Прощай, СПИД! (продолжение)

 Прощай, СПИД! (продолжение) 25.05.2010

Прощай, СПИД! (продолжение)

Глава 7. Свобода: Как я восстановила контроль над своей жизньюпн, 2009-08-31 16:00 - admin 1. Реакция в Греции 2. Реакция за пределами Греции 3. Поворот правосудия  1. Реакция в ГрецииСначала я не объявляла, что прекратила принимать таблетки от СПИДа, и все откладывала размещение этой информации на моей сайте, но вдруг я стала с нетерпением ждать той минуты, когда смогу кричать об этом всем. Как раз в то время я получила звонок от энергичного репортера, Кристины Оикономиду, которая предложила мне на следующей неделе принять участие в телевизионной программе Василиса Вассиликоса51 «Axion Esti» о писателях книг. Я как-то говорила, что никогда больше не приду на телевидение, и теперь вспомнила, как Жиль говорил мне: «Никогда не говори никогда». Честно говоря, я даже хорошенько не обдумывала это. «Большое спасибо», - ответила я. «Съемки запланированы на следующий понедельник». Был вторник - до съемок почти неделя. Теперь я полностью посвящу себя подготовке к этому интервью. Директором шоу был Такис Папагианнидис, по совпадению мы были однофамильцами. Мы встретились впервые и были искренне рады. Интервью вскоре должен был показать государственный канал ЕТ3. Благодаря этому интервью всю следующую неделю я провела в приподнятом настроении. Несколько дней спустя я столкнулась с новым вызовом. «Х» посоветовал мне послать открытое письмо в Греческую ассоциацию профилактики и борьбы со СПИДом (Hellenic Association for the Study and Control of AIDS). Оно должно было быть адресовано мистеру Гаргалианос-Каколирису и мистеру Лазаносу, соответственно президенту и секретарю этой ассоциации. В моем письме я должна была просить их показать мне фотографию вируса ВИЧ и предъявить те доказательства его патогенного воздействия, которые, по их заявлению, у них имелись. Еще одна замечательная идея «мистера Х»! Он опять указал мне путь. Я немедленно отослала ему письмо и стала ждать его ответа. Он ответил в тот же день: Вам нужно не только попросить у них фотографию вируса. У них много этого добра, и все это фальшивки. Даже если одна фотография окажется настоящей, этого не может быть достаточно, фотография должна идти с полным описанием ее происхождения, чтобы мы могли подтвердить ее. И конечно, этого тоже недостаточно. Нам также нужно доказательство, что частицы на снимках действительно являются тем, что они утверждают, со всеми биохимическими характеристиками, а также они должны быть изолированы от других частиц. Если нет биохимических характеристик, то не может быть и соответствующей вакцины. Что-то вроде этого должно было быть достаточным, поэтому я написала: Мистеру П. Гаргалианос-Каколирису, президенту Греческой ассоциации профилактики и борьбы со СПИДом (Hellenic Association for the Study and Control of AIDS) и мистеру М. К. Лазанасу, секретарю Греческой ассоциации профилактики и борьбы со СПИДом (Hellenic Association for the Study and Control of AIDS). 1/11/2007 Уважаемые господа, В преддверии Всемирного дня борьбы со СПИДом я приглашаю вас сделать совместный шаг в этом направлении. Отвечая на ваше письмо от имени Греческой ассоциации профилактики и борьбы со СПИДом (Hellenic Association for the Study and Control of AIDS), от 14/02/2007, в котором вы заявляете, что мои мысли являются чрезвычайно опасными для общественного здоровья, что вирус ВИЧ был изолирован и сфотографирован, а также, что «существуют неопровержимые доказательства того, что ВИЧ вызывает СПИД», я прошу вас предоставить эти доказательства. Я прошу вас проинформировать нас, когда и где были опубликованы научные документы, в соответствии с которыми было доказано существование ВИЧ, и предоставить нам эти документы, чтобы мы могли проверить их достоверность. Кроме того, нам так же нужен документ, подтверждающий патогенное воздействие вируса. Ожидаю вашего ответа, Мария Папагианниду maria@hivwave.gr Естественно, я бы отослала их ответ, если бы он пришел, доктору Эндрю Маниотису, который мог обнаружить их слабости. Я включила это письмо во введение к моему сайту, и стала ожидать, когда же это принесет плоды. Они будут вынуждены прислать мне публикации, о которых я спрашиваю, в противном случае либо они заставят меня замолчать навсегда, либо я их. Письмо было отослано в Греческую ассоциацию профилактики и борьбы со СПИДом (Hellenic Association for the Study and Control of AIDS), а также всем медицинским репортерам и СМИ нашей страны. Запрос был публичным, и они должны были ответить на него. Но Греческая ассоциация профилактики и борьбы со СПИДом (Hellenic Association for the Study and Control of AIDS) совершенно проигнорировала этот запрос и позаботилась только о том, чтобы заклеить все электрички в метро красными плакатами с лозунгом «Не заразитесь...», напечатанном поверх схематического эскиза презерватива, на котором слова «Любовь, Жизнь, Презерватив» шли в виде гирлянды. Опять все то же. Как будто мы должны прожить все свою жизнь, боясь секса. Я наткнулась на этот депрессивный плакат, возвращаясь из Паллини. Плакаты были во всех пригородных электричках, поездах метро и автобусах. Еще долгое время я постоянно сталкивалась с этой рекламой, где под презервативом красовалась подпись Греческой ассоциации. Вернувшись домой, моим первым желанием было с облегчением открыть мой любимый ноутбук и погрузиться в мой персональный рай. Я быстро пробежалась по данным мною интервью, которые были размещены на моем сайте. Каждое из них тогда было для меня своего рода психотерапией. Мне это помогало, когда я отвечала на вопросы. Я обратила особое внимание на замечания, которые сделала журналистка Варвара Георгиаду во время интервью для кипрского журнала «Мадам Фигаро» по случаю Всемирного дня борьбы со СПИДом. На меня произвел впечатление персонал этого журнала, их любезность, их вежливость и их такт. Но когда эти люди стали расспрашивать меня о моей истории, что-то меня сдерживало. Как будто мне не хотелось их пугать, поэтому я инстинктивно представляла все в розовом свете. На вопрос: «Как отреагировала ваша семья? Они запаниковали?», я ответила: «Паники не было. Когда они узнали, когда меня доставили в больницу во второй раз, они еще раз заключили меня в объятия. В подобных случаях мы всегда поддерживаем друг друга. К счастью для меня они знают, как оказывать поддержку. Они не изменили своего отношения ко мне». Это правда, но тогда никто не знал, что мы делали, когда нас никто не видел. Мы все рыдали. На вопрос: «Как это восприняли ваши друзья?», я ответила: «Аналогично. Тут дело не только в дружбе и любви, но и в духовности. СПИД был и остается криптограммой. Он бросает вызов - вы должны решить эту загадку. Мои друзья могли только с интересом наблюдать за тем, чтоб происходило со мной». Это была правда, но их участие не могло сильно утешить меня. Я знала, что их намерения были добрыми, но мне было очень тяжело. На вопрос: «Когда вы сказали: «Много раз им казалось, что они потеряли меня. Вы просто ждете смерти», о чем вы тогда думали», я ответила: «Это не было так уж ужасно. Только не для меня. Я просто думала, как это отразится на моей семье. Но мне казалось, что они уже свыклись с этой мыслью». Я знала, что это не так. Они никогда не могли с этим свыкнуться. Я огорчила их на всю жизнь. Затем, на вопрос: «Вы боялись смерти?», я дала им абсолютно правдивый ответ: «Я думаю, что изгнала ее. Пару раз я оказывалась в состоянии близком к смерти. И это было приятное чувство. Ни боли, ни проблем, ничего. Просто умиротворение, пустое пространство и много света, движение вперед. Я уходила. Возвращение к действительности раздосадовало меня. Особенно, когда доктора сказали мне, «Вы сможете прожить намного больше». Должна ли я быть довольной? Это значило, что я обречена беспомощно страдать намного дольше. Я вспомнила похожий фрагмент из «Идиота» Достоевского, когда главный герой Мышкин рассказывает о своей случайной встрече с человеком, которого когда-то выводили на расстрел: «... Ему уже объявили смертный приговор за политическое преступление. Через двадцать минут пришло сообщение о помиловании. Но в промежутке между этими двумя приговорами он, по меньше мере, минут пятнадцать прожил под несомненным убеждением, что через несколько минут он вдруг умрет. Последние пять минут казались ему бесконечным сроком. Он составил план на то время, что у него осталось. Он рассчитал время, чтобы проститься с товарищами: на это он положил две минуты. Потом две минуты еще положил, чтобы подумать еще раз про себя, и последнюю минуту, чтобы в последний раз кругом поглядеть. Но самым тяжелым для него была навязчивая мысль: что произойдет, если он не умрет, если он вновь обретет жизнь. Какая вечность! Все это принадлежало бы ему, тогда бы он обратил каждую минуту в целый век, ничего бы не потерял, ничего бы даром не истратил!» О, да, я испытывала это как раз в тот момент, независимо от того, что делали другие. Позвонил Триантафиллос из Салоников и сказал мне, что он в Афинах. Он собирался присутствовать на 19-й Всегреческой Конференции Греческой ассоциации профилактики и борьбы со СПИДом (Hellenic Association for the Study and Control of AIDS), проходившей в отеле «Caravel». «Почему бы вам не прогуляться, мы также могли бы и поболтать», - предложил он, как я и ожидала. Итак, наши «приятели» проводят свою ежегодную конференцию. Был солнечный день, пятница, 23 ноября. До Всемирного дня борьбы со СПИДом оставалась неделя. Отель «Caravel» был поблизости, но эта идея в восторг меня не привела. Это будет просто пустой тратой времени. «Давайте пойдем, мы сможем увидеться с новыми людьми, найти других ВИЧ-позитивных и узнать, что они делают со своими лекарствами». Жиль тоже воспринял это с энтузиазмом, и мы решили присоединиться. Честно говоря, я никогда раньше не бывала на конференциях по СПИДу, и это был хороший шанс на все взглянуть. Я слабо улыбнулась, когда мы подошли ближе, почувствовав особую ауру на расстоянии. Вход в отель «Caravel» был блокирован припаркованными роскошными машинами гостей, но толпы не было. Мы вошли в знакомое бесцветное фойе, прошли на нижний этаж и там стали свидетелями всего великолепия конференции. Это было так, как будто мы вошли в Хондос Центр52 в Панграти. Продукция фармацевтических компаний была представлена в разукрашенных киосках наряду с огромными плакатами, изображающими множество юных Адонисов, лежащих на солнышке. На некоторых плакатах красовались надписи вроде «Жизнь продолжается», некоторые были вообще без надписей - картинки говорили сами за себя. Желтые сумки, наполненные подарками, распределялись только среди врачей. И множество известных имен вокруг: Gilead, GlaxoSmithKline, Abbott, Boehringer Ingelheim, Bristol-Myers Squibb, Pfizer, Roche, Tibotec, Prezista - все названия конкурирующих компаний. Какое торжество. Элегантные служащие стояли за киосками, готовые приветствовать нас. Вокруг прохаживалось всего несколько человек. Вид у них был космополитический, полностью гармонирующий с присутствием службы безопасности. Киоск неправительственных организаций был похож на экзотическую птицу. Я думала, что там не было ВИЧ-позитивных, пока не увидела свою подругу, Александру Атинаиу. В этом был определенный смысл, потому что мы обе были авторами соответствующих книг. Вечером должен был состояться прием на щедрые пожертвования, сделанные большими фармацевтическими компаниями. Я совершенно не хотела на это смотреть, но Жиль взял мою маму на вечернюю сессию. Они хотели послушать речь о случаях, когда ВИЧ-позитивные пациенты прекращали лечение СПИДа, а потом вновь начинали. Позже мне сообщили, что ученые на собрании только сравнивали количество Т-клеток до и после прекращения приема лекарств. Но они совсем не говорили о том, как люди себя чувствовали до и после. «Мы не знаем количество Т-клеток у Марии, потому что Маниотис велел нам не проверять его», - озабоченно сказала мама. «А вы знаете количество ВАШИХ клеток Т4? А я? Почему же Мария должна знать?» - ответил ей Жиль в его обычной милой манере. Позже в тот же день, мой любимый показал мне еще одну новость53. «Центральный Археологический совет отклонил запрос министра здравоохранения об освещении Парфенона красным светом в честь Всемирного дня борьбы со СПИДом 1-го декабря». К счастью Центральный Археологический совет настоял на своем; это было избавление лишь по счастливой случайности. Как будто чувствуя, что может произойти, Василис Василикос решил вмешаться, и представил свою телевизионную программу «Axion Esti» на следующий день, за неделю до Всемирного дня борьбы со СПИДом. Наконец-то кто-нибудь окатит их холодной водой. В самом деле, мое появление было «живым доказательством», что можно прекрасно выжить и без использования лекарств от СПИДа, даже если вы чуть было не погибли от использования этих самых лекарств. Это произвело огромное впечатление. Реакции на мои разоблачения были многочисленными и трогательными. Это было похоже на Олимпийские игры; люди хотели не столько победить, сколько принять участие. Позвольте мне начать с письма от новой ВИЧ-позитивной подруги с Крита. Она уже появлялась в этой книге, но до сих пор была под псевдонимом: Доброе утро, моя дорогая Мария, Причиной этого письма стал теле-марафон проведенный сегодня на ЕТ1 (греческий национальный телевизионный канал) о ЮНИСЕФ на тему «Ребенок-Бедность - СПИД». С тех пор, как они разрушили Африку тем, что создавали бедных, осиротевших и больных детей, они эксплуатируют человеческое сострадание и доброту, организовывая теле-марафоны, чтобы собирать деньги, предназначенные для того, чтобы якобы «помочь» обездоленным. И весь мир, словно под гипнозом, проглатывает все, что они ему дают (ОНИ загипнотизировали его, я имею в виду США). Поэтому я передумала. Я хочу написать свое имя ПОЛНОСТЬЮ (ИМЯ + ФАМИЛИЯ). Так много людей поднялось и заявило о неприятии СПИДа. Таким способом я заявляю о своем неприятии ЛЖИ и СПИДа. Целую, Иоанна Вы поняли, кто это был? Под псевдонимом Eleni она зашла в «Гераклио» и открыла, что мы являемся секретными номерами, как узники Освенцима. Теперь она открыла свою личность: Иоанна Драмитинос из Ретимно. Другой человек предупреждал меня: Не думайте, что врачи в этом не замешаны. Не давайте себя одурачить. Когда я четыре года назад спросил дружелюбного врача, что делать, если мой презерватив порвался во время секса с девушкой, он ответил: «Когда я эмигрирую в Албанию, тогда вы заразитесь вирусом СПИДа...» Вы знаете, сколько он совершил заграничных круизов!!! Определенно больше 28. Нет ни одной страны или штата. Мы все - одна большая масса. Они запаниковали. Они проигрывают. После Миннесоты будут и другие штаты. И знаете почему? Потому что фармацевтические компании уже не ладят друг с другом и с соответствующими министрами. Еще один голос: 20-летний юноша, видевший, как умирают его друзья: Мария, они воруют наши жизни... Я бы хотел помочь прекратить это лицемерие и лжелечение. Где же права человека? Каждая фармацевтическая компания использует нас для своих тестов и ведет нас к смерти... где же ООН, которая должна защищать все ВИЧ-серопозитивные жертвы? Они всех нас продают, а мы сидим, позволяем этому происходить, а они убивают нас, мучают, разрушают нас. Все о чем мы просим - это освобождение, а они только и делают, что убивают нас. Кто дал им право убивать нас? Неужели все должно иметь свою цену? Мне 20 лет, и я не могу мириться с этой мерзостью вокруг нас. Сегодня один из моих друзей обнаружил, что у него СПИД. Завтра это может случиться со мной. Что мне делать? Как мне устоять на ногах, когда все игнорируют меня? Как такое может быть, что в 1984-м люди могли наслаждаться сексом в любое время и в любом месте, а сегодня они все сексофобы? Что является преступлением? Два года тому назад я был в Лондоне и видел людей, которые страдают, которым больно, у них в самом деле сильная диарея, высокая температура и лекарства ухудшают их состояние с каждым днем. И почему все это так? Кто заплатит за убийство моего друга Клавдиуса, которому было всего 23? Кто заплатит за Сабину? АЗТ превратил ее в костлявого миниатюрного ребенка. Извините, но мы не заслужили этого. Это не честно. Отец бесчестным образом погубленного ребенка: Все отменить! Землетрясение! Туман рассеялся! Зажигается свет! Ясно видна цель! Многие из вас и ваших товарищей всегда будут здоровы! И «ВИЧ-позитивные», которые следуют по вашему пути, тоже, так они покажут его другим, чтобы и они присоединились. К несчастью для меня уже слишком поздно. Четыре года назад и потерял моего сына (ему было 23). Он принадлежал к группе «инфицированных через продукты крови». Диагноз ВИЧ-позитивен ему был поставлен очень давно с... шестилетним ретроспективным эффектом. (!) Благодаря вашему сайту и ссылкам на нем я смог аналитически взглянуть на последние 10-15 лет своего мальчика. Он был настоящим мучеником, испытав все антиретровирусные лекарства и инфекции, вызванные ими. В конце концов, он погиб из-за отказа печени, как и многие в последнее время, судя по сообщениям специалистов на вашем сайте, но его отказ печени не был типичным для СПИДа. Это смешно, но сейчас я чувствую себя спокойнее, потому что я нашел ответы на терзающие меня вопросы. Тем не менее, меня просто сводит с ума несправедливость этого случая, как и всех остальных случаев. Эксперты все больше и больше сомневаются в тестах на ВИЧ, и в том, что этот вирус вызывает СПИД. Наши врачи, которые работают в стране самого Гиппократа, беспокоятся только о своей карьере и о своем престиже. Ответственность огромна. Итак, цель ясна, давайте все вместе пытаться ее достигнуть, чего бы это ни стоило. Ваш друг. ВИЧ-позитивный парень, тоже принявший решение прекратить использовать лекарства от ВИЧ после того, как прочитал мою историю, сообщил мне, что есть «греческий Дюсберг» - женщина-врач! Я не знала об этой части истории СПИДа в нашей стране: То, что я ВИЧ-позитивен, было обнаружено в 1989, и мне посчастливилось, что обо мне заботилась доктор Лиану из Центра сообщений Афинского Университета. Она была единственным врачом (потому что она - исследователь), который мог сказать, что СПИДа не существует, что мы лечим состояние иммунодефицита. Она лечила это мега-дозами витамина С!!! Как вы понимаете, через несколько лет после того, как Центр сообщений был закрыт ВИЧ-профсоюзом, я потерял контакт с другими ребятами. Как бы то ни было, случаи, которые она лечила, были очень серьезными, то есть это были психопаты, получающие лекарства, или наркоманы, употребляющие наркотики, и вы знаете, как в обоих случаях разрушается иммунная система. И все же, я могу сказать вам, что все они стали ЗДОРОВЫ. Моей ошибкой было то, что после того, как я разорвал отношения, длившиеся четыре года, я впал в депрессию, и у меня развился опоясывающий герпес из-за последовавшего снижения иммунитета. Я пошел в больницу «Сиггроу»! Там мне назначили хорошо известное лечение: то есть терапия против герпеса плюс лекарства от СПИДа: очевидно из-за того, что иммунонедостаточность достигла «красного сектора», как будто кто-либо, кто болен опоясывающим герпесом, может быть силен как бык! Таким образом, я попал в ловушку и без остановки принимал лекарства от СПИДа, пока не наткнулся на ваш сайт. Я заглянул в прошлое и еще раз внимательно посмотрел на все, что случилось. Я увидел, каким я был глупцом, что прекратил лечение доктора Лиану и вернулся к проклятым таблеткам от ВИЧ! С тех пор, как я начал их пить, меня замучили различные дерматологические проблемы, а недавно мои локтевые суставы раздулись до размера куриного яйца. Как бы то ни было, я бросил пить таблетки шесть дней назад, и моим локтям стало уже лучше! А дисплазия, которая мучила меня многие годы, (хотя я принимал множество лекарств, даже интерферон, чтобы унять ее, но безрезультатно), начала отступать! (...) Грегори Вот еще одно письмо от человека, потрясенного тем, чего ему удалось избежать: Дорогая Мария! Прежде всего, я должен поблагодарить вас за то, что вы есть, и за то, что вы своей борьбой поддерживаете людей вроде меня. Почти два года назад мне был поставлен диагноз «ВИЧ-позитивен». Я отправился в «Кратико» (греческая национальная больница в Афинах) - где диагностика проводилась каждые три месяца, чтобы проверить, уменьшается ли у меня количество антител, и нужна ли мне лекарственная поддержка. Потом у меня началась ужасная депрессия, и я отправился в «Сиггроу» (другая греческая больница) за психологической «поддержкой», потому что, по общему мнению, мне не следовало говорить с друзьями. Короче говоря, я больше не мог этого выносить, и недавно я сказал об этом моей семье. К счастью они видели вас по телевизору, когда вам вручали награду. Мы читали ваши книги и видели ваше интервью. Я и представить себе не мог размеры этого огромного преступления, которое подступило так близко ко мне. Я решил больше никогда не ходить в "Кратико" на тесты. Вместо этого только обычный медосмотр, как у всех здоровых людей, для моего общего здоровья. Молодая женщина, занимающаяся наукой, прислала эти еретические послания, подписавшись своим полным именем и рискуя карьерой: ... Я имею степень кандидата наук по биологии, и я - научный сотрудник иностранного университета. Я ежедневно работаю в лаборатории над исследованиями по молекулярной биологии и генетике. Я не специалист по СПИД/ВИЧ и не могу формировать мнение о том, является ВИЧ причиной СПИДа, или нет, но я хочу заметить, что ПРЕДСТАВИТЬ ФАЛЬШИВЫЕ ЛАБОРАТОРНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ - ЭТО ОЧЕНЬ ЛЕГКО. Мы в лаборатории сталкиваемся с этим мошенничеством каждый день, когда пытаемся воспроизвести опубликованные результаты других исследовательских команд и не можем. НЕДАВНЯЯ СТАТИСТИКА ДОКАЗЫВАЕТ, ЧТО ПОЛОВИНА НАУЧНЫХ ПРОЕКТОВ ЯВЛЯЕТСЯ ОШИБОЧНЫМИ! Я считаю, что за вопросом СПИДа стоит большая ложь, а не ошибка. ... Я бы не хотела называть свою фамилию, ни организацию, на которую я работаю. Чтобы сообщить о специфических исследованиях, я должна иметь согласие моего курирующего профессора, а это невозможно. Например, около трех лет назад в отделении, где я работаю, было обнаружено, что результаты важного проекта были подтасованы. Эта работа была опубликована в «NATURE», но никто не написал в этот известный журнал, чтобы сообщить об этом. Я знаю, что есть курирующие ученые, которые верят в то, что ВИЧ не вызывает СПИД (я также видела документальные фильмы, где приводились научные факты), но я сомневаюсь на счет аспирантов, которые работают в лабораториях ВИЧ/СПИД и обнаруживают, что результаты их работы показывают полную противоположность [тому, что они должны были показать]. Что они тогда делают?... вероятно, им нужно устроить несколько научных публикаций, если они хотят стать академиками...» Желаю вам всегда оставаться здоровой, ХХХ А вот молодой санитар-коммунист: Доброе утро, Меня зовут Анджелос Василакис, мне 28 лет. Я работаю младшим санитаром в Афинском доме для престарелых. Я совершенно ошеломлен тем, что я видел и прочитал на этом сайте. Я учился 2 года в бывшем среднем медицинском училище Греческого Красного Креста. Я изучал уход за больными в течение года (второй курс обучения) в 10 ТЕЕ (техническое профессиональное образование) в Панграти. Сегодня я на третьем курсе Первого отделения сестринского дела в TEI (Организация технического образования) в Афинах. Проклятье, я не хочу ругаться! Но придется! Я ранее не слышал ни слова из того, что вы говорите и пишите! Об этом не упоминают даже в сносках. Не говорят даже с пренебрежением: что «вот, мол, СПИД, а вот ... его отрицание». Хотя бы с пренебрежением, но они должны были сказать об этом. Они ОБЯЗАНЫ были упомянуть об этом. Я изучал уход за больными целых шесть лет. В училище я был достаточно внимательным студентом, но я не слышал об этом ни слова. Признаюсь, что в TEI я не являюсь образцовым слушателем у своих учителей по многим причинам. Но если бы что-то столь же важное, как те вещи, что вы описываете, было там сказано, то, честное слово, я бы это выучил!! Я не хочу утомлять вас. Вот что я хочу сказать: Вчера (19/1) я работал в вечернюю смену. В конце моей смены пришли ребята из ночной смены. Одна из моих лучших коллег дала мне бумагу с адресом вашего сайта и сказала, что это меня просто ошеломит. Она не рассказала мне, о чем там идет речь. Эта коллега не работает ни медсестрой, ни младшей медсестрой. Она не врач и не имеет никакого отношения к медицинским исследованиям. Она - посыльная-уборщица. По дороге с работы я купил воскресные газеты и, после того как прочитал их, зашел на ваш сайт. И я был ошеломлен... Моя коллега была права. АБСОЛЮТНО ПРАВА. Какова ее специальность еще раз...? ОНА ОТКРЫТА ВСЕМУ НОВОМУ! О, ДА! К ЧЕРТУ СПЕЦИАЛЬНОСТИ, СТЕПЕНИ И АНТИ-ДИАЛЕКТИЧЕСКУЮ НАУКУ **!! Я проверю то, что вы говорите. Я буду искать, чтобы проверить, а вдруг вы ошибаетесь. Меня ошеломили не ваши аргументы. У меня не было времени изучать их, а я думаю, это займет много времени. Что меня потрясло, так это ПРОТИВОРЕЧИЕ. НЕИЗВЕСТНОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ. СКРЫТОЕ ПРОТИВОРЕЧИЕ. Если я увижу, что вы неправы, то я найду вас и освищу вас, даже если это и не так важно. В противном случае, если вы правы, на этот раз я уже не буду ошеломлен... P.S.1: Если моя дорогая "Ризоспастис" (греческая коммунистическая газета) не касалась этой проблемы, то этому должно быть хорошее объяснение... МЫ КОММУНИСТЫ ИЛИ НЕТ!! У НАС ЕСТЬ ПРАВО ОТВЕЧАТЬ54!! P.S.2: Я (все еще...) не являюсь ВИЧ-позитивным. Я не черный. Я не невежественный. Я не гомосексуалист. И ЧТО?? У НАС ЕСТЬ ПРАВО ОТВЕЧАТЬ!! Женщина-переводчик отреагировала так, как будто она только что очнулась от глубокого сна: Дорогая Мария, в первый раз я зашла на ваш сайт в воскресенье 28/10/2007, а потом я также посетила http://www.peaceandlove.ca/ вашего любимого Жиля. Честно говоря, я не могла поверить своим глазам, хотя то, что я читала, было более подтверждено документально и более разумным чем то, что за все эти годы уже успели вложить в наши головы как божественные законы. Пропаганда и запугивание с помощью непобедимой угрозы очень эффективны. Мы полны страха, мы считаем себя ответственными и взрослыми, проходя эти тесты на СПИД, а что же выясняется? Абсолютно ничего? Мария, непоколебимо продолжайте свой путь, продолжайте переводить эти шокирующие статьи и интервью, иначе, если мы останемся во власти глупого страха и позволим несправедливо изолировать людей... мы пропали! Другие потрясенные люди задавали вопросы вроде: Многие организации (такие как «Врачи без границ», «Action Aid» и т.д.) рекламируют свою работу и мероприятия против многих болезней в Африке, и в первую очередь против СПИДа (это броское заболевание, не то, что брюшной тиф и остальные), они просят "мелкую буржуазию" делать пожертвования на медикаменты для детей в возрасте 3, 6, 12 месяцев, в зависимости от внесенной суммы денег. Мой вопрос состоит в следующем, будет ли это разоблачено - все это, что появляется на горизонте - театр, разыгрываемый за наш счет, все эти деньги уходят в чьи-то карманы. Только Богу известно, что они собираются с ними делать! В течение недели после Всемирного дня борьбы со СПИДом произошло самое неожиданное событие года. Впервые в афинской прессе, на первых страницах была опубликована статья под названием «СПИД, глобальный скандал». Это было интервью доктора Маниотиса, данное нашему корреспонденту в Вашингтоне Ламбросу Папантониу. Конечно, я знала об этом заранее, но мы не были уверены в возможности публикации, пока это не произошло. Еженедельник, который это опубликовал - «Параскеви+13»55, единственная газета, сообщившая о моей просьбе предоставить доказательства концепции ВИЧ/СПИДа, которая была направлена в Греческую ассоциацию профилактики и борьбы со СПИДом (Hellenic Association for the Study and Control of AIDS). Эта же газета сообщала, что ответа так и не было получено. Я позвонила редактору газеты Спиросу Сурмелидису, чтобы поздравить и лично поблагодарить его, и он согласился разрешить нам разместить это интервью на моем сайте, где оно будет доступно всем. Тем не менее, ни одно из главных СМИ не прокомментировало это событие. Полное молчание. Но никто уже не мог изменить эту новую реальность: все 32 страницы интервью профессора, преподающего в крупнейшем медицинском институте Соединенных Штатов (Иллинойский университет в Чикаго) было опубликовано в афинской прессе, и было доступно каждому при помощи нескольких кликов в Интернете. Мистер Сурмелидис и его коллеги должны этим гордиться. 2. Реакция за пределами ГрецииМое первое интервью, которое я дала после прекращения приема лекарств, было переведено на английский. Это было интервью для программы «Axion Esti». Мы разместили его с субтитрами на Google Video, а затем уведомили организацию «Переоценка СПИДа» (Reappraising AIDS), возглавляемую Дэвидом Кроу из Альберты (Канада), чтобы они сообщили об этом всему миру. Вскоре мое сообщение размножилось, и возвращалось в перефразированном виде от других людей, присылавших мне из Италии, Испании, Ирландии, США рассказы о своем освобождении. Джулия из Ирландии написала мне о том, как ей поставили диагноз ВИЧ в 1997, лечение начали в 2005, а через год прекратили из-за невыносимых побочных эффектов, вызвавших периферическую невропатию и спутанность сознания. Каждые день с утра до полудня она страдала так, что готова была согласиться на лоботомию, а ночью ей нужно было лечь спать до 10 часов, чтобы избежать возможных серьезных побочных эффектов, влияющих на центральную нервную систему. «Мы не можем сказать ничего хорошего об этом лечении. Страшно подумать, что люди всю жизнь принимали такие токсические медикаменты, и при этом так мало известно о том, что лечат эти препараты, если вообще они что-нибудь лечат. Существуют большие подозрения на этот счет. Пропаганда играет здесь свою роль - закрывая огромную нехватку фактических свидетельств, подтверждающих то, что говорят нам врачи и СМИ, работники общественного здоровья и исследователи. Это безумие». Джоанна, 55 лет, из Нью-Йорка, рассказала о том, как два года тому назад в больнице ее признали почти мертвой. Ее состояние ухудшалось в течение года, у нее выпадали волосы, и она не могла ничего есть из-за тревоги, связанной с семейными обстоятельствами. В больнице у нее диагностировали серьезную грибковую инфекцию, а также пневмонию и низкий гематокрит. Потом дежурный врач в первый раз диагностировал СПИД и представил ей список возможных вариантов, включающих и АЗТ. Она всю жизнь занималась йогой, вегетарианством, органическими диетами, пищевыми добавками и никогда не ходила по врачам, и после всего этого она начала лечение. «Я вдруг должна была выносить все то, чего избегала всю жизнь, потому что я просто не знала, что еще делать. Я прожила на лекарствах целый год, и прекратила их принимать в прошлом мае. Для меня это был день, полный невероятной радости и освобождения.» Изабель из Барселоны написала, что прекратила принимать лекарства три года назад, потому что устала жить, как зомби, бродя вокруг больниц, и узнала о существовании «СПИД-диссидентов». Последовал чудесный период восстановления. Потом она наслаждалась своим телом без липодистрофии, путешествовала по Европе, жила в Берлине. Она почти забыла о СПИД-врачах и бесчеловечных больницах, и теперь чувствует себя «нормальным человеком», свободным от тяжелого груза. Но Изабель также хотела распространять это сообщение. С помощью друзей и сторонников она собрала деньги, чтобы поставить документальный фильм. Шведские продюсеры, жившие в Барселоне, хотели помочь с финансированием, чтобы фильм можно было показывать по телевидению. «Патриция Монцани, содиректор, из Италии. Мы встретились в Берлине в 2005-м, когда вместе с испанским журналистом, Али Сатурио, собирали свой проект. Мы с Патрицией пришли из художественного бизнеса, и мы обе изучали кино. Документальный фильм рассказывает историю женщины (мою историю), которая, пройдя через ад, обнаруживает, что все ее страдания из-за жадности фармацевтической промышленности. Я могу рассказать вам о первых годах АЗТ, когда большинство моих друзей умерло, не дожив до своего 30-летия. В фильме мы встречаем людей, которые объясняют, как они пришли к пониманию правды. Мы брали интервью у испанских врачей, социологов, серопозитивных пациентов, принимавших лекарства, и других, кто их не принимал, матерей, биохимиков, журналистов и т.д.... и мы также включим сюда Дюсберга, Перта Группа, Мбеки, Маггиор, Шентона, Лиэма Шеффа и т.д... Мы хотим рассказать нашу историю. Наша история принадлежит вам и еще миллиону человек...» Работа над этим проектом продолжалась три года, в августе 2008-го они планировали собрать все интервью и начать монтаж фильма, поэтому мне посоветовали сделать «авто-интервью», на что я с удовольствием согласилась. Вскоре после этого я получила сообщение от Дэвида Кроу, директора общества «Переоценка СПИДа» (Reappraising AIDS) в Альберте, о новом проекте, в котором я могла бы принять участие: «Гарри Налл собирается снимать фильм о цензуре в ВИЧ = СПИД медицине и науке. Если вы или ваша карьера пострадали в результате ваших сомнений о связи ВИЧ = СПИД, что выразилось в виде отказа в финансировании, остракизме, отказе от должности и т.п., Гарри будет интересно взять у вас интервью. Интервью будет сфокусировано не на том, как вы не соглашаетесь с традиционной теорией, а на цене, которую вам пришлось заплатить за свое несогласие». Об этом я могла сказать не много, по крайней мере пока. Но мы могли запланировать показ фильма в Греции, когда будем готовы, потому что я знаю, что не всем в нашей стране так повезло, как мне. Например, учительница из Салоников рисковала быть уволенной за несогласие по поводу ужасного видеофильма под названием «Вся правда о СПИДе», который каждый год показывали в школах. Ужас во всем своем великолепии. 14 декабря пришло еще одно обнадеживающее послание от доктора Маниотиса. Он помогал Одри Серрано, которую лечили от «СПИДа» без всякой на то причины, выиграть в суде ее дело: Привет друзья, Возможно, мы вчера выиграли в суде общей юрисдикции первое дело по СПИДу, с 3,7 миллионами долларов компенсации. Это дело Серрано. Это очень важное судебное решение, которое показывает... насколько бессмысленны тесты на ВИЧ и следующее за ними лечение.56 Легко можно понять, что случилось с Серрано: ее начали по ошибке лечить от СПИДа, и у нее развился СПИД. Вскоре после этого появился Стефано из Италии, еще один «ВИЧ-позитивный» бунтовщик, который был очень доволен знакомством с нами. Он написал мне: Я хочу спросить вас: если вирус так и не был отслежен, а тесты не были, по сути, одобрены, то почему продолжают говорить о ложно-позитивных результатах? Существует ли какой-нибудь действительно позитивный результат? Это было и моим вопросом. Каждый тест, который я проходила, показывал, что я позитивна, было ли это истиной или ложью? Более того, можно ли вообще рекомендовать кому-нибудь проходить подобный тест? 3. Поворот правосудияДля меня настало время продолжить исследования. У адвокатов могло быть хорошее основание, чтобы выиграть гонку, но судьи могли быть подкуплены. «А существуют ли неподкупные судьи?» - однажды спросила я у молодого адвоката Раниа Кастару, который посетил мой сайт. «В подобных делах существуют другие способы оказывать давление. Их предупреждают, что они перестанут продвигаться по службе и будут оставаться на одном месте в течение многих лет, будут выведены из игры, что их могут отправить в отпуск для обдумывания ситуации». Это напомнило мне недавний случай в суде57 Австралии с Робертом Галло в качестве «звездного свидетеля». Выйдя из неожиданно взятого отпуска, судья представил свое решение в угоду официальной точке зрения. Мы не знаем, оказывалось ли на него давление подобным способом. В Германии было много судебных исков, поданных гражданами, в которых задавались фундаментальные вопросы о СПИДе. «Х» тщательно их рассмотрел и поделился полученными сведениями. Здесь ведущая фигура - это доктор Стефан Ланка, вирусолог, в недавнем интервью сказавший очевидную вещь: «Я не единственный, кто заявляет, что существование так называемого вируса СПИДа, ВИЧ, никогда не было научно доказано, и что это считается доказанным, благодаря «консенсусу». Федеральный министр здравоохранения Улла Шмидт 05.01.2004 ответила члену федерального Парламента Рудольцу Краусу: «Конечно же, на основе глобального научного «консенсуса» считается научно доказанным, что ВИЧ [является причиной СПИДа]». С тех пор каждый, кто задает вопрос «а где же вирус?» априори получает отказ, как сторонник доктора Ланка, который распространяет ложь. Но он и его друзья тоже хорошо организованы: они создали организацию «Klein-Klein-Aktion» и создали сайт http://www.klein-klein-aktion.html/, где они собрали все неопровержимые доказательства. Они также предоставили соответствующие аргументы и юридические формальности. В настоящее время этот материал дан на немецком языке, а скоро выйдет и на английском. Министр здравоохранения Германии перестала утверждать, что любой патогенный вирус может быть непосредственно обнаружен, потому что в течение нескольких лет граждане снова и снова задавали вопрос сотрудникам Федерального министерства здравоохранения, где же научные доказательства существования предполагаемого патогенного вируса? И каково же было решение? После многочисленных акций в германском парламенте, Федеральное министерство здравоохранения переложило ответственность на Федеральное министерство исследований, которое сейчас официально обязано выполнить самую нелепую задачу: довести до всеобщего сведения, что юридически гарантированная свобода науки не позволяет государству подвергать сомнению ни одно из научных утверждений. Пиком этой деятельности, давшей нам массу материала, стала официальная переписка между профессором Нимицом и федеральным Министром здравоохранения. «Х» сам перевел ее на греческий. В этой официальной переписке Нимиц сообщает о признании Министром здравоохранения научной недоказанности того, что вирус «ВИЧ» является причиной СПИДа: Г. - У. Нимиц, ул. Probstheidaer, 10, Лейпциг Федеральному министру Юргену Триттину Специальному уполномоченному федеральному министру BMfVEL, Александерплац 6, 10178, Берлин Господин Министр, В середине ноября я планирую провести открытое собрание на научной основе, касающееся прогноза пандемии птичьего гриппа. Это собрание будет проходить в Берлине. Я был очень обеспокоен предсказанием пандемии в середине 80-х от несостоявшейся ожидаемой эпидемии СПИДа, до как-то с этим связанного возвращениям к обсуждению в Парламенте вопроса: было ли научно доказано существование вируса СПИДа, называемого ВИЧ. Ответ, шокировавший меня, был следующим: «Согласно информации, полученной от федерального Министра здравоохранения (BMG), доказательство присутствия ВИЧ в плазме или сыворотке пациентов при помощи электронного микроскопа не было получено...» Это «признание» Министра абсолютно уникально. На подобном признании можно основывать серьезные уголовные обвинения (соучастие в преступлении против человечества, геноциде и т.д.). Может быть, это, в конце концов, заставит врачей постепенно прекратить поддержку антибиотиков и вакцин, либо из человеческих побуждений, либо из страха перед жалобой пациента, потому что постепенно все врачи будут проинформированы и очнутся от летаргии, связанной с промыванием мозгов, от которой они долгое время страдали. В конечном итоге все узнают об этой трагедии, которая унесла жизней больше, чем все войны человечества. Это письмо Нимица является хорошим ответом часто повторяющемуся якобы неоспоримому аргументу «у вас нет никаких свидетельств в поддержку теории несуществования вируса...»: Вы обвиняете меня в том, что я склонился к «теории несуществования...» Как ученый (а вы, ведь, ученый, в противном случае, как же вы могли получить степень доктора?), я должен дать вам ясно понять, что не может быть никакой «теории несуществования» в естественных науках. Если бы такие теории существовали, то было бы невозможно решить любой спор о несуществовании чего бы то ни было... Мы не можем доказать несуществование чего бы то ни было... Логически (а следовательно и с научной точки зрения), истина может состоять лишь в том, что тот, кто объявляет о существовании чего-то, должен это доказать. А в этом случае вы - единственный, кто может это сделать! А именно, Министерство защиты прав потребителей и Федеральное Правительство. Я нашла и другие модели начала судебных процессов. Все эти документы взяты из германских книг и судебных дел. Среди прочих в досье, принадлежащем «Х», присутствовала и копия журнала «Третий глаз» (Third Eye)58, в котором говорится, как подавать прошение в Европейский Суд в Гааге для возбуждения судебного иска против геноцида и других преступлений против человечества, совершенных фармацевтическими компаниями. Вот, что там говорится: Первым человеком, подписавшим такой иск, был д-р Матиас Рэт, родившийся в Штутгарте (Германия) в 1955. После получения ученой степени он работал в качестве врача и исследователя в университетской клинике в Гамбурге и в Германском кардиологическом центре в Берлине. В 1987-м он открыл связь между недостатком витамина С и новым - в то время - фактором риска развития сердечно-сосудистого заболевания, липопротеином а. После этого открытия в 1990-м он начал работать вместе с двукратным (почти трехкратным!) лауреатом Нобелевской премии Линусом Полингом. Он уехал в США, где был назначен руководителем научно-исследовательских работ в области сердечно-сосудистых заболеваний в институте Линуса Полинга в Пало Альто, Калифорния. Его сотрудничество с Линусом Полингом привело к исследованию взаимосвязи между нехваткой витамина С и других микроэлементов, поступающих с пищей, и многими другими болезнями, такими как диабет, различные формы рака, остеопороз, болезни, связанные со сбоями в иммунной системе, или СПИДом. В этом исковом заявлении были названы: во-первых, в качестве юридических лиц - многонациональные фармацевтические гиганты 1, 2, 3..., а в качестве физических лиц директора и члены их руководства. Во-вторых, члены «лоббирующих» компаний, которые активно участвовали в продвижении «интересов» многонационального фармацевтического картеля или получали от него финансовую выгоду. В-третьих, отдельные политические деятели, как из международных, так и из национальных политических организаций, которые, как стало ясно в ходе дальнейших расследований, участвовали в совершении преступлений или получали от этого финансовую выгоду. В-четвертых, служащие учреждений здравоохранения, которые, как показало дальнейшее расследование, преднамеренно и систематически вовлекались, с целью получения собственной выгоды, в продвижение интересов фармацевтического картеля во время совершения упомянутых преступлений. В-пятых, служащие и работники СМИ, которые, как показало дальнейшее расследование, были так же аналогичным образом вовлечены... Но этот смелый врач потерпел неудачу в своем судебном иске. Судебный процесс был остановлен или заведен в тупик...возможно потому, что сам он не был пострадавшим, и не рассматривалось какое-либо конкретное преступление, а возможно потому, что совершались нападки на его «Фонд здоровья д-ра Рэта» (Dr Rath Health Foundation). Этот фонд пропагандировал совершенно новую модель здравоохранения, более нацеленную на профилактику, чем на лечение, основываясь на натуральной терапии и улучшении в питании. Они обвинили его в спекуляции фактами, тогда как им самим было выдвинуто обвинение в том, что они являются «ответственными за систематический подрыв здоровья, за умышленное нанесение вреда здоровью и смерть миллионов людей по всему миру, преднамеренно совершенные в целях продвижения своих экономических интересов и бизнеса на человеческих болезнях». Следует также упомянуть утверждение из исследования д-р Рэта, что прием витаминов может помочь при широком диапазоне заболеваний (на его сайте размещено больше информации: http://www.dr-rath-foundation.org/). Он несколько лет предупреждал, что вынашиваются планы при помощи Кодекс Алиментарис (Codex Alimentarius) постепенно ввести запрет на использование витаминов в дозах, превышающих очень малые, рекомендованные официально. В 2007-м греческая комиссия EOF (Национальная медицинская организация) призвала к НЕМЕДЛЕННОМУ ИЗЪЯТИЮ всех продуктов питания, содержащих витамин С в количествах, превышающих 135 мг!!! Тем не менее, не прояснялось должны ли мы прекратить есть много апельсинов каждый день в случае, если мы превышаем «опасный» уровень витамина С, что многие другие врачи предписывают для лечения заболеваний сердца. Фраза, которая циркулирует повсюду, похоже, является правдой: убийство разрешено - лечение запрещено. «Нам больше нечего доказывать, они должны свидетельствовать о том, во что они верят, и что они незаконно навязывают... по закону», «Х» прокомментировал в конце: «Этот случай может быть взят адвокатом без гонорара, что означает, что ему заплатят только процентами от компенсации, которую он выиграет. За границей такие адвокаты есть, но я не знаю, что может произойти в Греции». Существует возможность создать здесь нечто подобное, если оно уже не существует. «У вас есть надежный адвокат, к которому можно обратиться?» - «Есть». Теперь на передний план выдвигается не менее блестящая личность, адвокат Рания Катсару, молодая женщина (34 года), имеющая двоих детей. По электронной почте она ранее объявила о своих намерениях взяться за это дело, когда это будет необходимо, и теперь я пригласила ее принять участие в расследовании. Сама возможность невыполнения каких-то действий из-за отсутствия у нас денег была исключена. «В жизни, как и в судебных исках, все начинается с требования. Если вы не требуете, то никто ничего вам не даст. Вы Мария, сделали иначе. Вы отвоевали свою жизнь, свое существование и ваше счастье. Вы уже победили на всех фронтах. Не хватает только одного. Реабилитации».  51   Василис Вассиликос (1934 - ), плодовитый греческий писатель и дипломат. Его самая известная работа - это политический роман Z (1967), который был переведен на тридцать два языка. 52   Хондос Центр - знаменитая сеть косметических магазинов в Греции. 53   «Катимерини», 23/11/2007.       http://www.ekathimerini.com/4dcgi/_w_articles_politics_1_23/11/2007_90420 54   Лозунг коммунистической партии Греции Λευτερι&940; στον αντ&943;λογο! 55  «Παρασκευ&942; + 13». «Параскеви» означает «пятница». 56   см. http://www.cbsnews.com/stories/2007/12/13/health/main3614167.shtml 57   Дело Парензи, судебное решение вынесено в апреле 2007-го судьей Верховного Суда Южной Австралии. http://garlan.org/Cases/Parenzee. Также анализ этого решения присутствует в книге «Страх перед невидимым» Джаннин Робертс (гл. «Поиск фрагментов») 58   Выпуск 116, сентябрь 2003  Эпилогпн, 2009-08-31 16:06 - admin Ранняя весна 2009-го, почти два года, как я перестала принимать таблетки от «СПИДа», и я не заболела, не страдаю по вечерам, не устаю, когда сижу, я радуюсь каждому моменту вместе с моим любимым Жилем - как будто со мной никогда ничего и не происходило. Может быть, глубоко внутри мое тело все еще повреждено, но я опять обрела себя, а это имеет более важное значение. Я приобрела новое понимание всего, установила контакты с хорошими людьми, с которыми бы никогда иначе не встретилась, поставила перед собой задачи, которые раньше посчитала бы нереальными. Я понимаю, это знание может причинить боль тем, кто потерял из-за СПИДа своих любимых в течение всех этих лет, и я надеюсь, что они тоже придут в ярость. Каждый день все новые люди по воле случая бросаются на костер «серопозитивности», в сущий ад. Мы не сознаем этого. Потому что мы не на войне, и думаем, что нам ничего не угрожает. Это неверно. Мы на осадном положении. Определять кто есть кто, или что стоит за искусственной угрозой СПИДа, выходит за рамки этой книги. Мой опыт, как здесь описано, всего лишь показывает, что нам не следует тревожиться из-за «ВИЧ». И хотя неприятно опять вспоминать все это, но для меня невозможно просто безразлично смотреть всю оставшуюся жизнь на несчастья других «серопозитивных» - потому что я знаю, что происходит, когда исчезает надежда. Все граждане, а не только ВИЧ-позитивные, имеют право знать, что можно освободиться от страха, вины и невероятных ограничений роковых решений, основанных на беспочвенной теории. Самые здоровые люди решили, что им не суждено узнать, что это значит - не бояться любви, а многие постарше уже забыли, как это было - быть молодым и свободным. Скоро не останется никого, кто бы помнил, как это было - жить без психического барьера, созданного в 1984-м. Можете называть меня романтичной, но я мечтаю, что когда-нибудь этой безнравственности придет конец. Я приведу пример возможного решения. В Южной Африке, после апартеида, была создана «Комиссия правды и примирения», по существу это был суд, где каждый, кто считал себя жертвой насилия, мог быть услышан, куда тех, кого считали ответственными, можно было вызвать для дачи показаний, таким образом, создавался отчет о безмолвных и безнравственных действиях правительства апартеида, чтобы те, кто в ответе, могли признать свои ошибки. Цель этого суда состояла в том, чтобы, прежде всего, показать правду и помочь построить новое, мирное сосуществование всех народов в стране. Пока нечто подобное не будет сделано со СПИДом, мне нельзя ничего забывать, это было бы похоже на соучастие в преступлении. Мы должны записать все, что случилось за 25 лет СПИДа, с самого начала. Только мой собственный случай занимает 24 года из этих лет. И я очень хорошо помню, что было до этого, во время этого и после этого. Тем временем, более 2500 профессионалов - врачей, журналистов и ученых снабдили нас подрывными средствами. Что мешает нам сжечь эту мрачную сцену дотла? Мы не одиноки. Я надеюсь, что мое признание поможет многим другим, кто вернется к жизни, которая принадлежит всем нам. Бизнесмены, учителя, адвокаты, плотники и врачи - все научатся говорить «Прощай, СПИД». 


Возврат к списку


#WORK_AREA#