Принцип развития в психологии человека

Принцип развития в психологии человека 08.06.2013

Принцип развития в психологии человека

В.И. Слободчиков

1. История развития представлений о «развитии»

С обыденной точки зрения, реальность развития человека — его способностей, функций, органических структур и свойств — очевид­на и многообразна, а ее феномены хорошо знакомы каждому из нас. В русском языке существуют близкие по значению слова, фиксиру­ющие особенности изменений, происходящих с человеком во вре­мени, интерпретируемые как развитие. К числу наиболее употребля­емых из них относятся «возникновение», «становление», «рост», «преобразование», «формирование», «совершенствование», «услож­нение», «саморазвитие». В обыденном языке используются понятия, обозначающие качественный аспект развития: «рождение», «созре­вание», «расцвет», «плодоношение», «увядание», «смерть», а также этапы жизненного пути человека: «детство», «отрочество», «юность», «молодость», «взрослость», «зрелость», «старость» и т.п.

Наличие в языке различных терминов, фиксирующих реаль­ность развития, со всей очевидностью показывает неоднознач­ность и многоплановость его феноменов. Ближайшим основанием многообразия феноменов развития человека является сложность и многосторонность самого человека как развивающегося существа. В психологии широко используется раз­личение телесной, душевной и духовной ипостасей человека. От­носительно каждой из сторон его бытия можно говорить о ее раз­витии (изменении, преобразовании). Происходит рост организма, созревание анатомо-физиологических структур, т.е. физическое развитие человека. Формируются душевные силы человека: каче­ственно преобразуются его сознание, потребности и интересы, эмоции и чувства, способность управлять своим поведением. Каче­ственные преобразования во времени претерпевает также и духов­ная жизнь человека. При этом развитие человека тесно связано с развитием окружающего его мира в целом.

В настоящее время понятие «развитие» стало неотъемлемой частью нашего взгляда на мир и жизнь; каждый знает, что земля та­кой, какую мы видим сейчас, есть результат длительного развития. Мы говорим о развитии жизни, природных царств; развиваются культуры, страны, языки, формы сознания и мышления. Мы гово­рим о развитии ребенка и о развитии человека вообще. В менедж­менте (наука об управлении) сегодня говорят о развитии организа­ций и социальных структур. Короче, понятие развития является од­ним из ключевых в современной культуре.Тем не менее, удивитель­но, что этому понятию всего-навсего чуть больше 200 лет. Иными словами, «развитие» довольно новая категория, которая до сих пор не обрела своего места в системе других категорий и, как мы уви­дим позднее, не имеет своего строго определенного содержания, для нее характерна размытая множественность интерпретаций.

Само слово «развитие» (лат. еvо1иtiо) существует со времен древнего Рима; там оно означало развертывание свитка (книги) при чтении. Все, что уже напи­сано в книге, разворачивается затем в сознании читающего человека. В подобном же смысле употреблял это слово М.Т.Цице­рон, говоря о «развитии мысли»: то, что было «свернуто» в сознании говорящего, теперь разворачивается перед слушающей аудиторией. В таком толковании (развитие как развертывание того, что уже есть) это понятие просуществовало вплоть до XVIII в. и вошло в самые разные системы знаний.

Эволюция или развитие тогда по­нималось буквально — как рост, как простое увеличение в размере уже суще­ствующего. И.Кантв своей «Всеобщей естественной истории», говоря о проис­хождении универсума, употребляет сло­во «развитие» в том же смысле. Он пред­полагал, что небесные тела появились (дословно — «развились из») из первич­ного газообразного тумана и что основой строения Вселенной яви­лось их оформление по уже предсуществующим законам механики. Точно так же и в биологии, становящейся в это время особой на­укой, «эволюционистами» первоначально называли представите­лей так называемого преформистскогоучения, согласно которому живой организм уже существует в зародыше в микроскопическом виде.

Иными словами, любые системы рационального знания XVI—XVIII вв. базировались на постула­те, что однажды возникший (создан­ный) мир продолжает оставаться неиз­менным и задача науки открыть и по­знать те законы, по которым он уже уст­роен в своем исходном Замысле. Даже в богословии (например, у бл. Августина)сложилось и до сих пор существует учение, согласно которому человек уже от рождения предопределенлибо к спасению, либо к гибели, в направлении которых он и «раз­вивается».

В XVIII столетии идея развития претерпевает существенное обогащение; одним из первых, кто совершает переход к новому пониманию развития, является Г.В.Лейбниц.Оставаясь во многом на преформистских позициях (о постепен­ном развитии всего из вечно существую­щих зародышей), он вводит понятийное различие между двумя моментами, которые задают процессуальностьразвития. Первое — это самотождественность, которая в соответствии с природой вещи сохраняется во внутреннем ее существе, второе — изменение, которое обнаружива­ет себя во внешних проявлениях; противоречие между первым и вторым оказывается, говоря современным языком, важнейшим механизмом развития изначально данного к постепенному, плав­ному появлению нового.

Ряд ключевых представлений о фе­номене развития человека связан с име­нем И.В.Гёте. Несомненно, что многие из них легли в основу собствен­но философского осмысления самой идеи развития. Замечательна, например, мысль о том, что развитие в природе можно обнаружить лишь тогда, когда оно будет открыто в самом человеке. Человек, не развивающийся сам, не может постичь идею развития. И.В.Гете вводит представление о метаморфозе (кардинальном преобразова­нии) в развитии органического мира, но также о восхождении в раз­витии. Восхождение (в развитии) означает переход, скачок системы на более высокий уровень организации. Последнее — одно из ключевых представлений в научных трудах И.В.Гете.

Рассмотренные трактовки развития еще не есть точное его понятийное опре­деление. Фундаментальная разработка данной категории, но уже как особого принципа, всеобщего способа бытия универсума, была осуществлена в классической немецкой философии и особенно — в философской системе Г.В.Ф.Гегеля.Им были заложены осно­вы диалектической (генетической) логики как логики становле­ния, развития и преобразования любой органической целостности (тотальности). Собственно, сущностной характеристикой любой органической системы как раз и является ее способность к разви­тию при сохранении своей самотождественности на всех ступенях преобразования. Этим органическая система отличается от агрегатной системы, способной лишь к относительно стабильному функционированию, постепен­ному изменению (деградации) и последующему распаду.

Благодаря укоренению в духовной жизни Европы понятия «развитие», образ мира, бывший столетиями статическим, пришел в движение. В сознании философов и ученых возник живой инте­рес к тому, как нечто развивалось, какие ступени и через какие формы оно прошло в течение определенного времени, в каком на­правлении разворачивался процесс развития и в каком может (должен) развернуться в будущем. В это осмысление под знаком разви­тия втягивались все новые и новые предметные содержания. Зем­ля, растения, животные, человек, народы, культуры, сама наука — все имеет за собой длительное развитие.

Убежденность в реальности развития, а соответственно — во всеобщности самого понятия «развитие», придала ему статус свое­образного принципа объяснения и понимания мира в системах ра­ционального (научного) знания. Теперь, чтобы вполне содержа­тельно и убедительно говорить о сущности какой-либо вещи, необходимо было го­ворить (знать), строить гипотезы и разрабатывать теории о ее про­исхождении, становлении и развитии в определенном историчес­ком интервале.

Грандиозные достижения естествознания XIX—XX вв. в изуче­нии природы позволили теперь уже не только на уровне философ­ских размышлений, но и на основе бесконечного множества эмпи­рических фактов утверждать, что действительно развитие есть; его «следы» обнаруживаются повсеместно. Но, перефразируя извест­ную мысль Ф.Энгельса о природе движения, можно сказать так: проблема не в том, есть ли развитие или его нет; проблема в том, как его понять,как и в какой системе понятий выразить развитие некоторой реальности, чтобы тем самым выявить ее существенные характеристики.

В качестве основного сущностного признака развития сегодня рассматривается возникновение нового качества. Развитие – универсальное свойство материи и сознания, проявляющееся в необратимом, направленном и закономерном изменении их состава или структуры. В современной науке развитие выступает в качестве всеобщего принципа объяснения истории природы, общества и познания.

Отдельной внутренней проблемой принципа развития, говоря современным языком, стал вопрос об источниках, основа­ниях и механизмахпроисходящих изменений — развития чего-ли­бо. Сегодня особенно очевидно, что в самой эмпирической фактологии, накопленной в естествознании, в отдельных гипотезах и эмпирических обобщениях разного уровня всеобъемлющего, не­противоречивого ответа на этот вопрос до сих пор нет, хотя существует огромное число частных, нередко взаимоисключающих друг друга ответов о конкретных проявлениях развития во множе­стве вещей.

Аналогичная ситуация продолжает существовать и в совре­менной психологии человека как одной из граней научной карти­ны мира. Здесь так же, как и в науках о природе, слишком много эмпирических обобщений, частных гипотез и разнородных теорий о феноменах психического, которые собраны в слабоструктуриро­ванный и внутренне противоречивый блок под названием «общая психология».Сегодня все более очевидной становится необходимость построения собственно «теоретической психологии»(а не просто общей). Ее главная задача должна состоять в том, чтобы выявлять и полагать исходно единые осно­вания становления и развития психического мира человека. Построение такой теории представляет собой достаточно сложную задачу, связанную в первую очередь со сложностью и противоречивостью самого изучения развития в психологии.

2. Антиномии и парадоксы идеи развития в психологии

Привычность иочевидность реальности развития для «обыденного» сознания порождают логические сбои при попытках присту­пить к построению конкретной теории развития самой психологической реальности. Попытаемся суммировать и более рельефно сгруппировать существующее множество интерпретаций категории «развитие», которые сложились в евро­пейском научном сознании.

1. В возрастной психологии до сих пор мно­го путаницы и противоречий между различными представлениями и частными категориями, призванными уяснить феномен разви­тия. Вот далеко не полный перечень таких противоречий:

а) источник многих недоразумений — это понятийная несо­гласованность между философской (прежде всего — гегелевско-марксистской), научной (биологической) и социально-практической (образовательной) трактовками феномена развития человека, его свойств, процессов, структур.

С философской точки зрения до­стоинством развития обладают только такие тотальности (макро­системы), как природа, общество, цивилизация, культура. Отдель­ный человек (индивид), конечно же, не является такой системой и в лучшем случае лишь втягивается в нее (утилизируется) в качестве одного из элементов.

С общебиологичес­кой позиции развитие — это, прежде все­го, созревание и рост по уже существую­щей биогенетической программе, час­тично модифицируемой внешними ус­ловиями жизни, но неизменной в своей видовой специфике.

В педагогической практике развитие — это целенаправ­ленное формирование (разумеется, с учетом общественных и при­родных обстоятельств жизни) полезных знаний, умений и навы­ков, воспитание полезных черт личности — полезных для самоцен­ного социума. При всех вроде бы кардинальных различиях между перечисленными установками они едины в главном: развитие здесь всегда вне-субъектно, независимо от участников этого процесса; они всего лишь «материал», на котором разыгрывается объективный про­цесс, придающий этому материалу форму предзаданного образца. Так что ценностное суждение: «человек существо развивающееся» (т.е. способное развивать себя) — оказывается в принципе категориально не обеспеченным;

б) в классической психологии традиционно резкое противо­поставление двух рядов форм и структур в природе человека — «натуральных» и «культурных», «биологических» и «социальных», между которыми полагается либо принципиальный параллелизм (психофизический, психофизиологический), либо бессодержа­тельная корреляция. Здесь не учитывается один существенный момент: и натуральное и биологическое — это тоже культурное... представление, выработанное человеческим мышлением, но при­писанное, а иногда навязанное природе как ей самой по себе прису­щее;

в) такой же источник недоразумений — это неразличение, а чаще — склеивание двух специфических предметных содержа­ний:

«психического развития» (как развития психики, ее систем и структур) и «психологии развития» (как развития человеческой субъективности, внутреннего мира человека);

акта происхождения того, чего еще не было в действитель­ности и акта развития того, что уже есть;

единицы развития (либо как меры, либо как механизма) и объекта развития (того, что развивается).

2. Обычно утверждают, что человек, естественно (природное) -искусственное (социокультурное) существо, но без представ­ления о том, что человек — прежде всего сверх-естественноесуще­ство, мы не можем разобраться в чем его искусственность и в чем его естественность. Поэтому категория «развитие» одновременно должна удерживать и совмещать в себе три достаточно самостоя­тельных процесса:

становление — как созревание и рост; переход от одного оп­ределенного состояния к другому — более высокого уровня; как единство уже осуществленного и потенциально возможного; как единство производящей причины и закономерных следствий в акте развития;

• формирование — как оформление (обретение формы, а не формовка по заданному штампу) и совершенствование (обретение совершенного, предсуществующего в культуре образца); как единство социокультурной цели и общественно значимого результата развития;

преобразование — как саморазвитие и смена основного жиз­ненного вектора; как преображение — кардинальное преодоление сложившегося режима жизнедеятельности в соответствии с неко­торой иерархией ценностей и смыслов бытия человека.

Каждая из этих субкатегорий развития в своей отдельности и обособленности тяготеет к однозначно-определенной реальности: становление — преимущественно к естественно-природным струк­турам; формирование — к социально-культурным структурам; пре­образование — преимущественно к духовно-практическим бытия личности. Проблема, по сути, и состоит в том, чтобы выработать общий принцип, объемлющий все три грани этой категории, способный воспроизвести ход развития (показать его, а не только рассказать о нем) в самой живой реальности бытия человека.

3. Особым источником противоречивых суждений о развитии является неразличение времени истории и времени естествознания. Время истории - это субъектное время, «время человека», содержание, смысл, размерность, топика кото­рого задается способами его бытия, а не космическими событиями. Время естествознания - это объектное, физическое время, име­ющее условно-формальную размерность — календарность, прин­ципиальную однонаправленность, но не имеющее своего качест­венного содержания. И, тем не менее, в обыденном сознании про­должает сохраняться устойчивый предрассудок о направленности времени. Так как все воз­никает во времени и все прекращается со временем, то, значит, мы имеем однонаправленный поток из прошлого — через настоящее — в бу­дущее. Отсюда и развитие понимается как непрерывная погоня за будущим; как выбрасывание вперед своеобразного якоря (цель, идеал, перспектива) и подтягивание себя, затем — новый бросок. Почему же развитие — это обязательно экспансия и оккупация буду­щего, а не углубление, например, в настоящее и не рассекречивание прошлого?

Непростые отношения у человека и с пространством человече­ской реальности. Очевидно, что оно не есть физикалистский пустой объем, не емкость, заполняемая человеческими деяниями, а, прежде всего, — социокультурный и духовно-практический Универсум. Именно поэтому культурно-исторический подход в психологии и есть по­пытка построить пространственно-временной (как единство культуры и исто­рии) континуум человеческой реальности в ее цельности, полноте и определенности.

3. Содержание принципа развития в психологии

Анализ методологических предпосылок построения психологии развития человека не может быть полным без построения концептуальных основ понимания самой категории «развитие». Эта категория объемлет, по крайней мере, три не сводимых друг к другу смысла.

1. Развитие — это объективный факт, реальный процесс в ряду других жизненных процессов. Развитие в этом смысле предстает как естественно осуществляющийся процесс качественных изменений объективной реальности.

2. Развитие — это объяснительный принцип многих явлений объективной реальности, в том числе — человеческой. Категория развития используется для объяснения кардинальных сдвигов, происходящих в человеческом мире.

3. Развитие — это цель и ценность европейской культуры, которые с разной степенью отчетливости вошли в категориальный строй наук о человеке. В современном человекознании утвердилось положение, что развиваться — это хорошо.

Именно эту тройственную интерпретацию категории развития необходимо удерживать при построении и психологии развития человека. Каждый из выделенных смыслов понятия развития подчеркивает его специфическую функцию в жизнедеятельности человека. Зафиксируем основные положения принципа развития в психологии.

В первую очередь важно отличить понятие «развитие» от близких к нему по значению понятий и терминов, таких, как «происхождение», «изменение», «созревание» и др. Например, необходимо жестко разграничить понятие«развитие» (genes) и понятие «происхождение» (gonos). Развивается то, что есть; то, чего нет, — то происходит (может происходить). Всякое развитие — это проблема, суть которой в простом: если нечто есть и развивается, то необходимо показать, как возможно это развитие. Происхождение — это тайна, которая может открыться и к которой можно приобщиться. Возможно, конечно, строить вероятностные гипотезы о происхождении чего-либо — мира, жизни, человека — чем наука по преимуществу и занимается; однако необходимо помнить, что сколь угодновысокая достоверность предположений о происхождении чего-либо не есть объяснение самого этого происхождения.

Необходимо различать также процессыфункционирования и развития. Функционирование есть пребывание системы в активном состоянии одного и того же уровня (или типа), связанное лишь с текущим изменением элементов, функций и связей. Простое функционирование осуществляется как перераспределение элементов, их связей, не приводящее к преобразованию системы и появлению ее нового качества. Развитие же означает возникновение принципиально новых образований и переход системы на новый уровень функционирования.

Всякое развитие всегда связано с изменениями во времени. Однаковремя не является главным критерием развития. Во времени существуют и процессы функционирования, и процессы совершенствования, и процессы деградации некоей реальности. Развитие представляет собой виднеобратимых изменений объекта, в то время как функционирование характеризуется обратимостью процессов изменения и представляет собой циклическое воспроизведение постоянной системы функций.

Развитие описывает процесс возникновения нового качественного состояния объекта, которое выступает кактотальное изменение его структуры и механизмов функционирования. Хорошая метафора для так понятого развития — это превращение гусеницы в куколку, а куколки в бабочку. Здесь есть процессы созревания, роста, изменения; однакошаг (акт) развития совершается в точке сдвига, превращения, метаморфозы.

Точка перелома, превращения одного в другое и естьситуация развития. Психологию развития можно понять как психологию описания ситуаций развития человека на всем протяжении его жизни, выявления условий, приводящих к таким ситуациям. Это также исследование линии функционирования, процесса накопления количественных изменений, их критической массы, за которыми следует шаг развития.

Из приведенных различений понятий следует фундаментальный вывод оспецифике принципа развития в психологии. Важнейшей особенностью логики развития является следующее положение. Многообразие свойств, структура, способ функционирования какого-либо ставшего (существующего) психологического явления, которые мы изучаем, ещене есть характеристика изменений именно этого явления, а есть результат развития чего-то другого. Конечные характеристики результата развития не совпадают ни с начальными характеристиками того, что развивается, ни с содержанием самого хода его развития. При генетическом изучении, начало и конец развития некоторого явления не совпадают. Они не совпадают ни по материалу, ни по устройству, ни по способу функционирования.

То, что возникло, — не конгруэнтно тому, из чего оно возникло;в генетической логике — это норма понимания понятия «развитие». Только прослеживание всей линии развития объекта — eго возникновения, становления, функционирования, превращения в другое — дает подлинное его понимание. По сути, в разворачивающемся процессе развития любой его результат — это всегда средство (инструмент) для осуществления следующего шага развития. В этом смысле психология развития — это наука о средствах обретения человеком собственной сущности — собственно человеческого в человеке. Данный вывод находится в созвучии с замечательным высказыванием отечественного философаМ.К. Мамардашвили,что человек по преимуществу существо искусственное, само-выстроенное.

Современное человекознание убедительно показало, что развитие человека, его субъективности, всего психологического строя — это одновременно и естественный, и искусственный процессы, т.е. они могут быть представлены двояким образом:по схеме процесса (как естественная временная последовательность ступеней, периодов, стадий) ипо структуре деятельности (как совокупность способов и средств «развития», где следование их друг за другом имеет не временную, а целевую детерминацию). Можно сказать, что первый тип развития разворачивается по сущности природы; второй — по сущности социума.

Представлений о развитии, во-первых, как процессе и, во-вторых, как деятельности почти достаточно для описания всего континуума исторических изменений человеческой реальности в рамках социально определенных ценностных оснований, целевых ориентиров и временных интервалов. Совокупность данных представлений позволяет не только в общем виде говорить о культурно-исторической обусловленности развития субъективности, внутреннего мира человека, а прямо теоретически и практически учитывать социально-исторический контекст процессов развития, раскрывать их содержание и способы организации в терминах данного контекста.

Однако необходимо ввести особое— третье — представление «о развитии вообще»: о саморазвитии, т.е. о развитии человеком своей собственной самости. В психологии речь должна идти о развитии по сущности человека — о саморазвитии. Саморазвитие - фундаментальная способность человека становиться и быть подлинным субъектом своей собственной жизни, превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования. Это означает, что в развитие человека включается еще одна детерминанта — ценностно-смысловая. Развитие для человека — это цель, ценность, а иногда — и смысл его жизни


Возврат к списку


#WORK_AREA#