Эффективные методы профилактики!

Эффективные методы профилактики! 28.05.2013

Эффективные методы профилактики!

Закон о тестировании школьников и студентов на наркотики еще не вступил в силу, но уже нуждается в изменениях. Сами депутаты считают, что он «слабо соотносится с реальностью». А эксперты ЕС еще несколько лет назад признали, что такое тестирование не является профилактической мерой и относится к категории полицейских методов.

Принятый на днях Госдумой в окончательном третьем чтении закон о тестировании учащихся на наркотики требует изменений, признали сами депутаты. Коррективы теперь в него предполагается вносить в рабочем порядке, с учетом результатов мониторинга его реализации, заявила член комитета Думы по охране здоровья Салия Мурзабаева на пресс-конференции в понедельник. В частности, это может коснуться порядка проведения тестирования.

«С учетом мнения правительства РФ, Минздрава и Минобразования, в законе пока решили не отражать порядок проведения тестирования. Но из-за того, что было много обращений по порядку проведения, мы, проводя анализ реализации закона, вернемся к вопросу, если будет необходимость внести в него изменения», — отметила депутат.

Кроме того, депутаты продолжают сомневаться в целесообразности прописанных в законе мер, что и не удивительно: эксперты Совета Европы еще несколько лет назад признали, что тестирование на наркотики в школах и вузах с точки зрения профилактики не только бессмысленно, но и вредно и относится к категории полицейских методов.

В частности, депутаты засомневались в целесообразности направления в наркологический диспансер детей, однократно употребивших наркотики. «Если ребенку 12–14 лет, это может быть большая травма и для семьи, и для самого школьника. Поэтому мы с Минобром и Минздравом продолжаем работать над тем, чтобы было четко прописано, кто и куда должен быть направлен. Мы не сторонники сплошного подхода», — рассказала Мурзабаева.

Между тем закон о тестировании школьников и студентов на наркотики может вступить в силу еще до конца этого года (через 6 месяцев после официального опубликования). Инициированный правительством документ был принят Госдумой 15 мая — ожидается, что в ближайшее время его утвердит Совет Федерации и президент.

Законом вводится состоящая их двух этапов система раннего выявления употребления учащимися наркотиков и психотропных веществ. На первом этапе подростки будут проходить социально-психологическое тестирование, проводить которое поручается школьным и вузовским психологам; на втором — профилактические медицинские осмотры. Осуществляться тестирование будет «в рамках финансовых средств, предназначенных на охрану здоровья обучающихся образовательных учреждений».

Тестирование должно проводиться исключительно на добровольной основе. Для его проведения потребуется письменное согласие учащегося старше 15 лет. За тех, кто младше, решение будут принимать родители. В случае выявления факта употребления наркотиков или возникновения подозрений на этот счет, попавшего в группу риска подростка направят в «специализированную медицинскую организацию», осуществляющую наркологическую помощь.

Новый закон обязывает учебные заведения обеспечивать конфиденциальность сведений, полученных в результате проведения социально-психологического тестирования своих учеников.

Однако именно соблюдение конфиденциальности может стать одним из наиболее трудновыполнимых требований закона, опасаются эксперты.

«Проблема раннего выявления употребления наркотиков очень серьезная и пока эффективно не решаемая, — говорит уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович. – Наркологи уверяют, что, когда добровольное тестирование проводилось в экспериментальном порядке, оно давало результаты. Но самое главное, чтобы эти результаты не получал никто, кроме самого ребенка и его родителей. На этапе эксперимента это удавалось. Но при массовом тестировании сохранить конфиденциальность будет сложнее. Поэтому я буду очень внимательно смотреть за этой ситуацией».

Исполнительный директор региональной общественной организации «Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» Алексей Головань опасается, что результаты тестирования могут не просто стать всеобщим достоянием, но и быть использованы для расправы по каким-то причинам с детьми или их родителями. Кроме того, декларируемая добровольность тестирования может быть принесена в угоду коммерческим интересам его организаторов.

«Ведь это же не бесплатное удовольствие, а значит, кто-то будет зарабатывать на проведении исследований, и в конечном счете это может стать самым главным», — говорит эксперт.

Вице-президент фонда «Нет наркомании и алкоголизму», член комиссии по делам семьи, молодежи и детей общественного совета Москвы Нодар Хананашвили добавляет, что заработать в ходе широкомасштабного тестирования можно будет не только на тест-полосках и других расходных материалах, но и на самой информации. «Случаи, когда человек оказывается фактически под угрозой санкций, будут приводить к коррупционным рискам, — считает Хананашвилли. — Кто-то постарается сам откупиться, кого-то станут шантажировать».

С опаской относится эксперт и к «добровольности» тестирования, отмечая, что в российских условиях оно станет, как это бывает обычно, добровольно-принудительным. А любой отказ от участия будет вызывать подозрение или использоваться в тех же коррупционных целях.

По его мнению, принятый Думой закон «слабо соотносится с реальностью», тестирование на наркотики не достигнет заявленной благой цели и даже может привести к «драматическим последствиям». «Если бы подростку, столкнувшемуся с этой проблемой, как-то помогали ее преодолеть, тогда в тестировании, может, и был бы смысл, — говорит эксперт. — Попавшему в беду человеку надо помочь, а не устраивать на него облаву. Но у нас же подобные нормы принимаются, чтобы устраивать «охоту на ведьм». И тестирование учащихся – очередная репрессивная мера».

Впрочем на сегодняшний день в России отсутствует сколько-нибудь существенный опыт подобных тестирований. И пока эксперты могут высказывать лишь предположения о его бессмысленности. Зато авторы закона ссылаются на международный опыт, подтверждающий «высокую эффективность» предлагаемых мер.

Как сказано в пояснительной записке, «международная практика свидетельствует о наличии значительного положительного опыта, говорящего в пользу нормативного урегулирования проведения выборочного тестирования на потребление наркотических средств и психотропных веществ в школах, особенно в старших классах».

Однако международным экспертным сообществом тестирование на наркотики в школах давно признано не только неэффективным, но даже вредным.

По словам эксперта по вопросам наркополитики в странах бывшего СССР, адвоката Михаила Голиченко, на самом деле приведенные в сопроводительных материалах к законопроекту данные о якобы положительном опыте тестирования на наркотики в некоторых европейских странах основаны на материалах доклада «Тестирование на наркотики», подготовленного в 2004 году экспертом Европейского центра по мониторингу за наркотиками и наркозависимостью Маргарет Нильсон. Однако на тот момент эти данные не содержали каких-либо оценок. «В докладе только приводятся данные о том, в каких странах Европы существует практика тестирования на наркотики, без детального указания на масштабы данной практики, проблемы правового регулирования, а также вопросы эффективности», — говорит эксперт.

Более того, в 2008 году на основании в том числе и этого доклада было подготовлено официальное «Мнение о тестировании на наркотики в школах и на рабочем месте» Комитета по вопросам этики и профессиональным стандартам «Группы Помпиду» (межгосударственный орган в рамках Совета Европы по сотрудничеству в борьбе со злоупотреблением и незаконным оборотом наркотиков, членом которого является и Россия), содержащее выводы, прямо противоположные тем, что привели авторы российского закона в пользу его принятия (все документы находятся в открытом доступе на сайте «Группы Помпиду»).

Как отмечено во «Мнении», подобное тестирование не может признаваться «профилактической мерой» и «подпадает под категорию полицейских методов».

«Нет аргументов, оправдывающих вторжение в личную жизнь школьников и вмешательство в то, что делают ученики за пределами школы, посредством тестирования на наркотики, — отмечено во «Мнении». – Тестирование, в действительности, подрывает отношения «школьник–учитель» и психосоциальный климат в школе, которые, как показывают исследования, выполняют функцию профилактики наркопотребления».

Еще один вывод «Мнения», на который обращает внимание эксперт, касается опасности, связанной с попыткой властей объяснить употреблением наркотиков некоторые проблемы, с которыми дети сталкиваются в школе. «Не являясь мерой профилактики, тестирование школьников на наркотики практикуется в целях убеждения родителей в том, что школа заботится о проблеме незаконном потреблении наркотиков, — говорится в документе. — В этом случае тестирование служит для сокрытия острых социальных и культурных проблем, которые могут быть истинной причиной как испытываемых школьниками трудностей, так и возникающих у учителей сложностей с убеждением школьников в наличии у них будущего».

Причем, как утверждает Михаил Голиченко, утверждения о «положительном международном опыте» не просто основаны на непроверенных фактах — фактически речь идет о прямой дезинформации. «Тот факт, что данные, изложенные в пояснительной записке к законопроекту, были скопированы из доклада Маргарет Нильсон, который не встречается без привязки к «Мнению» комитета «Группы Помпиду», свидетельствует о том, что у разработчиков законопроекта был доступ к «Мнению» и они не могли не видеть, что во «Мнении» четко изложена отрицательная позиция комитета по тестированию на наркотики в школах», — резюмирует он.

Тем временем российские регионы уже заявляют о готовности выполнения еще не вступившего в силу закона.

Так, по сообщению РИА «Новости», в детских лагерях отдыха под Казанью пройдет тестирование на наркотики: пробы на наркотики будут проводить специалисты республиканского наркодиспансера. Тестировать школьников будут с помощью тест-полосок, которые ранее использовали для выявления наркоманов среди студентов перед началом учебного года. Каким образом планируется получать согласие родителей, отправивших детей в лагерь отдыхать, а не обследоваться, не сообщается.


Возврат к списку


#WORK_AREA#