Ученый Владимир Ефимов за несколько десятилетий раскопал и описал отдельный вид морских динозавров, собрал богатую коллекцию скелетов, создал и был руководителем палеонтологического музея в поселке Ундоры Ульяновской области. Однако региональный Минкульт не стал продлевать контракт с палеонтологом. Ефимов с чиновниками не согласился. Конфликт ставит под угрозу само существование уникального музея.

От Ульяновска до Ундор на маршрутке ехать полчаса. Все пассажиры с друг другом знакомы, обмениваются последними новостями, например, ценами на сахар — в Ундорах живет всего три с половиной тысячи человек. Поселок известен курортом, минеральной водой и динозаврами. На небольшой территории была найдена самая большая в России коллекция вымерших морских рептилий. Почти всех их нашел и собрал в одном музее кандидат геолого-минералогических наук Владимир Ефимов.

С Ефимовым мы встретились в небольшом, одноэтажном здании Ундоровского палеонтологического музея. Ученый его создал больше тридцати лет назад, руководил все эти годы, но сегодня он здесь гость. Стекла, за которыми хранятся экспонаты, опечатаны после недавнего визита полиции. Ее вызвали, когда ученый стал вывозить из своего бывшего музея собственную коллекцию.

22-1.jpg

Владимир Ефимов. Фото: Артем Горбунов

Владимир Михайлович напоминает былинного богатыря, хотя ему уже идет седьмой десяток. Загорелое лицо обрамляют седые, но густые волосы, крепкие руки все время нашей беседы лежат на столе.

— Палеонтологией я начал заниматься с детских лет, — рассказывает ученый. — В моем классе был ученик, который вместе с отцом-рыбаком ходил на правый берег Волги, и они здесь находили всякие ископаемые. Мне он об этом рассказал, и появилась мечта побывать в Ундорах. Закончил Саратовский университет, написал кандидатскую, я начал работать здесь гидрогеологом и здесь начал осуществлять свою мечту — заниматься палеонтологией. Мои руководитель направил меня сюда с целью собрать кости и описать, насколько местная фауна отличается от западноевропейской. Во время замеров, я собирал останки ихтиозавров, накапливал их в подвалах санатория имени Ленина. За 12 лет я набрал много материала, и что бы он не пропал для науки, его нужно было как-то систематизировать. Я взял отдельные фотографии костей, поехал в палеонтологический институт академии наук СССР и сказал: «Ребята, материала много — давайте работать». Мне ответили, что специалистов в России нет, и, если я хочу, то могу заниматься этим сам. Я начал систематизировать останки, сравнивать с зарубежными аналогами. Оказалось, что наши ихтиозавры сильно отличаются. Настолько сильно, что пришлось создать новое семейство, которое я назвал Ундорозавры. Когда моя статья в 1997 — 1999 годах вышла, зарубежные коллеги не сразу приняли этот материал. Шума было много, но в последние годы эти систематические единицы признаны.

В 1981 году, когда Ефимов собрал богатую коллекцию останков динозавров, вымерших беспозвоночных, древних орудий труда и других археологических находок, он решил создать музей при школе. Потом музей стал филиалом Ульяновского краеведческого музея, а несколько лет назад получил статус самостоятельного юридического лица и напрямую стал подчиняться региональному Министерству искусств и культурной политики.

22-2.jpg

Ундоровский палеонтологический музей. Фото: Артем Горбунов

— Во время работы мы пытались как можно меньше просить у государства. Сами старались зарабатывать, и направлять эти деньги на научные изыскания и раскопки, чтобы нормально зарабатывать, я как раз и занялся поделочным камнем симбирцитом, — рассказывает Ефимов. — Я не просто дал ему название, но и провел технологические испытания. Получил патент на изобретение, создал производство по симбирциту. Потом из него выросли частные компании«.

Симбирцит — разновидность оникса, который встречается возле Ульяновска, и назван так в честь старого названия города Симбирск. В городе желтому камню установлен даже памятник. Сувениры из симбирцита считаются обязательным городским сувениром, а изделия из него дарят важным гостям.

Стар и не моден

По словам Ефимова деньги, которые зарабатывал музей шли не на его развитие, а на оплату коммунальных услуг, хотя они в идеале должны были покрываться госсредствами. «С 2015 года нас полностью лишали заработка, лишь в 2014 году мы смогли провести какие-то работы. Хотя за четыре последних года наша выручка увеличилась с 70 тысяч до 270 тысяч в год. Деньги исчезали. У меня и сотрудников это вызывало определенные вопросы — эти вопросы я писал неоднократно в докладных», — жалуется бывший директор музея. Он рассказал, что после того, как он начал задавать неудобные вопросы, его зарплата начала снижаться, поскольку ее стимулирующую часть, контролирует Минкульт.

— Прошлая министр Ившина хотела меня уволить, но поднялась общественность и музей удалось отстоять. Тогда я губернатору написал, что если музей не нужен, я не нужен, то тогда это все надо закрыть. Так и произошло, — переходит к самой неприятной новости палеонтолог. — Две недели назад закончился мой контракт. Без объяснения причин я был уволен. Перед этим губернатор Ульяновской области Морозов был здесь, мы говорили о перспективе развития музея, о строительстве нового здания, что надо создать геопарк «Ундория», который должен поднять статус области. Решение об увольнении я бы назвал хамским. Меня просто вышвырнули на улицу. Основная масса экспонатов, которая здесь демонстрировалась, принадлежала мне еще во времена моей кандидатской. Это не понравилось Министерству культуры. Они хотели изъять все, что у меня есть. Поэтому сюда прислали следственную группу и директора областного Художественного музея товарища Жданова, который здесь гарцевал, пока я в Ульяновске беседовал с министром. Они изъяли у нас акты и книги регистрации образцов. Музей не работает, сотрудники в трансе, а ведь он приносил прибыль и пользу для области. Я уволен — Жданов забрал мою печать. Что делать сотрудникам, никто не знает.

Министерство искусств и культурной политики Ульяновской области объяснило Открытой России, что контракт с Ефимовым не продлили потому что в музее были зафиксированы нарушения в финансовой сфере и при учете экспонатов.

22-3.jpg

Владимир Ефимов. Фото: Артем Горбунов

«При проведенной в 2016 году по инициативе регионального Совета музеев проверке наличия и сохранности музейных предметов были выявлены ряд существенных нарушений в финансово-хозяйственной деятельности учреждения, а также в ведении учета экспонатов, условиях их хранения и т.д. В связи с тем, что нарушения так и не были устранены руководством музея, было принято решение не заключать трудовой договор с директором на новый срок», — ответили в министерстве.

Чиновники отметили, что относятся к Ефимову с большим уважением, при этом намекнули, что для дальнейшего развития музея он уже слишком стар:

«Он, действительно, внес ощутимый вклад в развитие темы палеонтологии на территории Ульяновской области, его открытия знают и за пределами нашего региона. Мы с почтением и пониманием относимся и к тому, что и в свои 64 года он продолжает вести эту тему, болеет за нее душой. Между тем, в данный момент стоит вопрос дальнейшего масштабного развития Ундоровского палеонтологического музея. Современные реалии и задачи, которые ставит перед нами государство, требуют того, чтобы музеи предоставляли своим посетителям новые форматы выставочной, экскурсионной, творческой составляющей», — прокомментировали в Министерстве.

— Полиция вывезла акты сдачи и книги, которые касаются основного фонда. Я смутно себе представляю, что там можно найти криминального. Я сам находил, передавал и хранил. Даже если какие-то названия не совпадают, просто перепутаны потому что было много хранителей. Вот сейчас третью неделю думают, чтобы такого там найти. Чтобы привлечь меня к административному или уголовному наказанию, — рассказал Ефимов.

22-4.jpg

Ундоровский палеонтологический музей. Фото: Артем Горбунов

Ценность коллекции, собранной палеонтологом Ефимовым, в том, что она эталон для описания нескольких видов морских динозавров. Один только ихтиозавр длиной пять метров и занимает целую комнату. Сейчас Ефимов рассматривает возможность передать коллекцию в другие музеи России.

— Я рассчитывал, что музей области нужен. Я хотел, чтобы моя коллекция нашла здесь достойное место. Но я не вижу стремления создать музей. Я писал и губернатору, что готов передать коллекцию при условии создания нормальных условий для хранения и обработки. Результата — ноль.

Для того, чтобы сохранить и позаботится о своей коллекции, я вынужден сейчас принять предложения других музеев (Казань, Самара, Москва) о передаче голотипов. Единственное, меня пока сдерживает то, что необходимо дальнейшая обработка этой коллекции. Вопрос о том, кто будет этим заниматься, нуждается в проработке. Были предложения из Казани принять меня на работу в качестве научного сотрудника.

Все права на коллекцию, как уверяет Ефимов, у него есть.

«Коллекция была собрана до того, как я создал палеонтологический заказник. У меня есть все акты. Ежегодно мы находили два-три скелета, сообщали в областной краеведческий музей. Они должны были выехать на место, посмотреть, как это можно извлечь, но я не помню ни одного случая, чтобы это произошло», — рассказывает Ефимов.

Музей не нужен — нужен симбирцит

Сам Ефимов считает, что конфликт между ним и Министерством возник не из-за музея, а из-за лицензии на добычу симбирцита.

— Я считаю, это основным. У меня была информация, что Жданов открыл магазин симбирцита, он скупает продукцию у нелегальных производителей. Он мечтает о монопольной добыче аммонитов, поскольку это приносит хорошую прибыль. Но если раньше у него на пути стоял Андрей Натариус (бывший глава региональной ремесленной палаты, осужден за мошенничество на 3,5 года колонии), то сейчас на этом пути стоит Ундоровский музей с Ефимовым.

Пока музей простаивает без работы, часть сотрудников уволилась. Почти все экспонаты, которые представляют научный интерес Ефимов вывез. Остались лишь один плеозавр, птеродактиль, модель ихтиозавра, археологические находки, которые рассказывают о прошлом Ундор.

Основатель Ундоровского палеонтологического музея уже не верит, что конфликт получиться решить. «Надежда какая-то есть, но я сам ни во что уже не верю. Патриотизм, который у меня был, действиями нашего министерства культуры сведен к нулю», — сокрушается Владимир Ефимов.

Между тем Министерство искусств и культурной политики Ульяновской области объявило конкурс на место нового директора музея. В министерстве рассказали, что в музее планируется ремонт, который продлится до декабря, после чего Ундоровский палеонтологический должен опять открыть свои двери.