают стандарт и методику этого самого обучения. Иначе говоря, обучение предмету и натаскивание на сдачу ЕГЭ по предмету — это две большие разницы», а также про ФГОС нового поколения: «Это хуже, чем ЕГЭ, это окончательно уничтожит наше образование». Но давайте для полной наглядности ознакомимся со мнением «изнутри» — не от министра, учителей или родителей, а от выпускницы этого года Лады Шамардиной. Итак, что видит человек, ради которого, по официальной версии, и происходит реформа образования?

Отмечая распространение современной техники в школах, она пишет:

«Тогда я обрадовалась, мол, будет лучше и удобнее готовиться к ЕГЭ, в конце концов получить качественное современное образование (ведь все-таки согласитесь, даже самая скучная химическая тема вроде электролиза H2O вызывает интерес, когда это не читается дома в §23, а показано в виде презентации или мультяшки). Да, технологии в школах необходимы. Да, планшеты и смартфоны облегчают учебу и работу. Но вот я отучилась в элитной (для своего города) школе, где было все: и тюль, и ноутбуки Apple в классах, и интерактивные доски, и стадион со специальным покрытием. И...что?».

То, что любой инструмент — это лишь инструмент, и не может заменить преподавание предметов как таковое, понятно школьнице — но реформаторы образования делают вид, что они хотят как лучше — и целенаправленно, настойчиво, умело уничтожают образование в России. Помните известную фразу 2007 года от министра образования Андрея Фурсенко, когда тот на «Селигере» открыто обругал советскую «косную систему», которая предназначена для взращивания человека-творца, между тем как надо, по его мнению, «взрастить потребителя, который сможет правильно использовать достижения и технологии, разработанные другими»? Дело уничтожения образования продолжается, прикрываемое красивой оберткой:

«Сколько презентаций и проектов мы пересмотрели на физике! Эх, вспомнить хотя бы фильм о законе Ньютона-Лейбница. Мы просили включить нам его ровно 7 раз! И не потому, что мы так рьяно любим западноевропейских ученых, а потому что Лейбниц был удивительным образом похож на саму физичку. Мы могли за несколько секунд найти все необходимые формулы в интернете, но 99% урока мы были поглощены синей иконкой VK. А на интерактивной доске всем нравилось с помощью специальной программы рисовать на рабочем столе неприличные знаки. Мы-то знали, как это удалить, а 66-летняя Марина Николаевна –— нет».

Видите изменение подхода к учёбе? Не надо понимать, как выводятся формулы и какова их физическая суть — достаточно быстро найти. Вместо «что и зачем» — фильм: «Гы, Бивис, приколись — этот перец похож на нашу чувиху!». Вместо решения задач —презентации, и т.д.

«Нет, я вовсе не считаю, что технологии и модернизацию нужно отменить. Но в нынешнем состоянии школы, старый компьютерный класс (или вовсе его отсутствие) – ерундовая проблема по сравнению с падением грамотности, узостью нынешнего молодежного мышления, апатии ко всему происходящему в мире. В кабинете №32 у нас было все, что только возможно (на двери даже висела золотая табличка о том, что класс признан одним из лучших в г. Оренбурге), при этом все, что я помню из курса истории, – это эпоха Петра I. Нет, я посещала исправно все занятия и даже не утыкалась в смартфон на полчаса. Просто почти всем одноклассникам предстояло страшнейшее ЕГЭ по истории, а потому все уроки ограничивались разбиранием системы блоков A, B, C1, C4… Учеба свелась к простому принципу: кодификатор — наше все! Наше будущее! Наше образование!».

Именно так. Что означает знание истории? Понимание закономерностей исторических процессов, взаимосвязь экономики, религии, социальных феноменов, этнопсихологии с учётом временного фактора, политологии (также в ретроспективе) и т.д. представление об археологии и источниковедении… А вот навык сдачи ЕГЭ — это зазубривание фамилий, дат и названий.

«Уже в начале апреля я знала, что поступила на журфак МГУ. Призерство по литературе всероса дает потрясающую возможность и поступить, и почувствовать себя необыкновенно свободной от предстоящих психов по поводу поступления. И так как кодификатор остался для меня в счастливом прошлом, я решила в последние месяцы ПОУЧИТЬСЯ впервые за 11 лет. Узнать, как перевести °С в °F, когда была построена железная дорога Москва — Петербург и можно ли все-таки доказать, что 2x2=5. В итоге я узнала лишь один роман Бальзака, который спокойно читала на уроках: «Лад, ну позанимайся тихо своими делами, ну что ты как маленькая», — вот и все, что я слышала от химички, биологички, исторички и т. д. И спрашивается, а так ли нужны новые удобные пуфики и компьютеры, если дети по-настоящему не учатся, а лишь зазубривают кодификаторы — не дай Бог перепутать C1 и B6. Так ли нужны пуфики, может настало время улучшить не только инфраструктуру, но и знания и саму модель образования?».

По-моему, очень наглядно. И, раз уж речь зашла о журфаке МГУ, то помните, как в 2009 году там был скандал, когда вступительный диктант провалили 82% абитуриентов, включая полтора десятка стобалльников по ЕГЭ? И как в этом году экзаменатор завалил абитуриентку, обвинив в незнании новостей на основании того, что на вопрос об отношении «к тому, что Россия ведет войну на территории Украины», последовал абсолютно верный ответ: «Не слышала о том, чтобы моя страна вступала в какую бы то ни было войну»? Очень наглядно, что делается в области образования — и понятно, зачем.

Я уже много раз упоминал о разрушающем действии концепции «образовательных услуг» как таковой, и вот показательный диалог из комментариев к мнению выпускницы:

«— Детям нужно давать ВОЗМОЖНОСТЬ учиться, а не обучать их. Те, кому дано, сами всё возьмут. Ибо захотят. Остальным вполне найдётся место в услужении первым. Или в работах, где достаточно умение читать и трудолюбие, прилежание, честность. Так будет лучше.

— Возможность учиться должна быть в ВУЗе. Вот там никто не должен никого водить за руку. Хочешь учиться — вот тебе темы, семинары, списки литературы, да побольше, места, где стоит бывать. Учись. Не хочешь — вылетай после сессии или плати. А в школе должна быть не возможность, а впитывание знаний и развитие детей, чтобы из школы выходили не тупые, узколобые дубы, а люди, обладающие хотя бы зачатками логического мышления».

Что важно в этом кратком разговоре? Во-первых, непонимание того, что далеко не все дети воспитаны родителями так, что жаждут учиться, а современное общество ориентировано  на ценности развлечения и потребления, так что такое желание будет лишь у меньшинства. Поэтому очень многие таланты останутся непроявленными. Ну и не менее показательно, что «место в услужении» подается как норма. Именно «услужение», а не «менее квалифицированный труд», например, — наглядно, к чему приводит концепция «услуг» вместо «работы / труда / обучения». Во-вторых, у второго собеседника, который занимает, казалось бы, разумную позицию, всё равно имеется «либо плати» — то есть первична, опять же, услуга, просто некоторым можно сделать скидку (даже на 100%), но при этом первично не знание, а оплата «образовательных услуг».

Как уже писалось, «в существующей парадигме «образовательных услуг» их стоимость будет неизбежно расти, а качество — падать». Что понятно и самим школьникам.


Возврат к списку


#WORK_AREA#