К чему приведут отпечатки пальцев школьника?

03.08.2016

К чему приведут отпечатки пальцев школьника?

LogoМежрегиональное.png

Прокурору

Свердловской области

Охлопкову С. А.

Свердловская область

620077 , ГСП -1036,

Екатеринбург,

ул. Московская 21

Интернет - приемная:

http://prokurat-so.ru/main.php?id=46

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 464«10»сентября 2015 г.

____________________________________________

ЖАЛОБА

Уважаемый Сергей Алексеевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание» с просьбой о помощи обратились родители, обеспокоенные тем, что в настоящее время имеют место случаи организации системы допуска в образовательные организации с использованием оборудования, считывающего персональные данные по отпечатку пальцев. Кроме обращения родителей к нам, аналогичного содержания информация была распространена и средствами массовой информации (http://www.e1.ru/news/spool/news_id-429678.html). Родители просили нас инициировать проверку законности использования образовательными организациями подобного рода технологий, а также законность деятельности юридических лиц, производящих подобного рода оборудование, программное обеспечение осуществляющие сбор, обработку, хранение и использование персональных данных.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» для осуществления уставных целей общественное объединение имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

Вопросы, касающиеся работы со сбором и использованием дактилоскопической информации в настоящее время урегулированы Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации" (далее Закон).

В соответствии со ст.1 Закона, под государственной дактилоскопической регистрацией понимается деятельность, осуществляемая указанными в настоящем Федеральном законе органами исполнительной власти и федеральными государственными учреждениями по получению, учету, хранению, классификации и выдаче дактилоскопической информации, установлению или подтверждению личности человека. К дактилоскопической информации указанным законом отнесены биометрические персональные данные об особенностях строения папиллярных узоров пальцев и (или) ладоней рук человека, позволяющие установить его личность.

Иной формы дактилоскопической регистрации, кроме государственной, национальное законодательство не предусматривает, поэтому именно указанным законом регламентируются все вопросы, касающиеся работы с дактилоскопической информацией.

Перечень способов использования дактилоскопической информации является исчерпывающим и закреплён ст.6 Закона.

Согласно ст.10 Закона, правом на проведение добровольной дактилоскопической регистрации наделены только органы внутренних дел и территориальные органы федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, по месту жительства указанных граждан.

В силу ст. 14 Закона, право на использование дактилоскопической информации имеют суды, органы прокуратуры, органы предварительного следствия, органы дознания, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, органы уголовно-исполнительной системы, органы, осуществляющие производство по делам об административных правонарушениях, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, и его территориальные органы. Данный перечень является исчерпывающим и сбор указанной информации иными лицами является незаконным.

Из имеющихся сведений можно сделать вывод, что ряд образовательных организаций на территории Свердловской области произвёл сбор дактилоскопической информации, и в настоящее время осуществляет её обработку, хранение и использование. Мы считаем указанные действия незаконными, поскольку они противоречат указанным выше положениям действующего законодательства.

Кроме этого, необходимо дать правовую оценку законности производства подобного оборудования и программного обеспечения, позволяющего производить обработку дактилоскопической информации.

При проведении доводов нашего обращения, просим Вас проверить и вопросы, связанные с закупкой данного оборудования образовательными организациями на предмет соблюдения законодательства о государственных закупках.

Немаловажным является и проведения проверки того обстоятельства, отбиралось ли добровольное согласие на обработку персональных данных у всех родителей детей, дактилоскопическая информация о которых в настоящее время хранится, обрабатывается и используется.

По мнению эксперта вице-президента Академии геополитических проблем Константина Сивкова, дети невольно могут быть втянуты в криминогенную обстановку, при приобретении базы отпечатков пальцев школьников преступным сообществом, что не составит труда: «…Обеспечить несанкционированный съем данных с этих паспортов дистанционно проблем не составляет. Это уже доказали английские эксперты, которые смогли такое проделать с паспортами чиновников МИД Великобритании. Имеющиеся 3D-принтеры позволяют эти отпечатки перевести на другие носители. То есть, условно, можно будет похитить отпечатки человека, оставить их в любом месте и обвинить в том, что он совершил какое-то преступление…» – http://www.gazeta.ru/social/2013/05/21/5331409.shtml.

Принимая во внимание, вышеизложенное и руководствуясь ст.ст.10, 21 ФЗ «О прокуратуре РФ»,

ПРОШУ:

– Провести проверку по изложенным в данном обращении обстоятельствам и применить меры прокурорского реагирования, направленные на прекращение указанной незаконной деятельности.

– При наличии основании привлечь виновных к ответственности.

– При выявлении нарушений антимонопольного законодательства или законодательства в сфере государственных закупок, направить соответствующие сведения в антимонопольный орган.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин



МОД_МРС_ №464 ОТВЕТ 1. Прокурору СО об отпечатках пальцев..jpg


МОД_МРС_ ¦464 ОТВЕТ 2. Прокурору СО об отпечатках пальцев. - 0001.jpg


МОД_МРС_ ¦464 ОТВЕТ 2. Прокурору СО об отпечатках пальцев. - 0002.jpg


МОД_МРС_ ¦464 ОТВЕТ 3. Прокурору СО об отпечатках пальцев..jpg


МОД_МРС_ ¦464 ОТВЕТ 4. Прокурору СО об отпечатках пальцев..jpg


avatar МРС.jpg

______________________________

Прокурору

Свердловской области

Охлопкову С. А.

Свердловская область

620077 , ГСП -1036,

Екатеринбург,

ул. Московская 21

Интернет - приемная:

http://prokurat-so.ru/main.php?id=46

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 477«11»ноября 2015 г.

ЖАЛОБА

Уважаемый Сергей Алексеевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание» с просьбой о помощи обратились родители, обеспокоенные тем, что в настоящее время имеют место случаи организации системы допуска в образовательные организации с использованием оборудования, считывающего персональные данные по отпечатку пальцев. Кроме обращения родителей к нам, аналогичного содержания информация была распространена и средствами массовой информации (http://www.e1.ru/news/spool/news_id-429678.html). Родители просили нас инициировать проверку законности использования образовательными организациями подобного рода технологий, а также законность деятельности юридических лиц, производящих подобного рода оборудование, программное обеспечение осуществляющие сбор, обработку, хранение и использование персональных данных.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» для осуществления уставных целей общественное объединение имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

10 сентября 2015 года мы обратились в Ваш адрес с жалобой на неправомерные действия должностных лиц, руководящих системой образования, в которой указали следующие обстоятельства.

Вопросы, касающиеся работы со сбором и использованием дактилоскопической информации в настоящее время урегулированы Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации" (далее Закон).

В соответствии со ст.1 Закона, под государственной дактилоскопической регистрацией понимается деятельность, осуществляемая указанными в настоящем Федеральном законе органами исполнительной власти и федеральными государственными учреждениями по получению, учету, хранению, классификации и выдаче дактилоскопической информации, установлению или подтверждению личности человека. К дактилоскопической информации указанным законом отнесены биометрические персональные данные об особенностях строения папиллярных узоров пальцев и (или) ладоней рук человека, позволяющие установить его личность.

Иной формы дактилоскопической регистрации, кроме государственной, национальное законодательство не предусматривает, поэтому именно указанным законом регламентируются все вопросы, касающиеся работы с дактилоскопической информацией.

Перечень способов использования дактилоскопической информации является исчерпывающим и закреплён ст.6 Закона.

Согласно ст.10 Закона, правом на проведение добровольной дактилоскопической регистрации наделены только органы внутренних дел и территориальные органы федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, по месту жительства указанных граждан.

В силу ст. 14 Закона, право на использование дактилоскопической информации имеют суды, органы прокуратуры, органы предварительного следствия, органы дознания, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, органы уголовно-исполнительной системы, органы, осуществляющие производство по делам об административных правонарушениях, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, и его территориальные органы. Данный перечень является исчерпывающим и сбор указанной информации иными лицами является незаконным.

Из имеющихся сведений можно сделать вывод, что ряд образовательных организаций на территории Свердловской области произвёл сбор дактилоскопической информации, и в настоящее время осуществляет её обработку, хранение и использование. Указанные действия незаконными, поскольку они противоречат указанным выше положениям действующего законодательства.

Кроме этого, необходимо дать правовую оценку законности производства подобного оборудования и программного обеспечения, позволяющего производить обработку дактилоскопической информации.

При проведении доводов нашего обращения, просим Вас проверить и вопросы, связанные с закупкой данного оборудования образовательными организациями на предмет соблюдения законодательства о государственных закупках.

Немаловажным является и проведения проверки того обстоятельства, отбиралось ли добровольное согласие на обработку персональных данных у всех родителей детей, дактилоскопическая информация о которых в настоящее время хранится, обрабатывается и используется.

По мнению эксперта вице-президента Академии геополитических проблем Константина Сивкова, дети невольно могут быть втянуты в криминогенную обстановку, при приобретении базы отпечатков пальцев школьников преступным сообществом, что не составит труда: «…Обеспечить несанкционированный съем данных с этих паспортов дистанционно проблем не составляет. Это уже доказали английские эксперты, которые смогли такое проделать с паспортами чиновников МИД Великобритании. Имеющиеся 3D-принтеры позволяют эти отпечатки перевести на другие носители. То есть, условно, можно будет похитить отпечатки человека, оставить их в любом месте и обвинить в том, что он совершил какое-то преступление…» – http://www.gazeta.ru/social/2013/05/21/5331409.shtml.

22 сентября по непонятной для нас причине наша жалоба была перенаправлена в прокуратуру Железнодорожного района г. Екатеринбурга.

26 октября 2015 года в наш адрес было направлено письмо из прокуратуры г. Екатеринбурга, подписанное и.о. заместителя прокурора города С. В. Вохмяниным.

С указанным ответом и принятым решением не согласны, считаем их незаконными и необоснованными, а проведённую проверку – не полной.

Из обжалуемого ответа следует, что оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется, поскольку имеются сведения о том, что от родителей и школьников было получено согласие на обработку персональных данных. Таким образом, очевидно, что проверка доводов нашей жалобы была осуществлена только в рамках федерального закона «О персональных данных».

Из приведённого выше текста, который дублирует доводы нашей первичной жалобы, очевидно, что нами ставился вопрос о нарушении законодательства, регламентирующего вопросы сбора и обработки дактилоскопических данных (отпечатков пальцев).

Вопросы, связанные с обработкой указанных персональных данных регламентируются специальным законодательством, а именно законом "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации". Также и производство оборудования для сбора и обработки биометрических данных должно осуществляться при наличии специального разрешения. Но эти вопросы, почему–то остались за рамками проведённой проверки, мотивированного ответа на указанные доводы мы так и не получили.

Не получили никакого освещения в ответе и наши доводы о том, что по нашему мнению имеются нарушения антимонопольного законодательства, поскольку указанное оборудование приобреталось для школ без конкурсных процедур, которые являются обязательными. Из ответа следует, что в данной части анализ нашим доводам не дан, сведений о том, что информация направлена в антимонопольный орган, ответ также не содержит.

Принимая во внимание, вышеизложенное и руководствуясь ст.ст.10, 21 ФЗ «О прокуратуре РФ»,

ПРОШУ:

– Признать ответ прокуратуры г. Екатеринбурга незаконным и необоснованным, а проведённую проверку – неполной.

- Провести проверку по изложенным в данном обращении обстоятельствам и применить меры прокурорского реагирования, направленные на прекращение указанной незаконной деятельности.

– При наличии основании привлечь виновных к ответственности.

– При выявлении нарушений антимонопольного законодательства или законодательства в сфере государственных закупок, направить соответствующие сведения в антимонопольный орган.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин




МОД_МРС_ ¦477 ОТВЕТ 1. Прокурору СО об отпечатках пальцев..jpg


avatar МРС.jpg

__________________________________________________

Прокурору

Свердловской области

Охлопкову С. А.

Свердловская область

620077 , ГСП -1036,

Екатеринбург,

ул. Московская 21

Интернет - приемная:

http://prokurat-so.ru/main.php?id=46

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 479«27»ноября 2015 г.

ЖАЛОБА

Уважаемый Сергей Алексеевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание» с просьбой о помощи обратились родители, обеспокоенные тем, что в настоящее время имеют место случаи организации системы допуска в образовательные организации с использованием оборудования, считывающего персональные данные по отпечатку пальцев. Кроме обращения родителей к нам, аналогичного содержания информация была распространена и средствами массовой информации (http://www.e1.ru/news/spool/news_id-429678.html). Родители просили нас инициировать проверку законности использования образовательными организациями подобного рода технологий, а также законность деятельности юридических лиц, производящих подобного рода оборудование, программное обеспечение осуществляющие сбор, обработку, хранение и использование персональных данных.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» для осуществления уставных целей общественное объединение имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

10 сентября 2015 года мы обратились в Ваш адрес с жалобой на неправомерные действия должностных лиц, руководящих системой образования, в которой указали следующие обстоятельства.

Вопросы, касающиеся работы со сбором и использованием дактилоскопической информации в настоящее время урегулированы Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации" (далее Закон).

В соответствии со ст.1 Закона, под государственной дактилоскопической регистрацией понимается деятельность, осуществляемая указанными в настоящем Федеральном законе органами исполнительной власти и федеральными государственными учреждениями по получению, учету, хранению, классификации и выдаче дактилоскопической информации, установлению или подтверждению личности человека. К дактилоскопической информации указанным законом отнесены биометрические персональные данные об особенностях строения папиллярных узоров пальцев и (или) ладоней рук человека, позволяющие установить его личность.

Иной формы дактилоскопической регистрации, кроме государственной, национальное законодательство не предусматривает, поэтому именно указанным законом регламентируются все вопросы, касающиеся работы с дактилоскопической информацией.

Перечень способов использования дактилоскопической информации является исчерпывающим и закреплён ст.6 Закона.

Согласно ст.10 Закона, правом на проведение добровольной дактилоскопической регистрации наделены только органы внутренних дел и территориальные органы федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, по месту жительства указанных граждан.

В силу ст. 14 Закона, право на использование дактилоскопической информации имеют суды, органы прокуратуры, органы предварительного следствия, органы дознания, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, органы уголовно-исполнительной системы, органы, осуществляющие производство по делам об административных правонарушениях, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, и его территориальные органы. Данный перечень является исчерпывающим и сбор указанной информации иными лицами является незаконным.

Из имеющихся сведений можно сделать вывод, что ряд образовательных организаций на территории Свердловской области произвёл сбор дактилоскопической информации, и в настоящее время осуществляет её обработку, хранение и использование. Мы считаем указанные действия незаконными, поскольку они противоречат указанным выше положениям действующего законодательства.

Кроме этого, необходимо дать правовую оценку законности производства подобного оборудования и программного обеспечения, позволяющего производить обработку дактилоскопической информации.

При проведении доводов нашего обращения, просим Вас проверить и вопросы, связанные с закупкой данного оборудования образовательными организациями на предмет соблюдения законодательства о государственных закупках.

Немаловажным является и проведения проверки того обстоятельства, отбиралось ли добровольное согласие на обработку персональных данных у всех родителей детей, дактилоскопическая информация о которых в настоящее время хранится, обрабатывается и используется.

По мнению эксперта вице-президента Академии геополитических проблем Константина Сивкова, дети невольно могут быть втянуты в криминогенную обстановку, при приобретении базы отпечатков пальцев школьников преступным сообществом, что не составит труда: «…Обеспечить несанкционированный съем данных с этих паспортов дистанционно проблем не составляет. Это уже доказали английские эксперты, которые смогли такое проделать с паспортами чиновников МИД Великобритании. Имеющиеся 3D-принтеры позволяют эти отпечатки перевести на другие носители. То есть, условно, можно будет похитить отпечатки человека, оставить их в любом месте и обвинить в том, что он совершил какое-то преступление…» – http://www.gazeta.ru/social/2013/05/21/5331409.shtml.

22 сентября 2015 года наша жалоба была перенаправлена в прокуратуру Железнодорожного района г.Екатеринбурга.

16 октября 2015 года в наш адрес было направлено письмо из Железнодорожной прокуратуры г.Екатеринбурга, подписанное заместителем прокурора В.Ф.Курьяковым.

С указанным ответом и принятым решением не согласны, считаем их незаконными и необоснованными, а проведённую проверку – не полной.

Из обжалуемого ответа следует, что оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется, поскольку имеются сведения о том, что от родителей и школьников было получено согласие на обработку персональных данных, а закупка оборудования была проведена за счёт внебюджетных средств.

Из приведённого выше текста, который дублирует доводы нашей первичной жалобы, очевидно, что нами ставился вопрос о нарушении законодательства, регламентирующего вопросы сбора и обработки именно дактилоскопических данных (отпечатков пальцев). Вопросы, связанные с обработкой указанных персональных данных регламентируются помимо общих норм ФЗ «О персональных данных», специальным законодательством, а именно законом «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации».

Также и производство оборудования для сбора и обработки биометрических данных должно осуществляться при наличии специального разрешения. Но эти вопросы почему-то остались за рамками проведённой проверки, мотивированного ответа на указанные доводы мы так и не получили.

Мы продолжаем настаивать, что сбор и обработка дактилоскопической информации возможна только специальными субъектами, поименованными в соответствующем законе, к коим ни администрация школы, ни индивидуальный предприниматель Каплун М.В. (который осуществлял деятельность по монтажу и обслуживанию указанной системы) не относятся.

Несостоятельным является и вывод о том, что в связи с тем, что данная система хранит не отпечаток пальца, а его цифровой образ, то и нет никаких нарушений. Вполне очевидно, что любая методика получения дактилоскопической информации позволяет хранить не сам отпечаток, а его образ, и способ получения такого образа (традиционный или с применением современных технологий) на суть не влияет. Важным является то, что дактилоскопическая информация в той или иной форме собрана и обрабатывается.

Не получили никакого внятного освещения в ответе и наши доводы о том, что по нашему мнению имеются нарушения антимонопольного законодательства, поскольку указанное оборудование приобреталось для школ без конкурсных процедур, которые являются обязательными. Из ответа лишь следует, что в данной части анализ нашим доводам не дан, сведений о том, что информация направлена в антимонопольный орган, ответ также не содержит. Для того, чтобы разобраться с в этом вопросе необходимо учитывать следующие обстоятельства.

В соответствии со статьей 16 Федерального закона от 26.07.2006 №135-Ф3 «О защите конкуренции» запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами. Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

Действующим законодательством не регламентирован порядок организации доступа в образовательную организацию и привлечения соответствующих организаций. Не установлены как требования к таким организациям, так и критерии отбора. Требования, критерии и порядок проведения устанавливаются исходя из потребности заказчика.

Следует отметить, что со стороны органов власти договора на монтаж, пуско-наладку и обслуживание биометрической системы контроля доступа между администрацией города Екатеринбург и хозяйствующими субъектами не заключались.

Из имеющейся информации следует, что конкурсы по отбору организаций для сопровождения процедуры биометрического контроля доступа образовательными учреждениями не проводились, договоры по результатам конкурсных процедур не заключались, выбор организаций родителями, образовательными учреждениями не осуществлялся.

Вместе с тем, довод заместителя прокурора района о том, что проведение конкурсов при отборе соответствующих организаций для сопровождения системы доступа в образовательную организацию не является обязательным, подлежит отклонению в силу следующего.

В соответствии с п.2 части 6 статьи 28, п.8 частью 1 статьи 41 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-Ф3 «Об образовании в Российской Федерации» создание безопасных условий обучения возлагается на организации, осуществляющие образовательную деятельность.

Таким образом, муниципальные общеобразовательные учреждения обязаны организовывать обеспечение необходимого уровня безопасности в образовательной организации.

При этом законодательство не содержит четких требований об обязательности использования определенных форм организации охраны и допуска в образовательную организацию. Вместе с тем, отсутствуют требование к образовательным учреждениям об обязательном внедрении биометрической системы контроля доступа.

С учетом изложенного, мы приходим к выводу, что образовательные организации г. Екатеринбурга вышли за рамки предоставленных Федеральным законом от 29.12.2012 № 273-ФЭ «Об образовании в Российской Федерации» полномочий, приняв решение без мнения родителей (законных представителей) о внедрении биометрической системы контроля доступа. Ещё раз необходимо уточнить, что родители были лишь проинформированы о том, что указанная система уже установлена и согласие дали не на её установку, а на сбор персональных данных.

Процедура предоставления организации права обслуживания биометрической системы контроля доступа законодательством не урегулирована. Вместе с тем, на рынке услуг по сопровождению системы действует не единственная участник – индивидуальный предприниматель Каплун М.В.

Не проведение конкурсного отбора исключает конкуренцию между организациями, способными оказывать аналогичные услуги, и выбор такой организации образовательными учреждениями и родителями школьников должен был осуществляться на конкурсной основе.

Члены родительской общественности должны были быть ознакомлены с содержанием заявок участников. После проведения классных родительских собраний, заседаний общешкольного совета, с учетом мнения родителей по классам, должны были принимать решения о выборе конкретной организации из числа претендентов. Члены родительской общественности согласие от имени родителей учащихся администрации школы на заключение контрактов на поставку соответствующего оборудования по результатам конкурсного отбора не давали.

Установлено, что перечень организаций, способных осуществлять сопровождение биометрической системы контроля доступа, администрацией г. Екатеринбурга и образовательными учреждениями не доводились, образовательные учреждения самостоятельно, в нарушение закона и в отсутствии решения родителей учащихся, заключили договоры на монтаж, пуско-наладку и обслуживание биометрической системы контроля доступа.

При таких обстоятельствах, когда право на монтаж и обслуживание системы доступа предоставляется одной организации, данное право подлежит выставлению на торги. Такой способ отвечает принципу сочетания интересов родителей, образовательных учреждений, а также позволяет обеспечить публичность, открытость и прозрачность процедуры и главное снижение общей итоговой договорной стоимости контракта.

Организация, поставляющая технологию биометрического контроля доступа и обеспечивающая сопровождение данной системы должна быть выбрана образовательными учреждениями по результатам конкурса, с учетом мнения родителей. В данном случае нельзя исключить наличие коррупционной составляющей, т.к. возможно имело место влияние со стороны администрации города Екатеринбурга на выбор школами и родителями поставщика данной системы и оборудования.

Под государственными или муниципальными преференциями в силу пункта 20 статьи 4 Закона о защите конкуренции понимается предоставление федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями отдельным хозяйствующим субъектам преимущества, которое обеспечивает им более выгодные условия деятельности, путем передачи государственного или муниципального имущества, иных объектов гражданских прав либо путем предоставления имущественных льгот.

Преференции могут быть предоставлены исключительно в целях, поименованных в части 1 статьи 19 Закона о защите конкуренции, с предварительного согласия в письменной форме антимонопольного органа (за исключением случаев, перечисленных в части 3 статьи 19 Закона о защите конкуренции), с соблюдением процедуры, регламентированной статьей 20 Закона о защите конкуренции.

Применительно к доказыванию факта предоставления индивидуальному предпринимателю муниципальной преференции с учетом положений пункта 20 статьи 4 Закона о защите конкуренции юридически значимым является представление антимонопольным органом доказательств, подтверждающих, что отдельному хозяйствующему субъекту были предоставлены преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности.

В нарушение антимонопольного законодательства конкурсы по отбору организации для монтажа, пуско-наладки и обслуживания биометрической системы контроля доступа администрацией города Екатеринбург, образовательными учреждениями не проводились.

При принятии решения не учитывалось мнение родителей, у которых отсутствовало право выбора поставщика оборудования и организации, осуществляющей внедрение и сопровождение данной системы, что указывает на нарушение пункта 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

С учетом изложенного, индивидуальному предпринимателю Каплуну М.В. действиями Администрации г. Екатеринбург предоставлены преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности на рынке услуг по внедрению и сопровождению биометрической системы контроля доступа.

Администрацией г. Екатеринбург и образовательными учреждениями по закупке оборудования у индивидуального предпринимателя Каплун М.В. нескольких комплектов для разных школ без проведения конкурсных процедур допущено нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, которое предоставляет преимущественные условия деятельности указанному субъекту предпринимательской деятельности.

Таким образом, очевидно, что в действиях администрации г. Екатеринбург, выразившимися в предоставлении преимущественных условий деятельности индивидуальному предпринимателю Каплуну М.В. на рынке услуг по внедрению и сопровождению системы биометрического доступа, допущено нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Как уже указывалось выше ни федеральным, ни региональный, ни муниципальным законодательством не установлено обязательное требование закупки оборудования индивидуального предпринимателя Каплун М.В. Вместе с тем, общая сумма закупки терминалов может составить: 174 436 рублей х 2 школы (СОШ №76 и гимназия №155) = 348 872рублей, что может свидетельствовать о необоснованном дроблении администрацией г.Екатеринбурга муниципального заказа.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 93 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ) закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в случаях осуществления закупки товара, работы или услуги на сумму, не превышающую ста тысяч рублей. Таким образом, дробление заказа, а также включение в Положение о закупке Гимназии №155 указания на то, что без проведения конкурсных процедур осуществляется закупка на сумму, не превышающую 800 000 рублей, свидетельствует о преднамеренном желании обойти установленные законом ограничения.

С учетом изложенного, мы приходим к выводу, что в нарушение пункта 4 части 1 статьи 93 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ, администрация г. Екатеринбурга путем дробления муниципального заказа и распределения средств между образовательными учреждениями, а также администрации образовательных организаций, допустивших включение в Положения о закупках норм, противоречащих действующему законодательству, осуществили закупки биометрических систем контроля доступа в обход публичных торгов.

Принимая во внимание, вышеизложенное и руководствуясь ст.ст.10, 21 ФЗ «О прокуратуре РФ»,

ПРОШУ:

– Признать ответ Железнодорожной районной прокуратуры г. Екатеринбурга незаконным и необоснованным, а проведённую проверку – неполной.

– Провести проверку по изложенным в данном обращении обстоятельствам и применить меры прокурорского реагирования, направленные на прекращение указанной незаконной деятельности.

– При наличии основании привлечь виновных к ответственности.

– При выявлении нарушений антимонопольного законодательства или законодательства в сфере государственных закупок, направить соответствующие сведения в антимонопольный орган.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин




МОД_МРС_ ¦477 ОТВЕТ 2. Прокурору СО об отпечатках пальцев. - 0001.jpg

МОД_МРС_ ¦477 ОТВЕТ 2. Прокурору СО об отпечатках пальцев. - 0002.jpg

МОД_МРС_ ¦479 ОТВЕТ 1. Прокурору СО об отпечатках пальцев..jpg


МОД_МРС_ ¦479 ОТВЕТ 2. Прокурору СО об отпечатках пальцев. - 1.jpg


МОД_МРС_ ¦479 ОТВЕТ 2. Прокурору СО об отпечатках пальцев. - 2..jpg


avatar МРС.jpg

Прокурору

Железнодорожного района

города Екатеринбурга

Тетерину К.В.

Свердловская область

620027, г. Екатеринбург,

ул. Челюскинцев,100,

тел: 370-61-14

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 495«19»января 2016 г.

__________________________________

Уважаемый Кирилл Валерьевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание» с просьбой о помощи обратились родители, обеспокоенные тем, что в настоящее время имеют место случаи организации системы допуска в образовательные организации с использованием оборудования, считывающего персональные данные по отпечатку пальцев. Кроме обращения родителей к нам, аналогичного содержания информация была распространена и средствами массовой информации (http://www.e1.ru/news/spool/news_id-429678.html). Родители просили нас инициировать проверку законности использования образовательными организациями подобного рода технологий, а также законность деятельности юридических лиц, производящих подобного рода оборудование, программное обеспечение осуществляющие сбор, обработку, хранение и использование персональных данных.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» для осуществления уставных целей общественное объединение имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

29 декабря 2015 года наша жалоба по данной теме была рассмотрена прокурором г. Екатеринбурга С.В. Кузнецовой, в наш адрес был направлен соответствующий ответ.

Как усматривается из ответа прокурора города, прокуратурой района в адрес директора МАОУ №155 внесено представление, а также в отношении должностного и юридического лица возбуждено 2 дела об административном правонарушении, предусмотренном ст.13.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Как указано прокурором города, с результатами рассмотрения актов прокурорского реагирования мы вправе ознакомиться в прокуратуре района.

Принимая во внимание, вышеизложенное,

ПРОШУ:

– Сообщить о результатах рассмотрения и направить в наш адрес соответствующую копию ответа о результатах рассмотрения директором МАОУ №155 представления прокурора.

- Сообщить о результатах рассмотрения и направить в наш адрес копии постановлений по делам об административных правонарушениях, возбужденных прокуратурой района в отношении должностного и юридического лица по ст.13.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин





avatar МРС.jpg

Прокурору

Свердловской области

Охлопкову С. А.

Свердловская область

620077 , ГСП -1036,

Екатеринбург,

ул. Московская 21

Интернет - приемная:

http://prokurat-so.ru/main.php?id=46

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 496«19»января 2016 г.

______________________________________________

ЖАЛОБА

Уважаемый Сергей Алексеевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание» с просьбой о помощи обратились родители, обеспокоенные тем, что в настоящее время имеют место случаи организации системы допуска в образовательные организации с использованием оборудования, считывающего персональные данные по отпечатку пальцев. Кроме обращения родителей к нам, аналогичного содержания информация была распространена и средствами массовой информации (http://www.e1.ru/news/spool/news_id-429678.html). Родители просили нас инициировать проверку законности использования образовательными организациями подобного рода технологий, а также законность деятельности юридических лиц, производящих подобного рода оборудование, программное обеспечение осуществляющие сбор, обработку, хранение и использование персональных данных.

В силу статьи 27 Федерального закона от 19.05.1995 N 82-ФЗ «Об общественных объединениях» для осуществления уставных целей общественное объединение имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами об общественных объединениях.

10 сентября 2015 года мы обратились в Ваш адрес с жалобой на неправомерные действия должностных лиц, руководящих системой образования, в которой указали следующие обстоятельства.

Вопросы, касающиеся работы со сбором и использованием дактилоскопической информации в настоящее время урегулированы Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации" (далее Закон).

В соответствии со ст.1 Закона, под государственной дактилоскопической регистрацией понимается деятельность, осуществляемая указанными в настоящем Федеральном законе органами исполнительной власти и федеральными государственными учреждениями по получению, учету, хранению, классификации и выдаче дактилоскопической информации, установлению или подтверждению личности человека. К дактилоскопической информации указанным законом отнесены биометрические персональные данные об особенностях строения папиллярных узоров пальцев и (или) ладоней рук человека, позволяющие установить его личность.

Иной формы дактилоскопической регистрации, кроме государственной, национальное законодательство не предусматривает, поэтому именно указанным законом регламентируются все вопросы, касающиеся работы с дактилоскопической информацией.

Перечень способов использования дактилоскопической информации является исчерпывающим и закреплён ст.6 Закона.

Согласно ст.10 Закона, правом на проведение добровольной дактилоскопической регистрации наделены только органы внутренних дел и территориальные органы федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, по месту жительства указанных граждан.

В силу ст. 14 Закона, право на использование дактилоскопической информации имеют суды, органы прокуратуры, органы предварительного следствия, органы дознания, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, органы уголовно-исполнительной системы, органы, осуществляющие производство по делам об административных правонарушениях, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, и его территориальные органы. Данный перечень является исчерпывающим и сбор указанной информации иными лицами является незаконным.

Из имеющихся сведений можно сделать вывод, что ряд образовательных организаций на территории Свердловской области произвёл сбор дактилоскопической информации, и в настоящее время осуществляет её обработку, хранение и использование. Мы считаем указанные действия незаконными, поскольку они противоречат указанным выше положениям действующего законодательства.

Кроме этого, необходимо дать правовую оценку законности производства подобного оборудования и программного обеспечения, позволяющего производить обработку дактилоскопической информации.

При проведении доводов нашего обращения, просим Вас проверить и вопросы, связанные с закупкой данного оборудования образовательными организациями на предмет соблюдения законодательства о государственных закупках.

Немаловажным является и проведения проверки того обстоятельства, отбиралось ли добровольное согласие на обработку персональных данных у всех родителей детей, дактилоскопическая информация о которых в настоящее время хранится, обрабатывается и используется.

По мнению эксперта вице-президента Академии геополитических проблем Константина Сивкова, дети невольно могут быть втянуты в криминогенную обстановку, при приобретении базы отпечатков пальцев школьников преступным сообществом, что не составит труда: «…Обеспечить несанкционированный съем данных с этих паспортов дистанционно проблем не составляет. Это уже доказали английские эксперты, которые смогли такое проделать с паспортами чиновников МИД Великобритании. Имеющиеся 3D-принтеры позволяют эти отпечатки перевести на другие носители. То есть, условно, можно будет похитить отпечатки человека, оставить их в любом месте и обвинить в том, что он совершил какое-то преступление…» – http://www.gazeta.ru/social/2013/05/21/5331409.shtml.

22 сентября 2015 года наша жалоба была перенаправлена в прокуратуру Железнодорожного района г.Екатеринбурга.

16 октября 2015 года в наш адрес было направлено письмо из Железнодорожной прокуратуры г. Екатеринбурга, подписанное заместителем прокурора В.Ф. Курьяковым.

С указанным ответом и принятым решением мы не согласились, сочтя их незаконными и необоснованными, а проведённую проверку – неполной, в связи, с чем обжаловали указанный ответ в прокуратуру области. В жалобе мы обратили Ваше внимание на следующие обстоятельства.

Из обжалуемого ответа следует, что оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется, поскольку имеются сведения о том, что от родителей и школьников было получено согласие на обработку персональных данных, а закупка оборудования была проведена за счёт внебюджетных средств.

Из приведённого выше текста, который дублирует доводы нашей первичной жалобы, очевидно, что нами ставился вопрос о нарушении законодательства, регламентирующего вопросы сбора и обработки именно дактилоскопических данных (отпечатков пальцев). Вопросы, связанные с обработкой указанных персональных данных регламентируются помимо общих норм ФЗ «О персональных данных», специальным законодательством, а именно законом «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации».

Также и производство оборудования для сбора и обработки биометрических данных должно осуществляться при наличии специального разрешения. Но эти вопросы почему-то остались за рамками проведённой проверки, мотивированного ответа на указанные доводы мы так и не получили.

Мы продолжаем настаивать, что сбор и обработка дактилоскопической информации возможна только специальными субъектами, поименованными в соответствующем законе, к коим ни администрация школы, ни индивидуальный предприниматель Каплун М.В. (который осуществлял деятельность по монтажу и обслуживанию указанной системы) не относятся.

Несостоятельным является и вывод о том, что в связи с тем, что данная система хранит не отпечаток пальца, а его цифровой образ, то и нет никаких нарушений. Вполне очевидно, что любая методика получения дактилоскопической информации позволяет хранить не сам отпечаток, а его образ, и способ получения такого образа (традиционный или с применением современных технологий) на суть не влияет. Важным является то, что дактилоскопическая информация в той или иной форме собрана и обрабатывается.

Не получили никакого внятного освещения в ответе и наши доводы о том, что по нашему мнению имеются нарушения антимонопольного законодательства, поскольку указанное оборудование приобреталось для школ без конкурсных процедур, которые являются обязательными. Из ответа лишь следует, что в данной части анализ нашим доводам не дан, сведений о том, что информация направлена в антимонопольный орган, ответ также не содержит. Для того, чтобы разобраться с в этом вопросе необходимо учитывать следующие обстоятельства.

В соответствии со статьей 16 Федерального закона от 26.07.2006 №135-Ф3 «О защите конкуренции» запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами. Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

Действующим законодательством не регламентирован порядок организации доступа в образовательную организацию и привлечения соответствующих организаций. Не установлены как требования к таким организациям, так и критерии отбора. Требования, критерии и порядок проведения устанавливаются исходя из потребности заказчика.

Следует отметить, что со стороны органов власти договора на монтаж, пуско-наладку и обслуживание биометрической системы контроля доступа между администрацией города Екатеринбург и хозяйствующими субъектами не заключались.

Из имеющейся информации следует, что конкурсы по отбору организаций для сопровождения процедуры биометрического контроля доступа образовательными учреждениями не проводились, договоры по результатам конкурсных процедур не заключались, выбор организаций родителями, образовательными учреждениями не осуществлялся.

Вместе с тем, довод заместителя прокурора района о том, что проведение конкурсов при отборе соответствующих организаций для сопровождения системы доступа в образовательную организацию не является обязательным, подлежит отклонению в силу следующего.

В соответствии с п.2 части 6 статьи 28, п.8 частью 1 статьи 41 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-Ф3 «Об образовании в Российской Федерации» создание безопасных условий обучения возлагается на организации, осуществляющие образовательную деятельность.

Таким образом, муниципальные общеобразовательные учреждения обязаны организовывать обеспечение необходимого уровня безопасности в образовательной организации.

При этом законодательство не содержит четких требований об обязательности использования определенных форм организации охраны и допуска в образовательную организацию. Вместе с тем, отсутствуют требование к образовательным учреждениям об обязательном внедрении биометрической системы контроля доступа.

С учетом изложенного, мы приходим к выводу, что образовательные организации г. Екатеринбурга вышли за рамки предоставленных Федеральным законом от 29.12.2012 № 273-ФЭ «Об образовании в Российской Федерации» полномочий, приняв решение без мнения родителей (законных представителей) о внедрении биометрической системы контроля доступа. Ещё раз необходимо уточнить, что родители были лишь проинформированы о том, что указанная система уже установлена и согласие дали не на её установку, а на сбор персональных данных.

Процедура предоставления организации права обслуживания биометрической системы контроля доступа законодательством не урегулирована. Вместе с тем, на рынке услуг по сопровождению системы действует не единственная участник – индивидуальный предприниматель Каплун М.В.

Не проведение конкурсного отбора исключает конкуренцию между организациями, способными оказывать аналогичные услуги, и выбор такой организации образовательными учреждениями и родителями школьников должен был осуществляться на конкурсной основе.

Члены родительской общественности должны были быть ознакомлены с содержанием заявок участников. После проведения классных родительских собраний, заседаний общешкольного совета, с учетом мнения родителей по классам, должны были принимать решения о выборе конкретной организации из числа претендентов. Члены родительской общественности согласие от имени родителей учащихся администрации школы на заключение контрактов на поставку соответствующего оборудования по результатам конкурсного отбора не давали.

Установлено, что перечень организаций, способных осуществлять сопровождение биометрической системы контроля доступа, администрацией г. Екатеринбурга и образовательными учреждениями не доводились, образовательные учреждения самостоятельно, в нарушение закона и в отсутствии решения родителей учащихся, заключили договоры на монтаж, пуско-наладку и обслуживание биометрической системы контроля доступа.

При таких обстоятельствах, когда право на монтаж и обслуживание системы доступа предоставляется одной организации, данное право подлежит выставлению на торги. Такой способ отвечает принципу сочетания интересов родителей, образовательных учреждений, а также позволяет обеспечить публичность, открытость и прозрачность процедуры и главное снижение общей итоговой договорной стоимости контракта.

Организация, поставляющая технологию биометрического контроля доступа и обеспечивающая сопровождение данной системы должна быть выбрана образовательными учреждениями по результатам конкурса, с учетом мнения родителей. В данном случае нельзя исключить наличие коррупционной составляющей, т.к. возможно имело место влияние со стороны администрации города Екатеринбурга на выбор школами и родителями поставщика данной системы и оборудования.

Под государственными или муниципальными преференциями в силу пункта 20 статьи 4 Закона о защите конкуренции понимается предоставление федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями отдельным хозяйствующим субъектам преимущества, которое обеспечивает им более выгодные условия деятельности, путем передачи государственного или муниципального имущества, иных объектов гражданских прав либо путем предоставления имущественных льгот.

Преференции могут быть предоставлены исключительно в целях, поименованных в части 1 статьи 19 Закона о защите конкуренции, с предварительного согласия в письменной форме антимонопольного органа (за исключением случаев, перечисленных в части 3 статьи 19 Закона о защите конкуренции), с соблюдением процедуры, регламентированной статьей 20 Закона о защите конкуренции.

Применительно к доказыванию факта предоставления индивидуальному предпринимателю муниципальной преференции с учетом положений пункта 20 статьи 4 Закона о защите конкуренции юридически значимым является представление антимонопольным органом доказательств, подтверждающих, что отдельному хозяйствующему субъекту были предоставлены преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности.

В нарушение антимонопольного законодательства конкурсы по отбору организации для монтажа, пуско-наладки и обслуживания биометрической системы контроля доступа администрацией города Екатеринбург, образовательными учреждениями не проводились.

При принятии решения не учитывалось мнение родителей, у которых отсутствовало право выбора поставщика оборудования и организации, осуществляющей внедрение и сопровождение данной системы, что указывает на нарушение пункта 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

С учетом изложенного, индивидуальному предпринимателю Каплуну М.В. действиями Администрации г. Екатеринбург предоставлены преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности на рынке услуг по внедрению и сопровождению биометрической системы контроля доступа.

Администрацией г. Екатеринбург и образовательными учреждениями по закупке оборудования у индивидуального предпринимателя Каплун М.В. нескольких комплектов для разных школ без проведения конкурсных процедур допущено нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, которое предоставляет преимущественные условия деятельности указанному субъекту предпринимательской деятельности.

Таким образом, очевидно, что в действиях администрации г. Екатеринбург, выразившимися в предоставлении преимущественных условий деятельности индивидуальному предпринимателю Каплуну М.В. на рынке услуг по внедрению и сопровождению системы биометрического доступа, допущено нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Как уже указывалось выше ни федеральным, ни региональный, ни муниципальным законодательством не установлено обязательное требование закупки оборудования индивидуального предпринимателя Каплун М.В. Вместе с тем, общая сумма закупки терминалов может составить: 174 436 рублей х 2 школы (СОШ №76 и гимназия №155) = 348 872рублей, что может свидетельствовать о необоснованном дроблении администрацией г.Екатеринбурга муниципального заказа.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 93 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ) закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в случаях осуществления закупки товара, работы или услуги на сумму, не превышающую ста тысяч рублей. Таким образом, дробление заказа, а также включение в Положение о закупке Гимназии №155 указания на то, что без проведения конкурсных процедур осуществляется закупка на сумму, не превышающую 800 000 рублей, свидетельствует о преднамеренном желании обойти установленные законом ограничения.

С учетом изложенного, мы приходим к выводу, что в нарушение пункта 4 части 1 статьи 93 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ, администрация г. Екатеринбурга путем дробления муниципального заказа и распределения средств между образовательными учреждениями, а также администрации образовательных организаций, допустивших включение в Положения о закупках норм, противоречащих действующему законодательству, осуществили закупки биометрических систем контроля доступа в обход публичных торгов.

29 декабря 2015 года по электронной почте в наш адрес был направлен ответ прокурора города Екатеринбурга С.В. Кузнецовой. Однако признать указанный ответ полным, обоснованным и законным не представляется возможным.

Как видно из ответа, прокурором подтверждается факт установки оборудования, считывающего отпечатки пальцев, в двух образовательных учреждениях МАОУ гимназия №155 и МАОУ СОШ №76. Также из ответа следует, что выявлены нарушения в МАОУ гимназия №155, однако относительно МАОУ СОШ №76 в ответе ничего не говориться.

Следовательно, либо проверка была проведена не в полном ответе, либо ответ не является полным(!). Указанные нарушения подлежат устранению при новом рассмотрении нашей жалобы.

Далее прокурором города указывается, что сфера правоотношений, о которой идёт речь в нашем обращении, к законодательству о государственной дактилоскопической регистрации граждан не применима. Мотивов, на основании которых прокурор пришел к такому выводу, ответ не содержит, поэтому в данной части ответ не может быть признан обоснованным, а значит, и законным.

Значительную часть нашей жалобы составляли доводы о том, что при принятии решения об установке оборудования, о выборе поставщика, монтаже и обслуживании данного оборудования, было нарушено законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

В нашем обращении были подробно со ссылками на нормативные акты приведены аргументы, на основании которых основывается вывод о наличии возможных нарушений. Указанные доводы были прокурором полностью проигнорированы(!), сведения о их рассмотрении или направлении соответствующей информации в антимонопольный орган в ответе отсутствуют. У нас складывается ощущение, что прокуратуру вообще не интересует вопрос использования бюджетных средств, а также соблюдение закона чиновниками(!) и правомерность в данной части их действий.

При таких обстоятельствах ответ прокурора города должен быть признан незаконным и должна быть проведена новая проверка, в ходе которой надлежит устранить выявленные нарушения.

Принимая во внимание, вышеизложенное и руководствуясь ст.ст.10, 21 ФЗ «О прокуратуре РФ»,

ПРОШУ:

– Признать ответ прокурора г. Екатеринбурга незаконным и необоснованным, а проведённую проверку – неполной.

– Провести проверку по изложенным в данном обращении обстоятельствам и применить меры прокурорского реагирования, направленные на прекращение указанной незаконной деятельности.

– При наличии основании привлечь виновных к ответственности.

– При выявлении нарушений антимонопольного законодательства или законодательства в сфере государственных закупок, направить соответствующие сведения в антимонопольный орган.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Ответ прокурора г. Екатеринбурга от 29.12.2015г. №1477ж-2010

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин




МОД_МРС_ ¦495 ОТВЕТ. Прокурору ЖД района об отпечатках пальцев..jpg


МОД_МРС_ ¦496 ОТВЕТ. Прокурору СО об отпечатках пальцев. - 0001.jpg


МОД_МРС_ ¦496 ОТВЕТ. Прокурору СО об отпечатках пальцев. - 0002.jpg



avatar МРС.jpg

 

Прокурору

Свердловской области

 

Охлопкову С. А.

Свердловская область

                                                                     620077 , ГСП -1036,

Екатеринбург,

ул. Московская 21

Интернет - приемная:

http://prokurat-so.ru/main.php?id=46

 

 

 

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

 

Исх. № 520

«04» апреля 2016 г.

 

ЖАЛОБА

 

на ответ №Отв-21-4-1391-16/8

 

Уважаемый Сергей Алексеевич!


В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание» с просьбой о помощи обратились родители, обеспокоенные тем, что в настоящее время имеют место случаи организации системы допуска в образовательные организации с использованием оборудования, считывающего персональные данные по отпечатку пальцев. Кроме обращения родителей к нам, аналогичного содержания информация была распространена и средствами массовой информации (http://www.e1.ru/news/spool/news_id-429678.html). Родители просили нас инициировать проверку законности использования образовательными организациями подобного рода технологий, а также законность деятельности юридических лиц, производящих подобного рода оборудование, программное обеспечение осуществляющие сбор, обработку, хранение и использование персональных данных.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 24 Конституции Российской Федерации, статьёй 27 Федерального закона N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», статьёй 3 Федерального закона от 21.07.2014 N 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами Российской Федерации.


10 сентября 2015 года мы обратились в Ваш адрес с жалобой на неправомерные действия должностных лиц, руководящих системой образования, в которой указали следующие обстоятельства.

Вопросы, касающиеся работы со сбором и использованием дактилоскопической информации в настоящее время урегулированы Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации" (далее Закон).

В соответствии со ст.1 Закона, под государственной дактилоскопической регистрацией понимается деятельность, осуществляемая указанными в настоящем Федеральном законе органами исполнительной власти и федеральными государственными учреждениями по получению, учету, хранению, классификации и выдаче дактилоскопической информации, установлению или подтверждению личности человека. К дактилоскопической информации указанным законом отнесены биометрические персональные данные об особенностях строения папиллярных узоров пальцев и (или) ладоней рук человека, позволяющие установить его личность.

Иной формы дактилоскопической регистрации, кроме государственной, национальное законодательство не предусматривает, поэтому именно указанным законом регламентируются все вопросы, касающиеся работы с дактилоскопической информацией.

Перечень способов использования дактилоскопической информации является исчерпывающим и закреплён ст.6 Закона.

Согласно ст.10 Закона, правом на проведение добровольной дактилоскопической регистрации наделены только органы внутренних дел и территориальные органы федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, по месту жительства указанных граждан.

В силу ст. 14 Закона, право на использование дактилоскопической информации имеют суды, органы прокуратуры, органы предварительного следствия, органы дознания, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, органы уголовно-исполнительной системы, органы, осуществляющие производство по делам об административных правонарушениях, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, и его территориальные органы. Данный перечень является исчерпывающим и сбор указанной информации иными лицами является незаконным.


Из имеющихся сведений можно сделать вывод, что ряд образовательных организаций на территории Свердловской области произвёл сбор дактилоскопической информации, и в настоящее время осуществляет её обработку, хранение и использование. Мы считаем указанные действия незаконными, поскольку они противоречат указанным выше положениям действующего законодательства.


Кроме этого, необходимо дать правовую оценку законности производства подобного оборудования и программного обеспечения, позволяющего производить обработку дактилоскопической информации.


При проведении доводов нашего обращения, просим Вас проверить и вопросы, связанные с закупкой данного оборудования образовательными организациями на предмет соблюдения законодательства о государственных закупках.

Немаловажным является и проведения проверки того обстоятельства, отбиралось ли добровольное согласие на обработку персональных данных у всех родителей детей, дактилоскопическая информация о которых в настоящее время хранится, обрабатывается и используется.


По мнению эксперта вице-президента Академии геополитических проблем Константина Сивкова, дети невольно могут быть втянуты в криминогенную обстановку, при приобретении базы отпечатков пальцев школьников преступным сообществом, что не составит труда: «…Обеспечить несанкционированный съем данных с этих паспортов дистанционно проблем не составляет. Это уже доказали английские эксперты, которые смогли такое проделать с паспортами чиновников МИД Великобритании. Имеющиеся 3D-принтеры позволяют эти отпечатки перевести на другие носители. То есть, условно, можно будет похитить отпечатки человека, оставить их в любом месте и обвинить в том, что он совершил какое-то преступление…» – http://www.gazeta.ru/social/2013/05/21/5331409.shtml.


22 сентября 2015 года наша жалоба была перенаправлена в прокуратуру Железнодорожного района г.Екатеринбурга.

16 октября 2015 года в наш адрес было направлено письмо из Железнодорожной прокуратуры г. Екатеринбурга, подписанное заместителем прокурора В.Ф. Курьяковым.

С указанным ответом и принятым решением мы не согласились, сочтя их незаконными и необоснованными, а проведённую проверку – неполной, в связи, с чем обжаловали указанный ответ в прокуратуру области. В жалобе мы обратили Ваше внимание на следующие обстоятельства.


Из обжалуемого ответа следует, что оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется, поскольку имеются сведения о том, что от родителей и школьников было получено согласие на обработку персональных данных, а закупка оборудования была проведена за счёт внебюджетных средств.

Из приведённого выше текста, который дублирует доводы нашей первичной жалобы, очевидно, что нами ставился вопрос о нарушении законодательства, регламентирующего вопросы сбора и обработки именно дактилоскопических данных (отпечатков пальцев). Вопросы, связанные с обработкой указанных персональных данных регламентируются помимо общих норм ФЗ «О персональных данных», специальным законодательством, а именно законом «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации».

Также и производство оборудования для сбора и обработки биометрических данных должно осуществляться при наличии специального разрешения. Но эти вопросы почему-то остались за рамками проведённой проверки, мотивированного ответа на указанные доводы мы так и не получили.


Мы продолжаем настаивать, что сбор и обработка дактилоскопической информации возможна только специальными субъектами, поименованными в соответствующем законе, к коим ни администрация школы, ни индивидуальный предприниматель Каплун М.В. (который осуществлял деятельность по монтажу и обслуживанию указанной системы) не относятся.

Несостоятельным является и вывод о том, что в связи с тем, что данная система хранит не отпечаток пальца, а его цифровой образ, то и нет никаких нарушений. Вполне очевидно, что любая методика получения дактилоскопической информации позволяет хранить не сам отпечаток, а его образ, и способ получения такого образа (традиционный или с применением современных технологий) на суть не влияет. Важным является то, что дактилоскопическая информация в той или иной форме собрана и обрабатывается.


Не получили никакого внятного освещения в ответе и наши доводы о том, что по нашему мнению имеются нарушения антимонопольного законодательства, поскольку указанное оборудование приобреталось для школ без конкурсных процедур, которые являются обязательными. Из ответа лишь следует, что в данной части анализ нашим доводам не дан, сведений о том, что информация направлена в антимонопольный орган, ответ также не содержит. Для того, чтобы разобраться с в этом вопросе необходимо учитывать следующие обстоятельства.

В соответствии со статьей 16 Федерального закона от 26.07.2006 №135-Ф3 «О защите конкуренции» запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами. Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

Действующим законодательством не регламентирован порядок организации доступа в образовательную организацию и привлечения соответствующих организаций. Не установлены как требования к таким организациям, так и критерии отбора. Требования, критерии и порядок проведения устанавливаются исходя из потребности заказчика.

Следует отметить, что со стороны органов власти договора на монтаж, пуско-наладку и обслуживание биометрической системы контроля доступа между администрацией города Екатеринбург и хозяйствующими субъектами не заключались.

Из имеющейся информации следует, что конкурсы по отбору организаций для сопровождения процедуры биометрического контроля доступа образовательными учреждениями не проводились, договоры по результатам конкурсных процедур не заключались, выбор организаций родителями, образовательными учреждениями не осуществлялся.


Вместе с тем, довод заместителя прокурора района о том, что проведение конкурсов при отборе соответствующих организаций для сопровождения системы доступа в образовательную организацию не является обязательным, подлежит отклонению в силу следующего.

В соответствии с п.2 части 6 статьи 28, п.8 частью 1 статьи 41 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-Ф3 «Об образовании в Российской Федерации» создание безопасных условий обучения возлагается на организации, осуществляющие образовательную деятельность.

Таким образом, муниципальные общеобразовательные учреждения обязаны организовывать обеспечение необходимого уровня безопасности в образовательной организации.

При этом законодательство не содержит четких требований об обязательности использования определенных форм организации охраны и допуска в образовательную организацию. Вместе с тем, отсутствуют требование к образовательным учреждениям об обязательном внедрении биометрической системы контроля доступа.

С учетом изложенного, мы приходим к выводу, что образовательные организации г. Екатеринбурга вышли за рамки предоставленных Федеральным законом от 29.12.2012 № 273-ФЭ «Об образовании в Российской Федерации» полномочий, приняв решение без мнения родителей (законных представителей) о внедрении биометрической системы контроля доступа. Ещё раз необходимо уточнить, что родители были лишь проинформированы о том, что указанная система уже установлена и согласие дали не на её установку, а на сбор персональных данных.

Процедура предоставления организации права обслуживания биометрической системы контроля доступа законодательством не урегулирована. Вместе с тем, на рынке услуг по сопровождению системы действует не единственная участник – индивидуальный предприниматель Каплун М.В.

Не проведение конкурсного отбора исключает конкуренцию между организациями, способными оказывать аналогичные услуги, и выбор такой организации образовательными учреждениями и родителями школьников должен был осуществляться на конкурсной основе.

Члены родительской общественности должны были быть ознакомлены с содержанием заявок участников. После проведения классных родительских собраний, заседаний общешкольного совета, с учетом мнения родителей по классам, должны были принимать решения о выборе конкретной организации из числа претендентов. Члены родительской общественности согласие от имени родителей учащихся администрации школы на заключение контрактов на поставку соответствующего оборудования по результатам конкурсного отбора не давали.

Установлено, что перечень организаций, способных осуществлять сопровождение биометрической системы контроля доступа, администрацией г. Екатеринбурга и образовательными учреждениями не доводились, образовательные учреждения самостоятельно, в нарушение закона и в отсутствии решения родителей учащихся, заключили договоры на монтаж, пуско-наладку и обслуживание биометрической системы контроля доступа.

При таких обстоятельствах, когда право на монтаж и обслуживание системы доступа предоставляется одной организации, данное право подлежит выставлению на торги. Такой способ отвечает принципу сочетания интересов родителей, образовательных учреждений, а также позволяет обеспечить публичность, открытость и прозрачность процедуры и главное снижение общей итоговой договорной стоимости контракта.

Организация, поставляющая технологию биометрического контроля доступа и обеспечивающая сопровождение данной системы должна быть выбрана образовательными учреждениями по результатам конкурса, с учетом мнения родителей. В данном случае нельзя исключить наличие коррупционной составляющей, т.к. возможно имело место влияние со стороны администрации города Екатеринбурга на выбор школами и родителями поставщика данной системы и оборудования.

Под государственными или муниципальными преференциями в силу пункта 20 статьи 4 Закона о защите конкуренции понимается предоставление федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями отдельным хозяйствующим субъектам преимущества, которое обеспечивает им более выгодные условия деятельности, путем передачи государственного или муниципального имущества, иных объектов гражданских прав либо путем предоставления имущественных льгот.

Преференции могут быть предоставлены исключительно в целях, поименованных в части 1 статьи 19 Закона о защите конкуренции, с предварительного согласия в письменной форме антимонопольного органа (за исключением случаев, перечисленных в части 3 статьи 19 Закона о защите конкуренции), с соблюдением процедуры, регламентированной статьей 20 Закона о защите конкуренции.

Применительно к доказыванию факта предоставления индивидуальному предпринимателю муниципальной преференции с учетом положений пункта 20 статьи 4 Закона о защите конкуренции юридически значимым является представление антимонопольным органом доказательств, подтверждающих, что отдельному хозяйствующему субъекту были предоставлены преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности.

В нарушение антимонопольного законодательства конкурсы по отбору организации для монтажа, пуско-наладки и обслуживания биометрической системы контроля доступа администрацией города Екатеринбург, образовательными учреждениями не проводились.

При принятии решения не учитывалось мнение родителей, у которых отсутствовало право выбора поставщика оборудования и организации, осуществляющей внедрение и сопровождение данной системы, что указывает на нарушение пункта 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

С учетом изложенного, индивидуальному предпринимателю Каплуну М.В. действиями Администрации г. Екатеринбург предоставлены преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности на рынке услуг по внедрению и сопровождению биометрической системы контроля доступа.


Администрацией г. Екатеринбург и образовательными учреждениями по закупке оборудования у индивидуального предпринимателя Каплун М.В. нескольких комплектов для разных школ без проведения конкурсных процедур допущено нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, которое предоставляет преимущественные условия деятельности указанному субъекту предпринимательской деятельности.

Таким образом, очевидно, что в действиях администрации г. Екатеринбург, выразившимися в предоставлении преимущественных условий деятельности индивидуальному предпринимателю Каплуну М.В. на рынке услуг по внедрению и сопровождению системы биометрического доступа, допущено нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.


Как уже указывалось выше ни федеральным, ни региональный, ни муниципальным законодательством не установлено обязательное требование закупки оборудования индивидуального предпринимателя Каплун М.В. Вместе с тем, общая сумма закупки терминалов может составить: 174 436 рублей х 2 школы (СОШ №76 и гимназия №155) = 348 872рублей, что может свидетельствовать о необоснованном дроблении администрацией г. Екатеринбурга муниципального заказа.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 93 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ) закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в случаях осуществления закупки товара, работы или услуги на сумму, не превышающую ста тысяч рублей. Таким образом, дробление заказа, а также включение в Положение о закупке Гимназии №155 указания на то, что без проведения конкурсных процедур осуществляется закупка на сумму, не превышающую 800 000 рублей, свидетельствует о преднамеренном желании обойти установленные законом ограничения.


С учетом изложенного, мы приходим к выводу, что в нарушение пункта 4 части 1 статьи 93 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ, администрация г. Екатеринбурга путем дробления муниципального заказа и распределения средств между образовательными учреждениями, а также администрации образовательных организаций, допустивших включение в Положения о закупках норм, противоречащих действующему законодательству, осуществили закупки биометрических систем контроля доступа в обход публичных торгов.


29 декабря 2015 года по электронной почте в наш адрес был направлен ответ прокурора города Екатеринбурга С.В. Кузнецовой.

Признав указанный ответ неполным, необоснованным и незаконным, 19 января 2016 года мы обратились с жалобой на Ваше имя, в которой просили согласиться с нашей позицией и привели следующие доводы.

Как видно из ответа, прокурором подтверждается факт установки оборудования, считывающего отпечатки пальцев, в двух образовательных учреждениях МАОУ гимназия №155 и МАОУ СОШ №76. Также из ответа следует, что выявлены нарушения в МАОУ гимназия №155, однако относительно МАОУ СОШ №76 в ответе ничего не говориться.

Следовательно, либо проверка была проведена не в полном ответе, либо ответ не является полным. Указанные нарушения подлежат устранению при новом рассмотрении нашей жалобы.

Далее прокурором города указывается, что сфера правоотношений, о которой идёт речь в нашем обращении, к законодательству о государственной дактилоскопической регистрации граждан не применима. Мотивов, на основании которых прокурор пришел к такому выводу, ответ не содержит, поэтому в данной части ответ не может быть признан обоснованным, а значит, и законным.

Значительную часть нашей жалобы составляли доводы о том, что при принятии решения об установке оборудования, о выборе поставщика, монтаже и обслуживании данного оборудования, было нарушено законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

В нашем обращении были подробно со ссылками на нормативные акты приведены аргументы, на основании которых основывается вывод о наличии возможных нарушений. Указанные доводы были прокурором полностью проигнорированы, сведения о их рассмотрении или направлении соответствующей информации в антимонопольный орган в ответе отсутствуют. У нас складывается ощущение, что прокуратуру вообще не интересует вопрос использования бюджетных средств, а также соблюдение закона чиновниками и правомерность в данной части их действий.

24 февраля 2016 года в наш адрес был направлен ответ №Отв-21-4-1391-16/8, подписанный начальником отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних Р. В. Бобиной. Ряд доводов был рассмотрен более тщательно, нежели ранее, но в полноте указанной решение не может быть признано законным и обоснованным, поскольку содержит существенные противоречия, а выводы не совсем согласуются с нормами действующего законодательства.

В ответе начальника отдела присутствует ссылка на разъяснения схожего вопроса Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций от 02.09.2013г, с приведением цитаты из данного разъяснения. В частности, сотрудником прокуратуры указывается, что обработка дактилоскопической информации в системе биометрической идентификации осуществляется путем преобразования изображения папиллярных узоров на промежуточной поверхности в цифровую форму и размещения полученных данных в базе данных в виде информационного шаблона. Информация, содержащаяся в шаблоне, относится к биометрическим персональным данным, обработка которых осуществляется в соответствии с требованиями Федеральных законов от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации граждан в Российской Федерации».

Таким образом, Роскомнадзор прямо указывает, что когда речь идёт об обработке дактилоскопической информации, необходимо руководствоваться, в том числе и Федеральным законом от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации граждан в Российской Федерации». Однако, начальник отдела прокуратуры, вопреки указанным разъяснениям, указывает, что нарушений законодательства о государственной дактилоскопической регистрации не выявлено. Но ведь, ни один из указанных в жалобе субъектов нормами данного законодательства вообще не руководствовался, хотя был обязан.(!)

Далее хотелось бы отметить, что в жалобе содержался довод о том, что производство оборудования для сбора и обработки биометрических данных должно осуществляться при наличии специального разрешения(!). Никакого суждения по данному вопросу в ответе начальника отдела Р. В. Бобиной не содержится. Также в ответе отсутствует анализ нашего довода о том, что в соответствии со ст.14 Федерального закона от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации граждан в Российской Федерации», право на использование и получение дактилоскопической информации имеет ограниченный и закрытый перечень субъектов, и даже, несмотря на наличие информированного добровольного согласия на обработку персональных данных, ни ИП, ни школа не имеют права на сбор, обработку и использование соответствующих биометрических данных.


Принимая во внимание, вышеизложенное и руководствуясь ст.ст.10, 21 ФЗ «О прокуратуре РФ»,

ПРОШУ:


– Признать ответ начальника отдела прокуратуры области незаконным и необоснованным, а проведённую проверку – неполной.

– Провести проверку по изложенным в данном обращении обстоятельствам и применить меры прокурорского реагирования, направленные на прекращение указанной незаконной деятельности.

– При наличии основании привлечь виновных к ответственности.


Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.




Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»


Консультант-эксперт

Общественной палаты

Свердловской области




МОД_МРС_ №520 Прокурору СО об отпечатках пальцев. Жалоба на ответ Бобиной. - 0001.jpg


МОД_МРС_ №520 Прокурору СО об отпечатках пальцев. Жалоба на ответ Бобиной. - 0002.jpg


avatar МРС.jpg

------------------------------------------------

Генеральному

Прокурору

Российской Федерации

Ю. Я. Чайке

125993, ГСП-3, Россия, Москва

ул. Б. Дмитровка, 15а.

Интернет - приемная:

http://genproc.gov.ru/contacts/ipriem/send/

Адрес: 620144, г. Екатеринбург,

ул. Куйбышева 55, оф. 404,

Телефон/факс: 8-343-379-44-65,

Е-mail: oodvrs@oodvrs.ru

ОКПО 88683389

ОГРН 1086600003379

ИНН 6671268416 / КПП 667101001

Исх. № 535

«09»июня 2016 г.

ЖАЛОБА

Уважаемый Юрий Яковлевич!

В Межрегиональное общественное движение в защиту прав родителей и детей «Межрегиональное родительское собрание» с просьбой о помощи обратились родители, обеспокоенные тем, что в настоящее время имеют место случаи организации системы допуска в образовательные организации с использованием оборудования, считывающего персональные данные по отпечатку пальцев. Кроме обращения родителей к нам, аналогичного содержания информация была распространена и средствами массовой информации (http://www.e1.ru/news/spool/news_id-429678.html). Родители просили нас инициировать проверку законности использования образовательными организациями подобного рода технологий, а также законность деятельности юридических лиц, производящих подобного рода оборудование, программное обеспечение осуществляющие сбор, обработку, хранение и использование персональных данных.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 24 Конституции Российской Федерации, статьёй 27 Федерального закона N 82-ФЗ «Об общественных объединениях», статьёй 3 Федерального закона от 21.07.2014 N 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» для осуществления уставных целей общественное объединение, имеет право: представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; осуществлять в полном объеме полномочия, предусмотренные законами Российской Федерации.

10 сентября 2015 года мы обратились в адрес прокурора Свердловской области с жалобой на неправомерные действия должностных лиц, руководящих системой образования, в которой указали следующие обстоятельства.

Вопросы, касающиеся работы со сбором и использованием дактилоскопической информации в настоящее время урегулированы Федерального закона от 25.07.1998 N 128-ФЗ "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации" (далее Закон).

В соответствии со ст.1 Закона, под государственной дактилоскопической регистрацией понимается деятельность, осуществляемая указанными в настоящем Федеральном законе органами исполнительной власти и федеральными государственными учреждениями по получению, учету, хранению, классификации и выдаче дактилоскопической информации, установлению или подтверждению личности человека. К дактилоскопической информации указанным законом отнесены биометрические персональные данные об особенностях строения папиллярных узоров пальцев и (или) ладоней рук человека, позволяющие установить его личность.

Иной формы дактилоскопической регистрации, кроме государственной, национальное законодательство не предусматривает, поэтому именно указанным законом регламентируются все вопросы, касающиеся работы с дактилоскопической информацией.

Перечень способов использования дактилоскопической информации является исчерпывающим и закреплён ст.6 Закона.

Согласно ст.10 Закона, правом на проведение добровольной дактилоскопической регистрации наделены только органы внутренних дел и территориальные органы федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, по месту жительства указанных граждан.

В силу ст. 14 Закона, право на использование дактилоскопической информации имеют суды, органы прокуратуры, органы предварительного следствия, органы дознания, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, органы уголовно-исполнительной системы, органы, осуществляющие производство по делам об административных правонарушениях, федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, и его территориальные органы. Данный перечень является исчерпывающим и сбор указанной информации иными лицами является незаконным.

Из имеющихся сведений можно сделать вывод, что ряд образовательных организаций на территории Свердловской области произвёл сбор дактилоскопической информации, и в настоящее время осуществляет её обработку, хранение и использование. Мы считаем указанные действия незаконными, поскольку они противоречат указанным выше положениям действующего законодательства.

Кроме этого, необходимо дать правовую оценку законности производства подобного оборудования и программного обеспечения, позволяющего производить обработку дактилоскопической информации.

При проведении доводов нашего обращения, просим Вас проверить и вопросы, связанные с закупкой данного оборудования образовательными организациями на предмет соблюдения законодательства о государственных закупках.

Немаловажным является и проведения проверки того обстоятельства, отбиралось ли добровольное согласие на обработку персональных данных у всех родителей детей, дактилоскопическая информация о которых в настоящее время хранится, обрабатывается и используется.

По мнению эксперта вице-президента Академии геополитических проблем Константина Сивкова, дети невольно могут быть втянуты в криминогенную обстановку, при приобретении базы отпечатков пальцев школьников преступным сообществом, что не составит труда: «…Обеспечить несанкционированный съем данных с этих паспортов дистанционно проблем не составляет. Это уже доказали английские эксперты, которые смогли такое проделать с паспортами чиновников МИД Великобритании. Имеющиеся 3D-принтеры позволяют эти отпечатки перевести на другие носители. То есть, условно, можно будет похитить отпечатки человека, оставить их в любом месте и обвинить в том, что он совершил какое-то преступление…» – http://www.gazeta.ru/social/2013/05/21/5331409.shtml.

22 сентября 2015 года наша жалоба была перенаправлена в прокуратуру Железнодорожного района г. Екатеринбурга.

16 октября 2015 года в наш адрес было направлено письмо из Железнодорожной прокуратуры г. Екатеринбурга, подписанное заместителем прокурора В.Ф. Курьяковым.

С указанным ответом и принятым решением мы не согласились, сочтя их незаконными и необоснованными, а проведённую проверку – неполной, в связи, с чем обжаловали указанный ответ в прокуратуру области. В жалобе мы обратили внимание на следующие обстоятельства.

Из обжалуемого ответа следует, что оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется, поскольку имеются сведения о том, что от родителей и школьников было получено согласие на обработку персональных данных, а закупка оборудования была проведена за счёт внебюджетных средств.

Из приведённого выше текста, который дублирует доводы нашей первичной жалобы, очевидно, что нами ставился вопрос о нарушении законодательства, регламентирующего вопросы сбора и обработки именно дактилоскопических данных (отпечатков пальцев). Вопросы, связанные с обработкой указанных персональных данных регламентируются помимо общих норм ФЗ «О персональных данных», специальным законодательством, а именно законом «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации».

Также и производство оборудования для сбора и обработки биометрических данных должно осуществляться при наличии специального разрешения. Но эти вопросы почему-то остались за рамками проведённой проверки, мотивированного ответа на указанные доводы мы так и не получили.

Мы продолжаем настаивать, что сбор и обработка дактилоскопической информации возможна только специальными субъектами, поименованными в соответствующем законе, к коим ни администрация школы, ни индивидуальный предприниматель Каплун М. В. (который осуществлял деятельность по монтажу и обслуживанию указанной системы) не относятся.

Несостоятельным является и вывод о том, что в связи с тем, что данная система хранит не отпечаток пальца, а его цифровой образ, то и нет никаких нарушений. Вполне очевидно, что любая методика получения дактилоскопической информации позволяет хранить не сам отпечаток, а его образ, и способ получения такого образа (традиционный или с применением современных технологий) на суть не влияет. Важным является то, что дактилоскопическая информация в той или иной форме собрана и обрабатывается.

Не получили никакого внятного освещения в ответе и наши доводы о том, что по нашему мнению имеются нарушения антимонопольного законодательства, поскольку указанное оборудование приобреталось для школ без конкурсных процедур, которые являются обязательными. Из ответа лишь следует, что в данной части анализ нашим доводам не дан, сведений о том, что информация направлена в антимонопольный орган, ответ также не содержит. Для того, чтобы разобраться с в этом вопросе необходимо учитывать следующие обстоятельства.

В соответствии со статьей 16 Федерального закона от 26.07.2006 №135-Ф3 «О защите конкуренции» запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами. Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

Действующим законодательством не регламентирован порядок организации доступа в образовательную организацию и привлечения соответствующих организаций. Не установлены как требования к таким организациям, так и критерии отбора. Требования, критерии и порядок проведения устанавливаются исходя из потребности заказчика.

Следует отметить, что со стороны органов власти договора на монтаж, пуско-наладку и обслуживание биометрической системы контроля доступа между администрацией города Екатеринбург и хозяйствующими субъектами не заключались.

Из имеющейся информации следует, что конкурсы по отбору организаций для сопровождения процедуры биометрического контроля доступа образовательными учреждениями не проводились, договоры по результатам конкурсных процедур не заключались, выбор организаций родителями, образовательными учреждениями не осуществлялся.

Вместе с тем, довод заместителя прокурора района о том, что проведение конкурсов при отборе соответствующих организаций для сопровождения системы доступа в образовательную организацию не является обязательным, подлежит отклонению в силу следующего.

В соответствии с п.2 части 6 статьи 28, п.8 частью 1 статьи 41 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-Ф3 «Об образовании в Российской Федерации» создание безопасных условий обучения возлагается на организации, осуществляющие образовательную деятельность.

Таким образом, муниципальные общеобразовательные учреждения обязаны организовывать обеспечение необходимого уровня безопасности в образовательной организации.

При этом законодательство не содержит четких требований об обязательности использования определенных форм организации охраны и допуска в образовательную организацию. Вместе с тем, отсутствуют требование к образовательным учреждениям об обязательном внедрении биометрической системы контроля доступа.

С учетом изложенного, мы приходим к выводу, что образовательные организации г. Екатеринбурга вышли за рамки предоставленных Федеральным законом от 29.12.2012 № 273-ФЭ «Об образовании в Российской Федерации» полномочий, приняв решение без мнения родителей (законных представителей) о внедрении биометрической системы контроля доступа. Ещё раз необходимо уточнить, что родители были лишь проинформированы о том, что указанная система уже установлена и согласие дали не на её установку, а на сбор персональных данных.

Процедура предоставления организации права обслуживания биометрической системы контроля доступа законодательством не урегулирована. Вместе с тем, на рынке услуг по сопровождению системы действует не единственная участник – индивидуальный предприниматель Каплун М.В.

Не проведение конкурсного отбора исключает конкуренцию между организациями, способными оказывать аналогичные услуги, и выбор такой организации образовательными учреждениями и родителями школьников должен был осуществляться на конкурсной основе.

Члены родительской общественности должны были быть ознакомлены с содержанием заявок участников. После проведения классных родительских собраний, заседаний общешкольного совета, с учетом мнения родителей по классам, должны были принимать решения о выборе конкретной организации из числа претендентов. Члены родительской общественности согласие от имени родителей учащихся администрации школы на заключение контрактов на поставку соответствующего оборудования по результатам конкурсного отбора не давали.

Установлено, что перечень организаций, способных осуществлять сопровождение биометрической системы контроля доступа, администрацией г. Екатеринбурга и образовательными учреждениями не доводились, образовательные учреждения самостоятельно, в нарушение закона и в отсутствии решения родителей учащихся, заключили договоры на монтаж, пуско-наладку и обслуживание биометрической системы контроля доступа.

При таких обстоятельствах, когда право на монтаж и обслуживание системы доступа предоставляется одной организации, данное право подлежит выставлению на торги. Такой способ отвечает принципу сочетания интересов родителей, образовательных учреждений, а также позволяет обеспечить публичность, открытость и прозрачность процедуры и главное снижение общей итоговой договорной стоимости контракта.

Организация, поставляющая технологию биометрического контроля доступа и обеспечивающая сопровождение данной системы должна быть выбрана образовательными учреждениями по результатам конкурса, с учетом мнения родителей. В данном случае нельзя исключить наличие коррупционной составляющей, т.к. возможно имело место влияние со стороны администрации города Екатеринбурга на выбор школами и родителями поставщика данной системы и оборудования.

Под государственными или муниципальными преференциями в силу пункта 20 статьи 4 Закона о защите конкуренции понимается предоставление федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями отдельным хозяйствующим субъектам преимущества, которое обеспечивает им более выгодные условия деятельности, путем передачи государственного или муниципального имущества, иных объектов гражданских прав либо путем предоставления имущественных льгот.

Преференции могут быть предоставлены исключительно в целях, поименованных в части 1 статьи 19 Закона о защите конкуренции, с предварительного согласия в письменной форме антимонопольного органа (за исключением случаев, перечисленных в части 3 статьи 19 Закона о защите конкуренции), с соблюдением процедуры, регламентированной статьей 20 Закона о защите конкуренции.

Применительно к доказыванию факта предоставления индивидуальному предпринимателю муниципальной преференции с учетом положений пункта 20 статьи 4 Закона о защите конкуренции юридически значимым является представление антимонопольным органом доказательств, подтверждающих, что отдельному хозяйствующему субъекту были предоставлены преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности.

В нарушение антимонопольного законодательства конкурсы по отбору организации для монтажа, пуско-наладки и обслуживания биометрической системы контроля доступа администрацией города Екатеринбург, образовательными учреждениями не проводились.

При принятии решения не учитывалось мнение родителей, у которых отсутствовало право выбора поставщика оборудования и организации, осуществляющей внедрение и сопровождение данной системы, что указывает на нарушение пункта 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

С учетом изложенного, индивидуальному предпринимателю Каплуну М. В. действиями Администрации г. Екатеринбург предоставлены преимущества, которые обеспечивают ему более выгодные условия деятельности на рынке услуг по внедрению и сопровождению биометрической системы контроля доступа.

Администрацией г. Екатеринбург и образовательными учреждениями по закупке оборудования у индивидуального предпринимателя Каплун М. В. нескольких комплектов для разных школ без проведения конкурсных процедур допущено нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, которое предоставляет преимущественные условия деятельности указанному субъекту предпринимательской деятельности.

Таким образом, очевидно, что в действиях администрации г. Екатеринбург, выразившимися в предоставлении преимущественных условий деятельности индивидуальному предпринимателю Каплуну М. В. на рынке услуг по внедрению и сопровождению системы биометрического доступа, допущено нарушение части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции.

Как уже указывалось выше ни федеральным, ни региональный, ни муниципальным законодательством не установлено обязательное требование закупки оборудования индивидуального предпринимателя Каплун М. В. Вместе с тем, общая сумма закупки терминалов может составить: 174 436 рублей х 2 школы (СОШ №76 и гимназия №155) = 348 872 рублей, что может свидетельствовать о необоснованном дроблении администрацией г. Екатеринбурга муниципального заказа.

В соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 93 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее - Федеральный закон от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ) закупка у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) может осуществляться заказчиком в случаях осуществления закупки товара, работы или услуги на сумму, не превышающую ста тысяч рублей. Таким образом, дробление заказа, а также включение в Положение о закупке Гимназии №155 указания на то, что без проведения конкурсных процедур осуществляется закупка на сумму, не превышающую 800 000 рублей, свидетельствует о преднамеренном желании обойти установленные законом ограничения.

С учетом изложенного, мы приходим к выводу, что в нарушение пункта 4 части 1 статьи 93 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ, администрация г. Екатеринбурга путем дробления муниципального заказа и распределения средств между образовательными учреждениями, а также администрации образовательных организаций, допустивших включение в Положения о закупках норм, противоречащих действующему законодательству, осуществили закупки биометрических систем контроля доступа в обход публичных торгов.

29 декабря 2015 года по электронной почте в наш адрес был направлен ответ прокурора города Екатеринбурга С.В. Кузнецовой.

Признав указанный ответ неполным, необоснованным и незаконным, 19 января 2016 года мы вновь обратились с жалобой на имя прокурора области, в которой просили согласиться с нашей позицией и привели следующие доводы.

Как видно из ответа, прокурором подтверждается факт установки оборудования, считывающего отпечатки пальцев, в двух образовательных учреждениях МАОУ гимназия №155 и МАОУ СОШ №76. Также из ответа следует, что выявлены нарушения в МАОУ гимназия №155, однако относительно МАОУ СОШ №76 в ответе ничего не говориться(!).

Следовательно, либо проверка была проведена не в полном ответе, либо ответ не является полным. Указанные нарушения подлежат устранению при новом рассмотрении нашей жалобы.

Далее прокурором города указывается, что сфера правоотношений, о которой идёт речь в нашем обращении, к законодательству о государственной дактилоскопической регистрации граждан не применима. Мотивов, на основании которых прокурор пришел к такому выводу, ответ не содержит, поэтому в данной части ответ не может быть признан обоснованным, а значит, и законным.

Значительную часть нашей жалобы составляли доводы о том, что при принятии решения об установке оборудования, о выборе поставщика, монтаже и обслуживании данного оборудования, было нарушено законодательства о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

В нашем обращении были подробно со ссылками на нормативные акты приведены аргументы, на основании которых основывается вывод о наличии возможных нарушений. Указанные доводы были прокурором полностью проигнорированы, сведения о их рассмотрении или направлении соответствующей информации в антимонопольный орган в ответе отсутствуют. У нас складывается ощущение, что прокуратуру вообще не интересует вопрос использования бюджетных средств, а также соблюдение закона чиновниками и правомерность в данной части их действий.

24 февраля 2016 года в наш адрес был направлен ответ № Отв-21-4-1391-16/8, подписанный начальником отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних Р. В. Бобиной. Ряд доводов был рассмотрен более тщательно, нежели ранее, но в полноте указанное решение не может быть признано законным и обоснованным, поскольку содержит существенные противоречия, а выводы не совсем согласуются с нормами действующего законодательства.

В ответе начальника отдела присутствует ссылка на разъяснения схожего вопроса Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций от 02.09.2013 г, с приведением цитаты из данного разъяснения. В частности, сотрудником прокуратуры указывается, что обработка дактилоскопической информации в системе биометрической идентификации осуществляется путем преобразования изображения папиллярных узоров на промежуточной поверхности в цифровую форму и размещения полученных данных в базе данных в виде информационного шаблона. Информация, содержащаяся в шаблоне, относится к биометрическим персональным данным, обработка которых осуществляется в соответствии с требованиями Федеральных законов от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации граждан в Российской Федерации».

Таким образом, Роскомнадзор прямо указывает, что когда речь идёт об обработке дактилоскопической информации, необходимо руководствоваться, в том числе и Федеральным законом от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации граждан в Российской Федерации». Однако, начальник отдела прокуратуры, вопреки указанным разъяснениям, указывает, что нарушений законодательства о государственной дактилоскопической регистрации не выявлено. Но ведь, ни один из указанных в жалобе субъектов нормами данного законодательства вообще не руководствовался, хотя был обязан.(!)

Далее хотелось бы отметить, что в жалобе содержался довод о том, что производство оборудования для сбора и обработки биометрических данных должно осуществляться при наличии специального разрешения(!). Никакого суждения по данному вопросу в ответе начальника отдела Р. В. Бобиной не содержится. Также в ответе отсутствует анализ нашего довода о том, что в соответствии со ст. 14 Федерального закона от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации граждан в Российской Федерации», право на использование и получение дактилоскопической информации имеет ограниченный и закрытый перечень субъектов, и даже, несмотря на наличие информированного добровольного согласия на обработку персональных данных, ни ИП, ни школа не имеют права на сбор, обработку и использование соответствующих биометрических данных.

12 мая 2016 года в наш адрес был направлен ответ заместителя прокурора области В.А.Чукреева. Указанный ответ свидетельствует о том, что доводы, изложенные в жалобе, в полной мере проверены не были. В ответе опять лишь указывается, что закон от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации граждан в Российской Федерации» в данном случае не применим, при этом никакого обоснования данного вывода не приводится, хотя в жалобе мы указывали, что Роскомнадзор прямо указывает, что когда речь идёт об обработке дактилоскопической информации, необходимо руководствоваться, в том числе и Федеральным законом от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации граждан в Российской Федерации». Также фактически остался без разрешения наш довод о том, что производство указанных систем контроля доступа возможно лишь при наличии специального разрешения.

Самым главным, на что мы хотели обратить внимание, является то, что в данном случае самым грубым образом нарушаются права родителей и детей. В ранее полученных ответах постоянно указывается, что был выявлен ряд нарушений, связанных с получением письменных согласий на обработку персональных данных. Отрадно отметить, что указанные нарушения были выявлены. Но абсолютно проигнорирована наша озабоченность тем, что согласия родителей и детей на приобретение и установку подобного оборудования испрошено не было. Указанное обстоятельство подтверждает, что установка этих систем была навязана родителям, а когда уже деньги на приобретение и установку были потрачены, то им ничего не оставалось делать, как только вынуждено дать согласие на обработку персональных данных.

Принимая во внимание, вышеизложенное и руководствуясь ст.ст.10, 21 ФЗ «О прокуратуре РФ»,

ПРОШУ:

– Признать ответ начальника отдела прокуратуры области незаконным и необоснованным, а проведённую проверку – неполной.

– Провести проверку по изложенным в данном обращении обстоятельствам и применить меры прокурорского реагирования, направленные на прекращение указанной незаконной деятельности.

– При наличии основании привлечь виновных к ответственности.

Прошу направить мотивированный ответ в установленные законом сроки.

ПРИЛОЖЕНИЕ: ответ заместителя прокурора области от 12.05.2016г.

Председатель

Центрального Совета

Межрегионального общественного движения

в защиту прав родителей и детей

«Межрегиональное родительское собрание»

Консультант-эксперт

Общественной палаты

Свердловской области

ПодписьГ.jpg

Г. С. Авдюшин




МОД_МРС_ №535 ОТВЕТ 1. ГП РФ об отпечатках пальцев. Жалоба на ответ облпрокуратуры.doc.jpg


МОД_МРС_ №535 ОТВЕТ 2. ГП РФ об отпечатках пальцев. Жалоба на ответ облпрокуратуры. - 0001.jpg


МОД_МРС_ №535 ОТВЕТ 2. ГП РФ об отпечатках пальцев. Жалоба на ответ облпрокуратуры. - 0002.jpg








 

Возврат к списку


#WORK_AREA#