ЗАКЛЮЧЕНИЕ относительно соответствия образовательной деятельности центра психолого-медико-социального сопровождения «Холис» требованиям законодательства Российской Федерации

10.07.2008

ЗАКЛЮЧЕНИЕ относительно соответствия образовательной деятельности центра психолого-медико-социального сопровождения «Холис» требованиям законодательства Российской Федерации

1. Анализ представленных на заключение документов и материалов свидетельствует о необходимости тщательной проверки правовых оснований образовательной деятельности МЦ «Холис» в учреждениях системы общего и дополнительного образования г. Екатеринбург.

Судя по представленным документам и материалам, Муниципальный Центр медико-психологической и социальной помощи населению «Холис» г. Екатеринбурга Свердловской области (далее по тексту МЦ «Холис») является муниципальным образовательным учреждением для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи, и реализующим образовательные, психолого-просветительские, социальные и др. программы, направленные на социальную поддержку населения города, в том числе детей и молодежи. В качестве основных направлений работы указанного Центра заявлены: профилактика различных негативных зависимостей у детей (наркотической и др.), рискованных видов поведения, поддержка деятельности образовательных учреждений города по воспитанию у молодежи культуры здорового образа жизни, в том числе в рамках преподавания учебного предмета «Основы безопасности жизнедеятельности», работа в этом направлении с родителями и т.п. При поддержке ЮНИСЕФ (международной организации системы ООН) МЦ «Холис» разработан программно­-методический комплекс для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи. Как декларируется в документах МЦ «Холис», этот комплекс ориентирован на борьбу с причинами формирования противоправного поведения и направлен на формирование у учащихся практических навыков и поведенческих стратегий, способствующих сохранению и укреплению здоровья и развитию личности.

Следует отметить, что деятельность МЦ «Холис» регулируется Типовым положением об образовательном учреждении для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 867 (в ред. Постановления Правительства РФ от 23.12.2002 N 919), являющимся Типовым положением для центров психолого-медико-социального сопровождения. В соответствии с п. 2 названного Положения основными задачами учреждения выступают: «оказание помощи детям, испытывающим трудности в усвоении образовательных программ; осуществление индивидуально ориентированной педагогической, психологической, социальной, медицинской и юридической помощи детям; оказание помощи другим общеобразовательным учреждениям по вопросам обучения и воспитания детей с проблемами школьной и социальной адаптации». В числе основных направлений деятельности учреждений данного типа выделяется «организация образовательной деятельности по общеобразовательным программам (основным, дополнительным) и начального профессионального образования в соответствии с возрастными и индивидуальными особенностями детей, состоянием их соматического и психического здоровья».

Согласно п. 22 Положения о порядке аттестации и государственной аккредитации образовательных учреждений, утв. Приказом Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации от 22 мая 1998 г. № 1327 (в ред. Приказа Минобразования РФ от 11.08.2000 N 2439), при установлении государственного статуса образовательного учреждения аккредитационной комиссией (коллегией) рассматриваются в числе прочих показатели направленности реализуемых образовательных программ на основании анализа структуры учебного плана и содержательной части программ учебных дисциплин.

Как следует из изученных документов, деятельность МЦ «Холис», в том числе разработанные и внедряемые им образовательные программы, учебные и учебно-методические материалы, ориентирована не на детей групп риска, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи, а на весь контингент несовершеннолетних учащихся государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений и учреждений дошкольного образования.Тем самым, руководство МЦ «Холис» выходит за рамки целей и задач учреждений для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи (именно к этому типу образовательных учреждений оно относится), нарушило предоставленный ему государством правовой статус, закрепленный документами о лицензировании и аккредитации данного образовательного учреждения.

К тому же из письма Министра общего и профессионального образования Свердловской области от 03.02.2006 № 04.01-07/288 на имя Председателя правления «Общественного комитета по правам человека» Т.А. Квитковской усматривается, что срок действия лицензии МЦ «Холис» на право осуществления образовательной деятельности истек 18 августа 2005 г., а сведения об аккредитации названного образовательного учреждения в представленных на заключение материалах отсутствуют.

В связи с изложенным перед органами управления образованием необходимо поставить вопрос об уточнении на основании п. 6 ст. 12, п. 17, 18 ст. 33 Закона РФ «Об образовании» и п. 27 Положения о порядке аттестации и государственной аккредитации образовательных учреждений правового статуса МЦ «Холис» и о соответствии целей и направленности деятельности указанного учреждения, содержания реализуемых им образовательных программ и методик обучения имеющейся у него лицензии на право осуществления образовательной деятельности и свидетельству о государственной аккредитацию.

Судя по представленным документам, имеются юридические основания для отказа МЦ «Холис» органами, уполномоченными на лицензирование образовательной деятельности и аккредитацию образовательных учреждений, в пролонгации лицензии на право осуществления образовательной деятельности (если срок ее действия до настоящего времени не продлен), либо о приостановлении на основании п. 33, 34 Положения о лицензировании образовательной деятельности, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 октября 2000 г. № 796, действия имеющейся у него лицензии (если срок ее действия продлен) полностью или в части осуществления образовательной деятельности по представленным на заключение образовательным программам в связи с нарушением указанным учреждением лицензионных требований и условий, либо об аннулировании лицензии в судебном порядке при наличии оснований, установленных п. 35 названного Положения (в частности, при обнаружении недостоверных или искаженных данных в документах, представленных для получения лицензии; установлении фактов неоднократного или грубого нарушения лицензиатом лицензионных требований и условий, предусмотренных лицензией либо принятия лицензирующими органами незаконного решения о выдаче лицензии МЦ «Холис»).

При этом следует проверить, включен ли перечень реализуемых МЦ «Холис» образовательных программ в приложение к действующей лицензии и соблюден ли при лицензировании его деятельности п. 28 Положения о лицензировании образовательной деятельности, согласно которому «лицензирование деятельности образовательного учреждения по новым для него образовательным программам производится независимо от наличия у него лицензии на ведение образовательной деятельности по другим образовательным программам».


2. Серьезные сомнения вызывает законность и психолого-педагогическая обоснованность использования разработанных МЦ «Холис» образовательных программ и методик для «первичной причинно-ориентированной профилактики зависимостей и рискованных видов поведения у детей и подростков» в системе дошкольного, общего и дополнительно образования несовершеннолетних.

В экспертном заключении Директoра Института развития дошкольного образования РАО, доктора психологических наук, профессора, члена-корреспондента РАО, В.И. Слободчикова о соответствии программно-методических материалов муниципального Центра медико-психолоrической и социальной помощи населению «Холис» (г. Екатеринбург) целям и задачам профилактики ВИЧСПИД и профилактики зависимости от ПАВ в образовательных учреждениях отмечается нарушение адресной направленности при практическом использовании МЦ «Холис» указанных материалов и недопустимости их применения для работы с детьми в общеобразовательной среде.

В.И. Слободчиков, известный специалист в области охраны психического здоровья детей, отмечает, что «весь блок (без исключений) вышеперечисленных прогpаммно-методических материалов, видео-приложений, инструкций по их использованию педагогами, практическими психологами, психотерапевтами не может служить средством предупреждения подростковых девиаций. Погружение нормальных, психологически благополучных, но несовершеннолетних детей в атмосферу предательства, одинокocти, бeззaщитности, мести, проституции, гомосексуальных отношений, острых наркотических ощущений (а именно эти сюжеты молодежной среды являются главным предметом обсуждений, переживаний, экспериментальных проб и тренингов в методиках центра «ХОЛИС») наносит сокрушительный удар по нравственным установкам, фундаментальным ценностям человеческих отношений, жизненным перспективам ребенка. Сотрудники центра «ХОЛИС»... признают, что их методические разработки являются в большинстве случаев калькой (часто - неряшливым переводом) материалов канадской неправитeльcтвенной организации «Стрит Кидз Интернешнл». Эта организация создала программу для работы с «детьми улицы», уже вовлеченными в разные формы рискованного поведения. В этом случае осуществляется уже не профилактическая, а, по сути - реабилитационная работа с социальными недугами детей, подростков, молодежи. Здесь же - центр «ХОЛИС» использует методики данной программы для работы с благополучными (в массе своей) детьми общеобразовaтeльных школ. Безусловно, эффект такой псевдо-профилактической деятельности Центра оказывается прямо противоположным заявляемым благим целям».

По заключению руководителя отделения детской наркологии ННЦ наркологии Росздрава, к.м.н. А.В. Надеждина на Методическое обеспечение программы профилактики наркомании, токсикомании и других видов зависимого и опасного поведения у детей и подростков в образовательных учреждениях (авторы Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В. Ресурсы здоровья» для внеклассной работы 9‑11 класс. Екатеринбург, ООО «Центр профилактики злоупотребления психически активными веществами», 2004. - 107 с.), предназначенное для введения в образовательный процесс двух анимационных видеофильмов («Золотозубый», «Карате и ребята»), очевидными недостатками предлагаемых российским школьникам фильмов является их ориентированность на аудиторию беспризорных детей из стран Южной Америки или некоторых регионов Азии, плохой перевод и резкий акцент переводчика, полное несоответствие климатических и культурных условий. По его мнению, в российскую образовательную среду внедряется явно не комплиментарная культурно-историческим условиям продукция.

К аналогичному выводу пришли авторы заключения по содержанию и направленности образовательной деятельности муниципального Центра медико-психологической и социальной помощи населению «Холис» (г. Екатеринбург), подготовленного комиссией специалистов в области охраны здоровья детей под руководством профессора кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктора юридических наук Кузнецова М.Н. в составе: доктора психологических наук В.В. Абраменковой, доктора педагогических наук И.В. Метлика, доктора философских наук, профессора А.В. Панибратцева, доктора юридических наук И.В. Понкина: «Скорее всего, указанные зарубежные методики - для совершенно другой аудитории, молодежных «групп риска» в странах Запада, т.е. наркоманов, гомосексуалистов и т.п. маргинальных слоев общества. Но в данном случае эти методики прямо транслируются на обычных российских школьников. Их «идеология» и подходы совершенно не соответствуют нашему «школьному пространству» и не могут быть адаптированы к нему».

Эксперты не исключают, что данные иностранные разработки вообще ориентированы на взрослую аудиторию, на что указывает, в частности, следующая оговорка из методического пособия для работы с детской аудиторией (возможно, не «вычищенная» при переводе): «участникам будет предложено поделиться своими переживаниями и мыслями о влиянии этого упражнения на их привязанности, семейную и профессиональную жизнь» (см. Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В., Ершова Н.В., Климова М.М., Шевелева Ю.С., Орлова М.В. Комплексная модульная обучающая программа в рамках проекта «Здоровое будущее детей»: Методические рекомендации. - Екатеринбург: Изд-во Уральского университета; МЦ «Холис», 2005, с. 85). Как заключают специалисты, применяемые МЦ «Холис» методики заимствованы «из материалов иностранного происхождения, подготовленных для другой, в отдельных случаях взрослой среды, неадекватны мировоззренческим, этическим традициям и особенностям российского общества», «могут рассматриваться как средство внешнего воздействия на детей с целью обеспечения дальнейшей депопуляции населения в стране».

Таким образом, несмотря на декларируемую авторами программ и некоторыми экспертами «психологическую безопасность» профилактических материалов МЦ «Холис» для детей и подростков школьного возраста, якобы гарантированную «соблюдением принципа возрастоспецифичности содержания информации, передаваемой детям и подросткам» (см. Рецензию на Программу по профилактике наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков в образовательных учреждениях «Ресурсы здоровья: 5-11 класс» ГУ руководителя отдела организации научных исследований, новых технологий и подготовки кадров с отделением внебольничной психотерапии «Санкт-Петербургский научно-­исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева» Р.К. Назырова от 27.10.2004), указанные материалы не отвечают принципу адаптивности образования к уровням и особенностям развития и подготовки учащихся, закрепленному ст.2 Закона РФ "Об образовании",

В соответствии с п. 5 Типового положения об образовательном учреждении для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 867 (в ред. Постановления Правительства РФ от 23.12.2002 N 919), «учреждение несет в установленном законодательством Российской Федерации порядке ответственность перед органами государственной власти, органами местного самоуправления за соответствие применяемых форм, методов и средств организации образовательного процесса, коррекционно - реабилитационной и оздоровительной работы возрастным психофизиологическим особенностям, способностям, интересам, требованиям охраны жизни и здоровья детей».

Исходя из изложенного, следует проверить соблюдение законности при выдаче лицензионными органами МЦ «Холис» лицензии на право образовательной деятельности в соответствии с п. 7 ст. 33 Закона РФ «Об образовании» и Положением о лицензировании образовательной деятельности, при государственной аккредитации данного учреждения, а также при осуществлении лицензирующими органами на основании п. 29 названного положения контроля за соблюдением лицензиатом лицензионных требований и условий, и в случае выявления нарушений действующего законодательства привлечь виновных к установленным мерам юридической ответственности.


3. Анализ представленных материалов дает основания для вывода о том, что кадровый состав Центра «Холис» в большинстве своем не обладает достаточным образовательным цензом и профессиональной квалификацией в сфере детской психологии, школьной педагогики, профилактики девиантных проявлений или зависимостей у детей, необходимой, в том числе с правовой точки зрения, для ведения учебно-воспитательной работы в системе общего образования, для организации и проведения в образовательных учреждениях для несовершеннолетних, начиная с дошкольной ступени образования, санитарно-просветительной работы с педагогами, детьми и их родителями.

Так, в одном из представленных источников (Лозовой В.В., Лозовая Т.В. Профилактика зависимостей: семья. Пособие для родителей. - 2-е изд., испр. и дополн. - Екатеринбург: Изд-во Дома учителя, 2002. - 119 с., последняя страница обложки) утверждается, что В.В. Лозовой - «выпускник школы тренеров Национального демократического института США и Московской школы политических исследований», то есть организаций, не соответствующих профилю Центра «Холис». Заместитель директора Центра «Холис», соавтор пособий Центра «Холис» Н.В. Пятина имеет диплом физического факультета Уральского государственного университета, диплом Certificate Practitioner NLP (нейролингвистического программирования) и диплом Семейного консультанта от Института семейной терапии г. Новосибирска, с 1999 г. является организатором семинаров Р. Коннера[1], сведений о российской нострификации диплома которого не имеется.

Таким образом, образовательный ценз названных руководителей Центра, являющихся основными разработчиками рецензируемых образовательных программ и учебно-методических материалов, судя по имеющейся информации, подтверждается документами, не дающими им оснований представляться и работать в качестве врача или психолога в муниципальном учреждении и, тем более, педагога, допущенного для работы с несовершеннолетними в общеобразовательных учреждениях по заявленным направлениям деятельности Центра «Холис». Обоснованные сомнения вызывает также правовой статус дипломов и сертификатов, выдаваемых организациями, созданными в России гражданами других стран.

Не обладают соответствующей профессиональной компетентностью также многие другие авторы образовательных программ и учебно-методических материалов МЦ «Холис». Например, предназначенная для обучения несовершеннолетних учащихся общеобразовательных школ в рамках курса «Основы безопасности жизнедеятельности» (преподаваемого в соответствии с государственными образовательными стандартами) образовательная программа «Ресурсы здоровья», ее методическое обеспечение и учебно-наглядное пособие к ней подготовлены коллективом МЦ «Холис» в составе врачей - психотерапевтов, специалистов и методистов по социальной работе и психологов, сведения о специализации которых в области детской психологии, педагогики, психиатрии, наркологии и сексологии отсутствуют.

Наличие диплома, полученного в учреждении профессионального образования, имеющем государственную аккредитацию, является обязательным условием доступа к работе с несовершеннолетними учащимися в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Министерство образования и науки Российской Федерации неоднократно обращало внимание на то, что решение задач, стоящих перед коллективами центров психолого-педагогической и медико-социальной помощи, особенно по предупреждению школьной и социальной дезадаптации, детской безнадзорности и т.п., требует соответствующей профессиональной подготовки кадров (см., например, Письмо Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации от 15 июля 1998 г. № 15/268-6 «О работе центров психолого-педагогической и медико-социальной помощи по предупреждению безнадзорности среди детей»).

На основании ст. 53 Закона РФ «Об образовании» к педагогической деятельности в образовательных учрежденияхдопускаются лица, имеющие образовательный ценз, который определяется типовыми положениями об образовательных учреждениях соответствующих типов и видов. В соответствии с п. 28 Типового положения об образовательном учреждении для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 867 (в ред. Постановления Правительства РФ от 23.12.2002 N 919), являющегося типовым для центров психолого-медико-социального сопровождения, «на работу в учреждение принимаются специалисты, имеющие профессиональную квалификацию, соответствующую требованиям квалификационной характеристики по должности и полученной специальности и подтвержденную документами об образовании».

Представление соискателем лицензии в лицензирующий орган сведений о кадровом обеспечении образовательного процесса, квалификации педагогических работников являются в соответствии с п. 9 ст. 33 Закона РФ «Об образовании» и п. 12 Положения о лицензировании образовательной деятельности является обязательным для получения лицензии, подтверждающей право на ведение образовательной деятельности.

Согласно пункту 7 статьи 6 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 22 августа 1996 г. №125-ФЗ, освоение лицом образовательной программы высшего профессионального образования соответствующей ступени в высшем учебном заведении, имеющем государственную аккредитацию, является основанием для занятия им в государственной, муниципальной организации определенной должности. Пункт 1.1 Положения об организации деятельности врача-психотерапевта, утвержденного Приказом Минздрава России от 16.09.2003 №438, четко устанавливает требования к врачу-психотерапевту - им может быть только специалист с высшим медицинским образованием по специальности «лечебное дело» или «педиатрия», прошедший подготовку по специальности «психиатрия» в интернатуре, клинической ординатуре, а также прошедший профессиональную переподготовку либо клиническую ординатуру по психотерапии в медицинском образовательном учреждении высшего или дополнительного профессионального образования либо в профильных научно­-исследовательских медицинских институтах в соответствии с требованиями к образовательному стандарту, типовой программой и учебным планом профессиональной переподготовки, утвержденными в установленном порядке. Пункт 1.1 Положения об организации деятельности медицинского психолога, участвующего в оказании психотерапевтической помощи, утвержденного тем же Приказом Минздрава России от 16.09.2003 № 438, предъявляет требования к медицинскому психологу, участвующему в оказании психотерапевтической помощи: медицинский психолог, работающий в учреждении здравоохранения, оказывающем психотерапевтическую помощь, - специалист с высшим психологическим образованием по специальности клиническая психология либо специалист с другим высшим психологическим образованием, прошедший профессиональную переподготовку по клинической (медицинской) психологии в образовательных учреждениях, имеющих соответствующую государственную лицензию и государственную аккредитацию. Аналогичные требования предъявляются к школьному психологу.

Соблюдение указанных установленных законодательством РФ требований к образовательному цензу, профессиональной квалификации и специализации лиц, занимающихся непосредственной образовательной деятельностью в системе общего образования, особо важно при реализации профилактических образовательных программ, направленных на предупреждение девиантного поведения в среде несовершеннолетних, связанных с санитарно-гигиеническим просвещением учащихся и касающихся проблем, имеющих выраженную интимно-личностную окраску.


4. Отсутствие необходимого образовательного ценза и профессиональной квалификации разработчиков учебных и методических материалов МЦ «Холис», по-видимому, в определенной мере обусловливает научную несостоятельность и мировоззренческую ущербность реализуемых названным учреждением образовательных программ и методик, вступает в противоречие с общими требованиями к содержанию образования, в частности касающимися формирования у обучающегося адекватной современному уровню знаний и уровню образовательной программы (ступени обучения) картины мира (ст. 2, 14 Закона РФ «Об образовании»), что исключает возможность их использования в образовательной практике среди несовершеннолетних.

Об этом свидетельствуют экспертные заключения, полученные от известных специалистов в области охраны психического здоровья и информационной безопасности несовершеннолетних, правовой охраны детства.

Профессиональная некомпетентность авторов образовательных программ и методик проявляется, в частности, в разделах, посвященных профилактике наркомании. Согласно заключению руководителя отделения детской наркологии ННЦ наркологии Росздрава, к.м.н. А.В. Надеждина на брошюры и видеофильмы, подготовленные МЦ «Холис», их авторы «не понимают или не хотят понимать различие между легальными психоактивными веществами (алкоголь и никотин) и наркотическими средствами (героин, марихуана, метамфетамин и т.д)», допускают такие термины как «легальные и не легальные наркотики» или «Они могут экспериментировать с наркотиками (табак, алкоголь, марихуана, экстази)...» или «Наркотики (алкоголь, героин, кокаин, ЛСД, амфетамины и т.д.)...». (стр. 6) Таким образом, происходит сведение традиционных психоактивных веществ, которые употребляет подавляющие большинство населения Российской Федерации, в том числе и без признаков злоупотребления и болезни (алкоголизма), с наркотиками - веществами, нелегальный оборот, которых на территории нашей страны запрещен и карается законом, а потребление обладает качественно большей опасностью для человека. Уравнивание на уровне терминов алкоголя и героина, табака и марихуаны, если принять во внимание весьма возможное потребление алкоголя и табака референтными для несовершеннолетнего лицами (родителями, учителями и другими авторитетными взрослыми), способно инициировать потребление наркотиков детьми и подростками по схеме типичной реакции имитации».

Авторами упоминавшегося выше заключения, подготовленного комиссией специалистов под руководством профессора Кузнецова М.Н., проведен научный педагогический, психологический, содержательно-мировоззренческий, юридический анализ данных материалов, их образовательного, воспитательного содержания, применяемых или рекомендуемых Центром «Холис» к применению методик, приемов работы с детьми, их юридической, психологической обоснованности и корректности. В результате проведенного исследования авторы заключения пришли к выводу о низком научном качестве данных образовательных материалов и об опасности их использования в педагогической, воспитательной, просветительской работе с детьми и взрослыми. Сделан вывод о том, что методы профилактики зависимостей, воспитательной работы с детьми, разработанные и npименяемые сотрудниками Центра «Холис», «противоречат научным педагогическим, психологическим требованиям, правовым нормам, культурно-историческим традициям воспитания подрастающего поколения в Российской Федерации».


5. Ущербность образовательных программ и методик Центра «Холис» связываются экспертами не только с непрофессионализмом и недостаточной компетентностью его работников, но в ряде случаев - с мировоззренческими основами и концептуальным содержанием используемых названным учреждением материалов и реализуемых образовательных программ.

Так, например, авторы экспертного заключения на материалы МЦ «Холис» от 25.01.2006, подготовленного в Уральском отделении Российской Академии образования, д-р пед. наук, Ученый секретарь УрО РАО Н.О. Вербицкая, д-р пед. наук, директор Уральского государственного научно-образовательного центра УрО РАО Г.П. Сикорская и канд. пед. наук, доцент кафедры педагогики РГППУ М.В. Полякова утверждают, что материалы, посвященные проблемам размножения и вариантам сексуальных контактов у них не вызывают возражений: они, на их взгляд, грамотны и корректны. В обоснование этого вывода экспертами приводятся ссылки на данные современной биологии (?!), согласно которым «гетеро- и гомосексуальные контакты являются проявлениями биологического разнообразия (полиморфизма), а, следовательно, нормы (?!)», а «разнообразие строение и поведения особей внутри вида - важнейшее условие его выживания в изменяющихся условиях среды»[2].

Такой подход к сексуальному просвещению несовершеннолетних прямо противоречит международным принципам просвещения и воспитания детей, защиты их нравственности, отраженным, в частности, в прецедентных решениях Европейского Суда по правам человека. Так, В Решении по делу «Даджен против Соединенного Королевства» (Страсбург, 22.10.1981) Европейский суд по правам человека четко разделил личные пристрастия человека в области сексуальных отношений и публичную пропаганду, определил, что государство вправе ограничить пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних: «Суд признает, что одной из целей законодательства является ограждение незащищенных членов общества, таких, как молодые люди, от последствий гомосексуализма». Подача несовершеннолетним информации, пропагандирующей гомосексуализм, под видом утверждений о том, что это - одна из форм семьи, так же неправомерна. В Решении от 10.05.2001 по делу «Антонио Мата Эстевез против Испании»[3], сославшись на решения Комиссии по делу Икс и Игрек против Соединенного Королевства от 03.05.1983 и по делу Симпсон против Соединенного Королевства от 14.05.1986, Европейский суд по правам человека указал, что «согласно прецедентным правовым позициям органов, учрежденным Конвенцией, длительные гомосексуальные отношения между двумя мужчинами не подпадают под право на уважение семейной жизни, находящееся под защитой ст. 8 Конвенции»[4].

Эпидемиологическая опасность пропаганды гомосексуализма для России подчеркивается в Постановлении Главного государственного санитарного врача Российской Федерации № 19 от 29.12.1999 «О неотложных мерах по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции», пункт 6.1 которого требует «принять действенные меры вплоть до лишения лицензий по предотвращению пропаганды... половых извращений, порнографии, а также передач, направленных на привлечение молодежи к обсуждению вопросов нетрадиционных половых отношений».

В этой связи представляются научно и педагогически несостоятельными утверждения отдельных рецензентов о том, что, якобы, «знание не может повредить» (см. экспертное заключение на материалы МЦ «Холис» Уральского отделения Российской Академии образования от 25.01.2006)

Навязываемые МЦ «Холис» детям мировоззренческие позиции вступают в противоречие с нормами международного права и сложившимися в России культурно-историческими традициями и классическими педагогическими подходами к образованию и воспитанию несовершеннолетних, не учитывают положения Конвенции о правах ребенка (преамбула и подпункту «с» пункта 1 статьи 29), признающих важность «для защиты и гармоничного развития ребенка традиций и культурных ценностей его народа» и обязывающих государство «обеспечить направленность образования на воспитание уважения к культурной самобытности и ценностям ребенка, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает».

В комиссионном заключении под руководством профессора Кузнецова М.Н., отмечается, что методы профилактики зависимостей, воспитательной работы с детьми, разработанные и применяемые сотрудниками Центра «Холис», «основываются на противоречащей духовным ценностям и культурным традициям российской семьи, идеологии аморализма и сексуального разврата, которую под видом полового воспитания и преподавания знаний о так называемом «безопасном сексе» пытаются внедрять в государственные и муниципальные общеобразовательные школы», что может «провоцировать детей на раннее начало половой жизни, ее беспорядочность и безответственность». Как отмечают эксперты, «в полном противоречии с культурными, семейными традициями народов России детям, молодым людям навязывается опасный для их будущего, физического и психологического здоровья мировоззренческий и поведенческий стереотип - ориентация на «нормальность» беспорядочных и безответственных половых связей...». «Размываются принятые в традиционной отечественной культуре понятия о нравственных ценностях в межличностных и сексуальных отношениях. Исторически сложившиеся в культуре народов России представления о полоролевых функциях и присущих им обязанностях и моделях нравственного и ответственного поведения не просто игнорируются, но целенаправленно разрушаются».

По мнению тех же экспертов, «пропагандируемые, навязываемые сотрудниками Центра «Холис» детям без согласия родителей ценности противоречат базовым нравственным и культурным ценностям русского и других народов России. Это «ценности» сексуально полностью «свободного», маргинального асоциального сообщества, для пропаганды которых в данном случае используются бюджетные средства и возможности государства и муниципального образования».


6. В ряде экспертных заключений отмечается противоправное использование в образовательной практике МЦ «Холис» запрещенных законодательством Российской Федерации методов воздействия на психику несовершеннолетних учащихся образовательных учреждений, включая деструктивное суггестивное воздействие на детскую аудиторию с целью навязывания определенных установок, а также некоторых психологических приемов, характерных для деструктивных религиозных сект.

Так, например, в заключении руководителя экспертного отделения ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», доктора медицинских наук, профессора, заслуженного врача Российской Федерации Ф.В. Кондратьева и директора Института государственно-конфессиональных отношений и права, доктора юридических наук И.В. Понкина от 13.12.2005 по содержанию и направленности мультипликационных фильмов «Золотозубый» и «Карате и ребята» отмечается, что «все проанализированные фильмы реализуют незаконное воздействие на сознание и психику учащихся с использованием психологических технологий, выявлено использование авторами видеофильмов методов гипнотического воздействия на зрителя. Это является так же недопустимым в учебно-методических материалах, предназначаемых для общеобразовательных учреждений. Использованные в данных видеофильмах суггестивные методики подачи и сопровождения основных материалов нарушают охраняемые законом права родителей на воспитание детей, а также право ребенка на защиту от неблагоприятных информационных воздействий, представляют опасность для психологического состояния и психического здоровья школьников» (см. ст. 63 Семейного кодекса РФ и п. 7 ст. 15 Закона РФ «Об образовании»). Об этом также свидетельствует тот факт, что 7 тысяч родителей из г. Екатеринбурга поставили подписи за запрет данной программы.

Согласно заключению комиссии под председательством профессора кафедры национальной безопасности Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктора юридических наук П.Р. Кулиева от 29.12.2005, в видеофильме «Наркотики: мифы и реальность II» Центра «Холис» «использованы методы нейролингвистического программирования, являющиеся скрытым психологическим насилием над несовершеннолетними, действиями, направленными не только на манипулирование сознанием, но и на скрытое воздействие на подсознание, минуя сознание».

Аналогичные выводы представлены в экспертном заключении Директoра Института развития дошкольного образования РАО, доктора психологических наук, профессора, члена-корреспондента РАО, В.И. Слободчикова, утверждающего, что «под видом занятий по предупреждению заболеваний, зависимocтeй от психоактивных веществ несовершеннолетние подвергаются массированному психотехническому воздействию (кодирование, запугивание, оккупация сознания, создание ситуаций ложного выбора и др.), направленному на разрушение целомудрия, естественного чувства стыда у подростков, юношей и девушек, на подмену социально ценных предcтaвлений о нравственности, о морально оправданных моделях поведения, об этических нормах в межличностных и сексуальных отношениях людей». «Психо- и социо-технические средства, используемые в псевдо-профилaктической работе Центра в целях оккупации сознания детей школьного возраста, манипуляции их поведением, сyггecтии и внушения вседозволенности, «нормальности» безнравственных форм поведения и отношений, по сyти, представляют собой изощренную форму психологического издевательства взрослого человека над детьми. Эти способы работы гpубо деформируют психику ребенка, ухудшают его самочувствие, могут приводить к нервным стрессам. Отсылки к технологиям М. Эриксона и Д. Гриндера (в контексте упоминания Р.В. Коннера), к занятиям нейро-лингвистическим программированием крайне сомнительны в контексте правовых оснований и педагогический обоснованности использования этих методик в российской школе, в работе с несовершеннолетними, особенно учитывая рекомендуемую структурой Р.В. Коннера литературу для образования в области психологии, НЛП, семейной терапии и пр.».

Некоторые сотрудники Центра «Холис» (например, Н.В. Пятина[5]) указывают в качестве основной своей профильной специализации все то же нейролингвистическое программирование, которое сами сотрудники центра упоминают в качестве необходимого метода своей работы[6]. Использование подобных методов в образовательной практике в среде несовершеннолетних противоречит нормам законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. В соответствии с Приказом Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации от 20.08.1996 № 321 «Об упорядочении применения методов воздействия на психическое здоровье детей и подростков», руководителям органов здравоохранения субъектов Российской Федерации, руководителям учреждений здравоохранения федерального подчинения, включая научно-исследовательские, лечебно-профилактические и образовательные, запрещено допускать пропаганду и использование в целях оздоровления, профилактики, лечения и реабилитации детей и подростков, не разрешенных Министерством здравоохранения Российской Федерации методов и средств воздействия на психическое здоровье детей и подростков. Руководители органов здравоохранения субъектов Российской Федерации обязаны обеспечить строгий контроль за соблюдением норм Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан и Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», предусматривающих обязательное получение информированного добровольного согласия на любое медицинское вмешательство самого пациента, а для лица, не достигшего возраста 15 лет, его законного представителя.

В соответствии с названным приказом «к работе с применением методов и средств воздействия на психическое здоровье детей и подростков допускаются только специалисты, имеющие соответствующую подготовку по детской психиатрии и получившие в установленном порядке сертификат специалиста по указанной специальности». Несмотря на это, в процессе реализации образовательных программ МЦ «Холис», судя по заключениям экспертов, указанные методы без согласия несовершеннолетних и, в первую очередь, без разрешения (и даже информирования) их родителей применяются лицами, обладающими сомнительными профессиональными навыками, в ряде случаев, не имеющими дипломов детских врачей, педагогов или психологов (дипломов государственного образца).

Экспертами выявлено также использование МЦ «Холис» средств и методов запугивания и устрашения несовершеннолетних с целью внедрения в их сознание соответствующих установок. В экспертном заключении профессора кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктора юридических наук М.Н. Кузнецова и Директора Института государственно-конфессиональных отношений и права, доктора юридических наук И.В. Понкина от 16.01.2006 отмечается, что «на протяжении всего видеофильма «Наркотики: мифы и реальность II» Центра «Холис» в деталях и крупным планом демонстрируются манипуляции патологоанатома с трупом девушки, в том числе с ее внутренностями, с извлеченным из черепа мозгом. Тяжелое психологическое воздействие видеоряда усугубляется тем, что патологоанатом постоянно старается придать трупу некую динамику, двигает его, перемещает конечности трупа. Он перебирает, даже легкими движениями гладит волосы трупа, перекладывает их, делает еще ряд явно не обусловленных медицинскими процедурами манипуляций, движений. Все такие действия никак не связаны с содержанием его монолога, зато вызывают устойчивые ассоциации с некрофилией.

В видеофильме «Дети и наркотики» Центра «Холис» показывается помещение морга, где на каталках лежит множество трупов людей, почти все они полностью обнажены. На одной из каталок два трупа вообще положены один на другой в неэтичном виде, ...полностью видны... половые органы умерших. Эта съемка трупов, в целом, явно не связана с сюжетом и заявленными целями фильма. Видно, что это трупы взрослых людей, некоторые - даже пожилых. Похоже, что это просто отделение морга для хранения трупов. Никакого прямого отношения к наркомании, тем более детской и подростковой наркомании, к ее профилактике все это совершенно не имеет и иметь не может. Такое вульгарное запугивание детей смертью, видом мертвых людей совершенно не обосновано декларируемыми образовательными задачами фильма и не может привести ни к какому позитивному профилактическому результату в профилактике наркомании... Показ таких сцен нормальным несовершеннолетним детям в массовой школе, в большинстве своем, не употребляющим наркотики, приведет только к травмированию их психики[7].

Даже эксперты, положительно оценившие образовательные методики МЦ «Холис» и практику их внедрения, косвенно признают их потенциальную опасность для психического и нравственно-духовного развития несовершеннолетних, их нормальной социализации. Так, например, в экспертном заключении УрО РАО от 25.01.2006 отмечается, что «проведение подобных занятий требует особой подготовки педагога и, возможно, аудитории..., возможно с купюрами, если педагог находит это необходимым... В использовании данных методов критическим условием является профессионализм педагога и его умение не перейти рамки учебной задачи. ... Предложенные материалы не несут в себе психотравматической опасности, однако, требуют высокопрофессионального использования с соблюдением комплексно-педагогических условий». Согласно положительному заключению экспертной комиссии ГУ «Санкт-Петербургский научно­-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева» от 10.01.2006, «разработанная в рамках когнитивно-поведенческого направления программа предполагает соприкосновение детей и подростков с информацией о потенциально опасных для психического здоровья явлениях и ситуациях, что вне заявляемого(?) контента выработки необходимых ценностных и поведенческих установок может производить впечатление пропаганды зависимых и морально не корректных форм поведения».

Применение в общеобразовательной практике указанных выше методов может быть квалифицировано как психическое насилие над детьми и унижающее их достоинство обращение. Согласно пункту 15 Постановления № 5 Пленума Верховного Суда Российской Согласно пункту 15 Постановления № 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003, обращение, которое вызывает у лица чувство страха, признается унижающим достоинство обращением, что является прямым нарушением части 2 статьи 21 Конституции Российской Федерации.

Органы управления здравоохранением Свердловской области, проигнорировав незаконное использование названных психотехнологий, тем самым нарушили требования пунктов 2, 7 и 10 статьи 6 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, согласно которым к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации относятся: защита прав и свобод человека и гражданина в области охраны здоровья; осуществление профилактических и санитарно-гигиенических мер; координация деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, субъектов муниципальной и частной систем здравоохранения в области охраны здоровья граждан; охрана семьи, материнства, отцовства и детства.

Использование указанного учебно-методического обеспечения педагогической, медико-просветительской и социальной работы с несовершеннолетними, особенно в массовой школе с учащимися детьми, является недопустимым и противоправным[8]. Таким образом, в соответствии с пунктами 3.1 и 3.2 Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 22.06.2001 № 38 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи», имеются все основания для решительного пресечения органами прокуратуры фактов психического насилия над детьми в образовательных учреждениях, реализующих образовательные программы и методики МЦ «Холис», и привлечения к ответственности лиц, виновных в использовании запрещенных методов воздействия на психику несовершеннолетних учащихся, в распространении среди них информации, наносящей вред здоровью детей, их нравственному и духовному развитию, а также должностных лиц, виновных в неисполнении возложенных на них законом полномочий по осуществлению контроля за исполнением законодательства об образовании и об охране здоровья учащихся общеобразовательных учреждений.


7. Ряд экспертов указали, что по существу используемые в Центре «Холис» образовательные технологии являютсяскрытой формой реализации ранее приостановленных в России для реализации в образовательной практике среди несовершеннолетних и осужденных педагогической, психологической, медицинской общественностью хорошо известных зарубежных программ: «планирование семьи», «сексуальное просвещение» (или «безопасный секс»). Все эти программы получили четкую и жесткую оценку отечественных экспертов как особый род психотpонного оружия, направленного, в частности, на депопуляцию народа в нашей стране (см. экспертное заключение Директoра Института развития дошкольного образования РАО, доктора психологических наук, профессора, члена-корреспондента РАО, В.И. Слободчикова).

В связи с реализацией аналогичных проектов санитарно-гигиенического и полового просвещения школьников, введением Министерством образования РФ в учебные планы образовательных учреждений учебной программы "Половозрастное воспитание учащихся. Основы сексологии", сопровождаемыми грубыми нарушениями действующего законодательства, Генеральная прокуратура уже проводила проверки. Их результаты, в частности, отражены в Представлении Генерального прокурора РФ "Об устранении нарушений законодательства об образовании" от 23.07.97 г. №21/3-164-97.

По заключению руководителя отделения детской наркологии ННЦ наркологии Росздрава, к.м.н. А.В. Надеждина на Методическое обеспечение программы профилактики наркомании, токсикомании и других видов зависимого и опасного поведения у детей и подростков в образовательных учреждениях (авторы Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В. Ресурсы здоровья» для внеклассной работы 9‑11 класс. Екатеринбург, ООО «Центр профилактики злоупотребления психически активными веществами», 2004), «практически всю работу пронизывает «презервативная пропаганда», причем несовершеннолетним внушается ложный тезис о том, что использование презерватива при сексуальном контакате может полностью предотвратить заражение сифилисом, гонореей, ВИЧ-инфекцией, что является грубой дезинформацией несовершеннолетних. (В реальности речь может идти только о снижении вероятности инфицирования заболеваниями, передающимися половым путем). Авторы прямо указывают, что при использовании презерватива нет риска оказаться инфицированным ВИЧ (стр.71 др.). Половые отношения несовершеннолетних друг с другом и с взрослыми подается в программе как поведенческая норма. Полностью отсутствует информация, направленная на формирование у подростков ориентации на семейные ценности, рождение и воспитания детей. Авторы программы вполне могут быть обвинены в растлении несовершеннолетних и создании угрозы эпидемиологическому благополучию граждан. Пропаганда среди детей сексуальных отношений вне брака, который был ориентирован на деторождения, в условиях катастрофической демографической ситуации в Российской Федерации следует прямо признать действиями, противоречащими интересам государственной безопасности. Программа профилактики ВИЧ/СПИДА способна инициировать сексуальную активность школьников».

Как заключила комиссия экспертов под председательством профессора М.Н. Кузнецова, «осуществляемая Центром «Холис» фиксация внимания несовершеннолетних исключительно на сугубо физиологическом уровне половых отношений «противоречит принятым в системе общего образования целям воспитания, может негативно отразиться на психологическом состоянии детей, формировании их жизненных ориентиров и социально значимых ценностей», «наносит прямой ущерб психическому и нравственному здоровью несовершеннолетних, может способствовать ухудшению их самочувствия, появлению нервных стрессов... Результатом такого воспитания детей может быть рост числа ранних половых связей и ранних абортов, случаев заражения венерическими инфекциями и СПИДом».

Возобновление попыток реализации образовательных программ такого рода в муниципальных школах по учебным и методическим пособиям, изданным с разрешения Администрации Екатеринбурга, Управления образования города Екатеринбурга и даже Министерства образования и науки Российской Федерации дискредитирует органы государственной власти и муниципального управления, наносит ущерб их репутации и авторитету в глазах населения.


8. В заключениях ведущих специалистов в области психологической и информационной безопасности несовершеннолетних, профилактики отклоняющегося поведения детей и подростков сделан вывод о том, что содержание и направленность образовательных программ и методик, реализуемых сотрудниками Центра «Холис» в муниципальной системе образования по профилактике зависимостей среди несовершеннолетних учащихся, а также используемых при этом учебных и методических пособий, иллюстративных материалов способны причинить вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному, духовному и социальному развитию.

Согласно экспертному заключению комиссии под председательством профессора М.Н. Кузнецова от 12.12.2005 г. учебно-методические материалы Центра «Холис» «не могут служить средством предупреждения подростковых девиаций», «препятствуют позитивному личностному развитию ребенка, в том числе в процессе получения им общего образования», разрушают «авторитет естественных институтов социализации - семьи и детского сообщества». Они «препятствуют воспитанию гражданственности, правовой культуры·учащихся, нравственных качеств личности и, в частности, выработке позитивного отношения школьников к семье, что прямо нарушает законодательство Российской Федерации об образовании». Реализуемые и разработанные в Центре «Холис» программы «предусматривают чрезмерно детальное ознакомление детей школьного возраста со многими детальными подробностями половых отношений (гетеросексуальных и гомосексуальных), что совершенно не обусловлено задачами первичной профилактики зависимостей в детской и молодежной среде, может быть оценено как умышленное сексуальное и нравственное развращение несовершеннолетних». Они «психологически опасны для несовершеннолетних, провоцируют нездоровый, искаженный интерес детей к половой сфере, растлевают их сознание, наносят ущерб еще не сформировавшимся личностям несовершеннолетних». Аналогичное мнение изложено в экспертном заключении Директора Института развития дошкольного образования РАО, доктора психологических наук, профессора, члена-корреспондента РАО, В.И. Слободчикова.

В заключении на упоминавшееся выше Методическое обеспечение программы профилактики наркомании, токсикомании и других видов зависимого и опасного поведения у детей и подростков в образовательных учреждениях («Ресурсы здоровья» для внеклассной работы 9‑11 класс. Екатеринбург, 2004) руководитель отделения детской наркологии ННЦ наркологии Росздрава, к.м.н. А.В. Надеждин отмечает наличие в отдельных разделах образовательной программы МЦ «Холис» «явных признаков косвенной пропаганды наркотиков, осуществляемой в отношении заведомо несовершеннолетних лиц», работа содержит весьма привлекательные описания интоксикации психоактивными веществами и модельные ситуации, которые весьма вероятно могут стать образцом для пронаркотического поведения несовершеннолетних. По его мнению, в процессе реализации указанной программы «у детей формируется стойкое убеждение, что табак и алкоголь являются наркотиками, ... следовательно, нет большой разницы между героином и никотином и алкоголем и метамфетамином»; «ученикам 5 класса внушается мысль: о допустимости употребления наркотических средств по достижению совершеннолетия и о возможности их употребления «в меру»..., что неизбежно приведет к притуплению чувства опасности при реальном контакте подростков с наркотическими средствами, табачными изделиями, алкоголем». Эксперт приходит к выводу о том, что «подобное изложение сведений о нехимических зависимостях, в профилактических антинаркотических программах способно снизить эффективность последних», в результате «у несовершеннолетних может сформироваться ложное мнение, что алкоголь и никотин являются значительно более опасными веществами, чем психостимуляторы (кокаин и его производные, амфетамин и его производные и прочие.)».

Приведенные в цитируемом экспертном заключении выводы являются основанием для проверки правоохранительными органами фактов нарушения в образовательной деятельности МЦ «Холис» запрета пропаганды потребления наркотических средств, установленного ст. 46 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах».


9. Обращает на себя внимание несоблюдение при реализации учебно-методического комплекса, разработанного МЦ «Холис», установленного законодательством РФ порядка внедрения в общеобразовательную практику новых образовательных программ и методик

Во-первых, обоснованные сомнения вызывает наличие и качество официальной педагогической, психологической, медицинской экспертизы разработанных и применяемых в Центре «Холис» пособий и, соответственно, ведущейся с их использованием работы. Пособия опубликованы в издательствах системы образования города (издательство Уральского университета и издательство Дома учителя), изданы под «шапкой» Центра «Холис» с указанием принадлежности Центра к Управлению образования города Екатеринбурга, однако не имеют грифов официальной государственной (федеральной или региональной) экспертизы, подтверждающей их научное и педагогическое качество.

Фамилии и инициалы некоторых экспертов указаны только на титуле учебной программы (Ресурсы здоровья: Программа для 1-11 классов общеобразовательных школ. - Екатеринбург: Изд-во Дома учителя, 2000. - 23 с.), однако и здесь отсутствует стандартная форма ее допуска в школы, в систему общего образования решением регионального государственного органа управления образованием или иного управомоченного на это экспертного учреждения.

На нескольких методических пособиях Центра «Холис» (Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В., Ершова Н.В., Климова М.М., Шевелева Ю.С., Орлова М.В. Комплексная модульная обучающая программа в рамках проекта «Здоровое будущее детей»: Методические рекомендации. - Екатеринбург: Изд-во Уральского университета; МЦ «Холис», 2005. - 194 с.; Лозовой В.В. Лозовая Т.В., Кузьминых О.А. Педагогический блокнот. Настольная книга педагога-организатора профилактики зависимостей в образовательном учреждении: Учебное пособие. - Екатеринбург: Изд-во Уральского университета; МЦ «Холис», 2005. - 128 с.; Ресурсы здоровья: Профилактика рискованных видов поведения у детей дошкольного возраста: Методическое пособие / Под общ. ред. Т.В. Лозовой. - Екатеринбург: Изд-во Уральского университета; МЦ «Холис», 2005. - 100 с.) стоит гриф: «Разрешено к использованию Министерством образования и науки Российской Федерации». Однако в соответствии с подпунктом 18 статьи 28 и подпунктом 23 пункта 2 статьи 32 Закона РФ «Об образовании» установлено, что государством утверждаются федеральные перечни учебников, рекомендованных или допущенных к использованию в образовательном процессе, грифа «разрешено к использованию» для учебных пособий, которые предназначены для использования в общеобразовательных учреждениях, в этом перечне нет. Это относится, в первую очередь, к методическим пособиям (4-7), которые указаны как пособия, непосредственно предназначенные для использования в образовательном процессе в общеобразовательных учреждениях.

В программе «Ресурсы здоровья: Программа для 1-11 классов общеобразовательных школ». - Екатеринбург: Изд-во Дома учителя, 2000. указано: «За последние годы профилактика зависимостей у детей и подростков проделала путь от устрашения и прямого информационного посредничества к обширной профилактической программе, ориентированной на причины. Такая причинно-ориентированная профилактика легла в основу комплексной программы профилактики наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков "Ресурсы здоровья". Она оформлена как учебная и дополняет образовательную область ОБЖ вариативной части базисного учебного плана среднего (полного) общего образования Свердловской области, создана в соответствии с выполнением плана мероприятий городской программы комплексной профилактики и иных зависимостей, утвержденной Постановлением Главы города Екатеринбурга № 1182 от 17.11.1999 года "Об активизации деятельности системы образования города Екатеринбурга по профилактике наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков"» (с. 4).

Здесь так же не дается никакой информации о научной экспертизе данной учебной программы. Решение о создании такой программы в рамках плана мероприятий городской программы комплексной профилактики наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков, не заменяет необходимости ее официальной научной педагогической, психологической, правовой экспертизы. Возможно, никакой такой экспертизы не проводилось, иначе это должно было быть указано в выходных данных рассматриваемых пособий, программ.


Во-вторых, вызывает сомнения профессиональная компетентность специалистов, привлекавшихся для исследования образовательных программ и учебно-методических материалов МЦ «Холис». Как следует из представленных рецензий и экспертных заключений, в качестве их авторов выступали преимущественно психотерапевты, кардиологи, педагоги системы повышения квалификации, философы и социологи, специалисты в области «здоровьесбережения», причем, в большинстве своем из г. Екатеринбурга и Уральского региона. В числе экспертов не указаны специалисты в области охраны психического здоровья детей и обеспечения их психологической и информационной безопасности (детские психологи, психиатры, сексологи и наркологи), обладающие соответствующей профессиональной подготовкой и профессиональной квалификацией, необходимых для полной, научно обоснованной и объективной экспертной оценки программ, касающихся вопросов охраны здоровья детей дошкольного и школьного возраста, их санитарно-гигиенического просвещения, а также предупреждения девиантного поведения среди несовершеннолетних учащихся общеобразовательных учреждений. Это противоречит закрепленным законодательством Российской Федерации принципам объективности, всесторонности и полноты экспертных исследований, в соответствии с которыми «эксперт должен проводить исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности...» (статья 8 Федерального закона «О государственной судебно - экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ).

Положительные рецензии и экспертные заключения на образовательные программы МЦ «Холис», поступившие от ГОУ «Институт развития регионального образования подготовки и переподготовки педагогических работников Свердловской области», экспертной комиссии ГУ «Санкт-Петербургский научно­-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева» от 10.01.2006, Уральского отделения Российской академии образования (УрО РАО) от 25.01.2006, руководителя отдела организации научных исследований, новых технологий и подготовки кадров с отделением внебольничной психотерапии Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. В.М. Бехтерева Назырова Р.К., начальника инспекционно-методического отдела РГППУ Васильченко Е.А., доцента кафедры общей и социальной педагогики УрГППУ Доценко И.Г., зав. лабораторией ИРРО Петровой н.п., зав. отделением ИРРО Вехова А.В., зав. кафедрой социологии УрГППУ Рубиной л.я., зав. кафедрой педагогики УрГУ Семенова В.Д., УрГУ и ИРРО Глуховой А.Н., директора Департамента психолого-педагогического образования Уральского государственного педагогического университета Белкина А.С., руководителя методобъединения педагогов дополнительного образования Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга Стаиной О.А., зав. кафедрой прикладной социологии УрГУ Меренкова А.В., директора Екатеринбургского кардиологического научно­-практического центра Габинского Я.Л., профессора кафедры специальной педагогики Уральского государственного педагогического университета Коркунова В.В., не могут служить основанием для рекомендации названных программ Минобрнауки в связи с отсутствием у большинства подписавших их специалистов соответствующей профессиональной компетенции.

Рецензия на учебно-методический комплект «Обучение жизненным навыкам и приобретение опыта их использования» (разработан авторским коллективом под руководством Ричарда Айвса), предназначенный для первичной профилактики психоактивных веществ среди детей 10-14 лет в рамках дополнительного образования и апробированный в школах г. Екатеринбурга и г. Первоуральсвка, подписана профессором, доктором философских наук, зав. кафедрой социологии УрГППУ Рубиной л.я. без участия специалистов в области детской наркологии, педагогики, психологии.

В то же время согласно Концепции научной, научно-технической и инновационной политики в системе образования Российской Федерации на 2001-2005 годы (Приложение N 1 к Приказу Минобразования России от 6 июня 2000 г. N 1705), «для осуществления эффективной реализации данных (профилактических) программ необходима целенаправленная подготовка высокопрофессиональных специалистов с высшим педагогическим, медицинским или психологическим образованием, которые способны заниматься превентивным обучением. Все специалисты, занятые в этой области, должны иметь документы, подтверждающие их право на ведение профилактической деятельности в образовательной среде».

В-третьих, в соответствии с общепринятыми требованиями, заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных (статья 8 Федерального закона «О государственной судебно - экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 года N 73-ФЗ). Вместе с тем, большая часть так называемых экспертных заключений и рецензий, подписанных указанными выше специалистами, носят крайне поверхностный, недопустимо лаконичный, субъективный, вкусовой характер, о чем свидетельствует отсутствие в них анализа содержания рецензируемых образовательных программ и методик, строгого научного обоснования необходимости их внедрения в образовательную практику. В основном указанные документы содержат описание структуры рецензируемого пособия (программы), воспроизводят декларируемые авторами цели и задачи работы, анонсируют ожидаемые результаты и завершаются практически ничем не аргументированными позитивными выводами.

К примеру, в экспертной оценке промежуточных результатов областного эксперимента по теме «Формирование поддерживающей и развивающей социальной инфраструктуры образовательного учреждения как основное условие профилактики социальных, биологических и психологических дезадаптаций» (реквизиты не указаны), занимающей полстраницы компьютерного текста и подписанной руководителем методобъединения педагогов дополнительного образования Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга Стаиной О.А. (дата не указана), давшей высокую оценку работы по данному (?) этапу эксперимента, констатируется достижение целей и задач данного этапа и приводятся ссылки на некие мониторинговые исследования, результаты которых в заключении не приведены. Примерно такое же по объему заключение учебно-методического совета МОУ СОШ №79 по апробации программы по профилактике наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков в образовательных учреждениях в рамках курса «Основы безопасности жизнедеятельности» «Ресурсы здоровья» (реквизиты не указаны) за подписью директора школы Ципко А.Б. констатируется факт проведения апробации указанной программы в период с февраля по апрель 2000 г. в 5 «б», 8 «б» классах и приводятся бездоказательные выводы о положительных итогах апробации.

Отсутствие в приведенных выше и иных подобных им «документах» указания на правовые основы проведения соответствующих экспериментов и апробаций образовательных программ и методик в образовательных учреждениях для несовершеннолетних, а также на применение научно обоснованных методик мониторинга экспериментального образовательного процесса и оценки его результативности позволяет сделать вывод о грубом нарушении норм законодательства об образовании, регламентирующих экспериментальную и инновационную деятельность в системе образования. По аналогичной схеме построено 3аключение учебно-методического совета школы-гимназии N 94 (на 1 л.), в которой в период с февраля по март 2000 г. в параллелях с 1 по 11 класс проходила апробацию программа «Ресурсы здоровья». Директор этой школы-гимназии Никонова Л.М. рекомендовала названную программу для «внедрения во всех образовательных учреждениях»(?).

Такой подход к организации апробации и рецензированию экспериментальных образовательных программ, предназначенных для несовершеннолетних, противоречит Концепция превентивного обучения в области профилактики ВИЧСПИД в образовательной среде, согласно которой «Профилактические программы, как просветительские, так и тренинговые, являются мощным инструментом воздействия на поведение детей и молодежи. Их спонтанная реализация может быть связана с риском повышения интереса к экстремальным формам поведения, активацией механизмов резистентного поведения, закрепления недостоверной информации и другими негативными последствиями. В связи с изложенным, все программы, реализуемые в системе образования, должны быть утверждены структурами, уполномоченными проводить экспертизу образовательных программ на уровне муниципального образования, региона, федерации... Профилактические программы, разрабатываемые для системы образования, должны базироваться на научных достижениях в области психологии, образования и культуры. Они должны учитывать специфические особенностирегионов и тех целевых групп, для которых они предназначаются,,,».

Согласно упомянутой выше Концепции научной, научно-технической и инновационной политики в системе образования Российской Федерации на 2001-2005 годы «в качестве основных механизмов оценки эффективности реализации научной, научно - технической и инновационной деятельности системы образования должны использоваться: научно обоснованные методы оценки состояния инновационного потенциалов, уровня достигаемых результатов; методы должны обеспечивать достоверную оценку по косвенным индикаторам; мониторинг и анализ состояния, тенденций и динамики инновационной деятельности системы образования (на основе использования данных государственной статистической отчетности, ведомственной отчетности, специальных обследований).


Таким образом, судя по представленным документам, отсутствуют правовые основания и не соблюдены предусмотренные законодательством РФ процедуры, необходимые для официального утверждения и рекомендации образовательных программ и учебно-методических материалов МЦ «Холис» органами управления образования.

В связи с изложенным нуждаются в дополнительной проверке факты нарушения требований законодательства РФ в деятельности должностных лиц, рекомендовавших к внедрению в образовательную практику указанные программы, в том числе образовательную программу для детей и подростков «Ресурсы здоровья» в курсе ОБЖ, без проведения надлежащей экспертизы и организации экспериментальной (инновационной) работы (служащих Департамента государственной молодежной политики, воспитания и социальной защиты детей Министерства образования и науки РФ, разрешившего их для проведения антинаркотической профилактический работы среди детей и молодежи (письма № 88/28-12 от 21.01.2002, № 06-1112 от 06.07.2005), рабочей группы Межведомственного совета по проблемам профилактики злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде Департамента государственной молодежной политики, воспитания и социальной защиты детей Министерства образования и науки РФ (письмо директора Департамента от 06.07.2005 № 06-1112 С.Н. Апатенко); Областного совета по экспертизе культурно-образовательных инициатив образовательных учреждений Свердловской области (протокол № 21 от 14.02.2002).

Необходимо также проверить наличие правовых оснований для оформления комплексной программы профилактики наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков "Ресурсы здоровья" как учебной и дополняющей образовательную область ОБЖ вариативной части базисного учебного плана среднего (полного) общего образования Свердловской области, создана в соответствии с выполнением плана мероприятий городской программы комплексной профилактики и иных зависимостей, утвержденной Постановлением Главы города Екатеринбурга № 1182 от 17.11.1999 года "Об активизации деятельности системы образования города Екатеринбурга по профилактике наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков".


Осуществляемая Центром «Холис» образовательная деятельность в рамках представленных на заключение программ профилактики наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков является нарушением следующих, помимо перечисленных в тексте заключения, норм российского законодательства:

  • пункта 1 статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ, устанавливающего в качестве целей государственной политики в интересах детей содействие физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей;
  • пункта 1 статьи 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», устанавливающего, что органы государственной власти Российской Федерации принимают меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от распространения печатной продукции, аудио- и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, антиобщественное поведение;
  • пункта 1 статьи 2 Закона РФ «Об образовании», устанавливающего, что государственная политика Российской Федерации в области образования основывается на принципах гуманистического характера образования, приоритета общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности; воспитания любви к семье;
  • статьи 11 Основ законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 г. № 3612-1, закрепляющую права каждого человека на свободный выбор нравственных, эстетических и других ценностей, на защиту государством его культурной самобытности.
  • статью 24 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, устанавливающую права несовершеннолетних - больных наркоманией в возрасте старше 16 лет, иных несовершеннолетних в возрасте старше 15 лет на добровольное информированное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него, а также абзацы 1 и 3 статьи 32 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, согласно которым необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина, при этом согласие на медицинское вмешательство в отношении лиц, не достигших указанного выше возраста, дают их законные представители;
  • часть 3 статьи 10 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», согласно которой медицинские средства и методы применяются только в диагностических и лечебных целях в соответствии с характером болезненных расстройств и не должны использоваться в интересах других лиц;
  • часть 1 статьи 10 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», согласно которой гражданин не может подвергаться медицинскому вмешательству только по причине его несогласия с моральными «ценностями» или по иным причинам, непосредственно не связанным с состоянием его здоровья; согласно преамбуле указанного Закона РФ, отсутствие должного законодательного регулирования психиатрической помощи может быть одной из причин использования ее в немедицинских целях, наносить ущерб здоровью, человеческому достоинству и правам граждан;
  • часть 3 статьи 11 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», согласно которой согласие на оказание несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет психиатрической помощи дается его законными представителями;
  • пункты 1 и 3 статьи 30 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, устанавливающие права пациента при обращении за медицинской помощью и ее получении на уважительное и гуманное отношениесо стороны медицинского и обслуживающего персонала, а также на обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям;
  • статью 43 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, устанавливающую, что в практике здравоохранения используются методы профилактики, диагностики, лечения, медицинские технологии, разрешенные к применению в установленном законом порядке; что не разрешенные к применению, но находящиеся на рассмотрении в установленном порядке методы диагностики, лечения могут использоваться в интересах излечения пациента только после получения его добровольного письменного согласия; что не разрешенные к применению, но находящиеся на рассмотрении в установленном порядке методы диагностики, лечения и лекарственные средства могут использоваться для лечения лиц, не достигших возраста, установленного частью второй статьи 24 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, только при непосредственной угрозе их жизни и с письменного согласия их законных представителей; пропаганда методов профилактики, диагностики и лечения, не прошедших проверочных испытаний в установленном законом порядке, запрещается;
  • пункт 1 статьи 51 Закона РФ «Об образовании», обязывающий образовательное учреждение создавать условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников;
  • статью 19 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, устанавливающую право граждан на информацию о факторах, оказывающих вредное влияние на здоровье;
  • пункты 1 и 5 статьи 2 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, устанавливающие, что основными принципами охраны здоровья граждан являются: соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий, а также ответственность органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья;
  • часть 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации, а также статьи 1 и 17 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, закрепляющие права граждан на охрану здоровья и гарантии таких прав, в том числе право на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека;
  • пункт 1 статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», устанавливающий, что одной из целей государственной политики в интересах детей является содействие их психическому и нравственному развитию;

Указанная деятельность Центра «Холис» нарушает нормы международного и отечественного конституционного, семейного, образовательного права, законодательства о здравоохранении, о свободе совести, предусматривающие преимущественное право родителей на нравственное воспитание и охрану здоровья собственных детей (пункт 4 статьи 18 Международного Пакта о гражданских и политических правах; пункт 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах; статья 5, пункт 2 статьи 14, пункт 1 статьи 18 Конвенции о правах ребенка; часть 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации; пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации от 29.12.1995 №223-ФЗ). В частности, пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливает, что родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами.


11.08.2006

Зав. отделом проблем прокурорского надзора
за исполнением законодательства о несовершеннолетних
и профилактике правонарушений
НИИ при Генеральной прокуратуре
Российской Федерации, с.с.ю., к.ю.н. О. В. Пристанская

Приложения:

1. Заключение о правовой оценке деятельности муниципального Центра медико-психологической и социальной помощи населению «Холис» города Екатеринбурга Свердловской области, подготовленное профессором кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктором юридических наук М.Н. Кузнецовым и Директором Института государственно-конфессиональных отношений и права, доктором юридических наук И.В. Понкиным от 16.01.2006 на 43 л.

2. Заключение руководителя отделения детской наркологии ННЦ наркологии Росздрава, к.м.н. А.В. Надеждина на Методическое обеспечение программы профилактики наркомании, токсикомании и других видов зависимого и опасного поведения у детей и подростков в образовательных учреждениях (авторы Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В. Ресурсы здоровья» для внеклассной работы 9-11 класс. Екатеринбург, ООО «Центр профилактики злоупотребления психически активными веществами», 2004. - 107 с.) на 21 л.



[1] В Интернете о нем сообщаются следующие сведения: «Коннер Ричард Вальтерович - директор ИСТ. Учился в Кабрилло Колледже и Университете Сан-Франциско, учился и работал в течение семи лет с Джоном Гриндером и получил Certificate Trainer of NLP. Провел серию семинаров в разных городах США. Вел частную практику в г. Санта-Круз, Калифорния. Приехал в Москву в 1990 г. вместе с Джоном Гриндером и участвовал в первом в России семинаре по НЛП. В 1990-1992 гг. преподавал в Новосибирском государственном педагогическом институте. В 1993-1994 гг. преподавал в Новосибирском государственном университете и в Новосибирском медицинском институте. С 1994 г. обучает специалистов современным методам психотерапии в 20 городах России и СНГ. В 1998-2001 гг. возглавлял Факультет семейного консультирования Томского государственного педагогического университета и был главным психотерапевтом Центра семейного консультирования в Томске. В настоящее время является директором Института семейной терапии в Новосибирске» (http://therapy-nsk.ru/about/), http://www.therapy-nsk.ru/about/

[2] Совершенно непонятно, на каком основании авторы связывают позитивные перспективы выживания рода человеческого именно с развитием гомосексуализма внутри вида. Следует сказать, что подобные попытки зоологизации поведения человека уже имели место в системе общего образования, были в свое время осуждены педагогической и родительской общественностью и запрещены для внедрения в образовательный процесс.

[3] Case of Antonio Mata Estevez v. Spain, Application № 56501/00, Decision of the European Court, 10 May 2001.

[4] Цит. по: Алексеев H.A. Гей-брак: Семейный статус однополых пар в международном, национальном и местном праве. - М.: Издательство БЕК, 2002. - С. 280. Подробнее см.

[5] http://www.therapy-nsk.ru/about/

[6] Ресурсы здоровья: Профилактика рискованных видов поведения у детей дошкольного возраста: Методическое пособие / Под общ. ред. Т.В. Лозовой. - Екатеринбург: Изд-во Уральского университета; МЦ «Холис», 2005. - С.34.

[7] Подробнее см.: Заключение комиссии под председательством профессора кафедры национальной безопасности Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктора юридических наук П.Р. Кулиева от 29.12.2005.

[8] Подробнее см.: Заключение профессора кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктора юридических наук М.Н. Кузнецова и Директора Института государственно-конфессиональных отношений и права, доктора юридических наук И.В. Понкина от 16.01.2006.


Возврат к списку


#WORK_AREA#